Шанс на жизнь


«Кем ты хочешь стать?» Кто из нас – родителей – не задавал этот вопрос сыну или дочке. Мы наблюдаем за увлечениями наших детей, поощряем то, что кажется верным, отговариваем от того, что видится опасным. Ходим в спортивные секции, музыкальные школы, изучаем языки, заводим животных – делаем все, что возможно, лишь бы наш родной человек мог реализоваться, найти себя в этой жизни. А как быть детям-сиротам? Есть ли кто-то рядом с ними, кто способен задать этот вопрос – «кем ты хочешь стать»? Есть ли у сирот возможность расти в том направлении, о котором мечтают? Попробуем разобраться в этом вопросе.

Программы адаптации

Государство – не тот отец и не та мать, о которых можно мечтать. Но у сирот нет выбора. До той поры, пока сироту не примут в свою семью приемные родители, именно государство – источник и знаний, и отдыха, и увлечений для каждого, кто воспитывается в детских домах. И здесь тот самый случай, когда забота становится источником проблем. Представьте себе ребенка, который с младенчества и до самых зрелых лет находится под присмотром воспитателя. И у воспитателя он такой не один. Детей одевают, готовят для них еду, заботятся от них от и до. Но в результате даже элементарным навыкам жизни сироте негде научиться. Мальчишка ни разу не видел, как можно поменять кран, как оплачивать коммунальные услуги. Девочка не знает, как купить продукты, выбрать в магазине платье. Но даже эти проблемы — не самые серьезные. Трудовым навыкам можно научить — любой педагог или волонтер справится с этим, было бы время, терпение и желание помочь. Намного труднее сделать так, чтобы выпускники детских домов смогли без страха выйти на встречу с внешним миром. Преодоление психологических барьеров в общении, программы, нацеленные на то, чтобы дети-сироты стали не просто «умелыми», но самостоятельными и уверенными в себе – вот главные шаги к адаптации в обществе.

Художественный центр Дети Марии. Наши суши - самые длинные.JPG

Художественный центр Дети Марии. Наши суши - самые длинные.JPG

По статистике, в сиротских учреждениях больше 80% детей к двенадцати годам отстают в образовании на два года или больше. Каждый год тысячи подростков из детских домов выходят в мир, и у подавляющего большинства из них нет никаких шансов найти работу. 10% исчезают в первый же год после выхода из детского дома. Свыше 40% – совершают преступления. 40% – становятся наркоманами. 10% – совершают самоубийство… И только небольшой процент выпускников поступают в вузы и становятся полноценными членами общества. И причина такого неуспеха выпускников детдомов не только в несовершенстве образовательной системы, а в том, что у таких детей нет семьи – опоры, верного тыла, людей, которые всегда поддержат его – даже если он ошибся, оступился. Источник психологических проблем и неуспеха в учебе – в недостатке любви и заботы. А ведь для тех, кто лишен родителей, образование и профессия – часто единственная возможность реализоваться в жизни. Если выпускник детского дома не находит дело, которое ему интересно и благодаря которому у него появляется шанс встать на ноги, он автоматически попадает в группу риска. Профессиональные НКО как раз и работают над тем, чтобы воспитанники и выпускники детских домов не пополняли страшные проценты «не сумевших вписаться в общество».

Профессиональные НКО – детям-сиротам

В настоящее время в России действует масса программ, разработанных благотворительными фондами. Одна из первых некоммерческих организаций, предоставляющих образовательные программы для детей-сирот в России — это Фонд ROOF (Russian Orphan Opportunity Fund). Этот фонд пришел в нашу страну из Великобритании в 1997 году. Он предоставляет качественные образовательные программы воспитанникам и выпускникам детских домов.

«Наша цель – дать возможность и помочь каждому ребенку или молодому человеку учиться и развиваться как личности, преодолевая негативные последствия детдомовского прошлого. Мы помогаем ребятам в полной мере раскрыть свои способности и таланты, чтобы они в конечном счете могли стать самими собой», – рассказывают работники фонда.

Дети Марии. Если бы мы были индейцами, братан.JPG

Дети Марии. Если бы мы были индейцами, братан.JPG

При фонде существует Постинтернатный образовательный центр, который дает выпускникам детских домов бесплатное и качественное обучение (и академическое, и в области жизненных навыков), то есть именно то, в чем им отказано. Попутно центр оказывает детям и подросткам психологическую и эмоциональную поддержку – то, без чего профессиональное обучение не может состояться. В Центре дети получают неполное и полное среднее образование, его выпускники поступают в престижные вузы. Некоторым студентам, пришедшим сюда из психоневрологических интернатов, впоследствии снимают диагноз «олигофрения», что дает им возможность нормально работать и получить государственную квартиру.

Один из интересных проектов фонда — Абилитационный центр, который ROOF создал при психоневрологическом детском доме в деревне Бельское Устье, что рядом с городом Порховым Псковской области. В российских психоневрологических детских домах дети, по сути, не получают никакого образования, несмотря на то, что многие из них были «выкинуты» из нормальных детских домов совсем не из-за недостатка интеллекта, а из-за проблем с поведением, которые никак не связаны с их способностями к обучению. В результате, большое количество детей, вырастая, оказывается совершенно неспособным и неготовым элементарно позаботиться о себе. По достижении 18 лет подростков либо переводят в клиники для психохроников, либо в дома престарелых, где их в лучшем случае ждет многолетнее прозябание, а в худшем — скорая и мучительная смерть… Именно для таких подростков ROOF открыл Абилитационный центр, в котором детям дают образование, учат самостоятельности, помогают преодолеть психологические проблемы в общении.

Дети Марии. Мастер класс домик.JPG

Дети Марии. Мастер класс домик.JPG

Хорошо известен качественной работой художественный центр «Дети Марии», ключевая идея которого – реабилитация детей-сирот через творчество. Координатор проектов волонтер Полина Проскурина-Янович рассказывает о том, что каждый день к ним приезжают дети и занимаются лепкой, музыкой, рисованием – «воспитатели видят положительные перемены в детях, используют наши программы и в качестве терапии, стараясь вовлечь в них и тех воспитанников, которые по каким-то причинам замкнуты, пережили стрессовые ситуации». Активисты проекта совершают и выездные мероприятия. Среди волонтеров есть и повзрослевшие бывшие воспитанники детских домов, которые ранее посещали программы художественного центра.

Существуют попытки комплексного решения вопросов социальной адаптации детей. Организуются игры, в рамках которых детей учат обращаться с деньгами, оплачивать коммунальные услуги, планировать свой бюджет. В  столичном районе Марфино долгое время действовал детский клуб «Город надежды», организованный благотворительным фондом «Надежда по всему миру». Этот клуб был специально создан для детей из районных интернатов, а также для детей из многодетных семей, живущих в соседних домах. Там ребят обучали компьютерной грамотности, моделированию одежды, учили, как сделать ремонт в своей квартире. Максим Сергеев, в прошлом – заведующий отделением помощи семье и детям района Марфино, руководитель программы «Семейный центр», считает, что проект был одним из лучших. Однако он замечает: «Образ жизни учит их сильнее любых программ. Пока дети живут по двадцать человек в одной комнате, пока они питаются в столовой и им не дают возможности адаптироваться к взрослой жизни – все усилия могут оказаться напрасными».

Художественный центр Дети Марии.JPG

Художественный центр Дети Марии.JPG

Это мнение разделяет и Ирина Рязанова, исполнительный директор фонда «Большая перемена»: «Самым лучшим адаптатором является жизнь. Когда дети оторваны от нее – все программы социальной адаптации – бесполезная трата денег и сил». «Большая перемена» – это образовательный проект, созданный для того, чтобы помочь выпускникам детских домов поступить в колледжи и вузы, а также выбрать профессию. Студентам проекта — от 17 до 30 лет. Они приходят на занятия вечером, после работы, и вновь садятся за парты, чтобы повторить то, что забыто, а зачастую просто заново освоить программу средней школы, подготовиться к поступлению в колледж или вуз. Учебный процесс для каждого нового студента начинается с определения его личных целей и уровня образования. Студенты вместе с преподавателями решают, какая дополнительная поддержка (индивидуальные занятия, специальная литература, особенности в расписании, форма обучения и прочее) нужна каждому студенту. На основе этих индивидуальных учебных планов составляется общий учебный план и расписание занятий. «Большая перемена» работает и с выпускниками обычных детских домов, и с выпускниками психоневрологических интернатов. По словам руководителя фонда Ирины Рязановой, главная задача педагогов «Большой перемены» — создать такую образовательную среду, в которой их подопечные смогли бы проявить качества личности, необходимые для достойной самостоятельной жизни: осознанность, ответственность, самостоятельный выбор, уважение. И не столь важно – поступили ли потом ребята в вузы, в колледжи или же просто получили аттестат о среднем образовании и нашли работу. Главное — это серьезные перемены в жизни подопечных фонда.

Благотворительный фонд «Корчаковский центр», названный в честь польского педагога и писателя Януша Корчака и работающий в Санкт-Петербурге с 1993 года, тоже помогает выпускникам детских домов устроиться в жизни. Попасть в Корчаковский центр можно тремя путями. Во-первых, это принцип сарафанного радио, по рассказам выпускников. Во-вторых – по направлению из государственных учреждений, и, в-третьих, через государственные

Художественный центр Дети Марии. Лепим из глины.jpg

Художественный центр Дети Марии. Лепим из глины.jpg

центры помощи семьям. «Мы делаем оценку случая. У нас разработаны свои выверенные критерии. После этого наш консилиум принимает решение, какие задачи в первую очередь должны решаться прямо сейчас, какие задачи отдаленные – то есть строится план помощи», – рассказывает директор центра Гания Замалдинова.

Все услуги Корчаковского центра предоставляются бесплатно. «Мы, написав проект, получаем субсидии. Последний проект, который мы получили от Общественной палаты, направили как раз на опекунские и приемные семьи. Благотворительность в настоящее время сильно зависит от возможностей доноров. Вся наша деятельность построена по принципу – нашли мы деньги на проект или нет. Сейчас искать средства стало намного сложнее: по нам сильно ударил кризис», – рассказывает директор петербургского центра.

Кроме программ собственно для воспитанников и выпускников детдомов, Корчаковский центр проводит обучающие семинары для специалистов. Семинар «Я сам строю свою жизнь», к примеру, адресован психологам сиротских учреждений. А на семинаре «Дочки-матери» сотрудников детских домов обучают ситуационно-интерактивной игре, которая в ненавязчивой форме прививает детям правильные семейные установки.

Как частная инициатива меняет систему

Социальная сфера – один и тех видов деятельности, где государство работает вместе с частной инициативой и позитивных примеров работы более чем достаточно. Причем частная инициатива не ограничивается системной помощью, которую оказывают профессиональные НКО. К примеру, волонтерские организации уверенно работают не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в других городах, активнее охватывая нуждающихся в поддержке детей.

Часть учреждений для детей-сирот используют гостевой режим как один из способов преодоления невольной изоляции сирот от реальной жизни. Добровольцы приходят в гости к детям, общаются с ними, играют, рассказывают о жизни. Если репутация у волонтера хорошая, администрация социального учреждения может отпускать с ним детей (приходящие волонтеры пишут специальное заявление). Можно сходить в кино, погулять по городу, пригласить детей в гости.

Елена – мама троих детей – на протяжении долгого времени вместе с мужем на выходных принимала у себя в гостях воспитанников одного из детских домов Москвы. Познакомились они с ребятами, когда тем еще было по десять лет. Теперь дети выросли, получили квартиры и живут самостоятельно. Елена рассказывает: «Дети из детских домов плохо приспособлены к реальной жизни. Они получают квартиры и тут же съезжаются  вместе, а другие квартиры сдают. И так живут годами». Для детей знакомство с взрослыми волонтерами – одна из немногих возможностей изменить жизнь и вырваться из замкнутого круга социального неблагополучия.

Меняется отношение к проблеме и у благотворителей. Татьяна Задирако, исполнительный директор фонда «Юнайтед Уэй в России»,отмечает позитивные тенденции: «Представители бизнеса за последние годы изменили свою стратегию, если раньше они только собирали вещи, то теперь финансируют долгосрочные проекты. В том числе и проекты социальной адаптации детей-сирот».

Социальная сфера становится более цивилизованной. От помощи в стиле «давайте соберем мешок игрушек» переходят к другим вариантам. Появляются волонтерские организации, объединяющие множество людей, готовых жертвовать своим временем. Появляются благотворительные фонды, которые финансируют волонтерские программы, помогают их организовывать. Это дает надежду на то, что в России со временем появятся масштабные проекты для детей-сирот, охватывающие все детские дома страны.

И все же слабое звено – мир, который встретит сироту за порогом детского дома. Программы обучения имеют смысл, если выпускника будет ждать работодатель. Некоторые работодатели сделают шаг навстречу сами, просто из чувства социальной ответственности. Любой, кто хотя бы день провел в детском доме в качестве волонтера, вряд ли откажется хоть как-то помочь и выпускнику. Однако необходимы и шаги со стороны государства. Оно должно создать такие условия для работодателей, когда брать выпускников детских домов было бы для них выгодно (хотя бы и с точки зрения налогов) и престижно.

И все же пока успех фондов и отдельных энтузиастов  – счастливое исключение из правил. Наверное, нет смысла строить утопии и надеяться, что благодаря стараниям хороших людей и отличных профессионалов всех российских сирот рано или поздно усыновят. Надо работать – в реальных условиях, с реальными детьми, у которых в данный момент нет и, возможно, уже не будет родителей. Только в тесном сотрудничестве общество и государство могут сделать так, чтобы каждый, кто выходит из детского дома, был максимально подготовлен к великому и интересному путешествию – жизни среди людей.

  1. Андрей

    «И все же слабое звено – мир, который встретит сироту за порогом детского дома» — за что же вы так с целым миром-то, в слабые звенья его? :)

    Не разумнее ли адаптировать программы обучения к миру, чем мир к программам обучения? :)

Leave a Reply