Так далеко, так близко


Вопросы развития местной филантропии неизбежно встраиваются в картину международную. Нас интересуют основные тенденции, яркие идеи и новые прорывы, ключевые слова, что витают в воздухе, чтобы понимать, чем дышит, куда движется и действительно ли развивается профессиональное филантропическое сообщество со своими лучшими практиками и героями, а также становится ли мир лучше. Именно с таким настроением подбирался дайджест ряда значимых международных событий. В том же русле — отрывок из интервью с руководителем одного из ведущих фондов мира, фонда Рокфеллера. В разных сюжетах повторяются одни и те же ключевые слова, они же звучат и российском филантропическом дискурсе. Они же нас объединяют с западным сообществом.

Конгресс европейских фондов

Представительство на ежегодной встрече фондов, организуемой Европейским центром фондов (www.efc.be), уже давно вышло за пределы «старого света». Для всего международного сообщества это заметное и важное событие. В этом году около 700 участников из 60 стран слетелись в Рим в мае, чтобы обсудить возможности, предоставляемые благотворительным организациям и фондам в деле глобальной борьбы с бедностью. Тема собрания: «Борьба с бедностью: создание возможностей». К его участникам было обращено видеопослание Жозе Мануэла Баррозу, президента Европейской комиссии. В своем приветствии собранию президент Республики Италии Джорджо Наполитано выразил разочарование в связи с растущими в мире ксенофобией и нетерпимостью.

Однако, по оценке «Хроники филантропии», несравнимо вдохновенной

Глава Детского фонда Нельсона Манделы Сибонгила Мхабела

речью стало обращение к присутствующим Сибонгилы Мхабела, директора Детского фонда Нельсона Манделы на протяжении последних 10 лет. Она, в частности, задала следующий вопрос: «Мир продолжает пребывать в ужасающем состоянии независимо от всех наших усилий – добиваемся ли мы каких-то изменений?». Директор южноафриканского фонда определила свое отношение к существующей ситуации как состояние «сильного раздражения». Она сказала: «Иногда мы похожи на сумасшедших людей – мы повторяем одни и те же подходы к развитию и методы борьбы против бедности». Сибонгила подчеркнула, в рядах подобных ей активистов бытует острое чувство усталости от «укоренившихся традиций» предоставляемой помощи, которые «устарели морально и исчерпали себя». Более того, считает она, туземные группы в Южной Африке и других демократических странах (фонды местных сообществ, объединения взаимопомощи и прочие) могут поделиться и вдохновением и способностью к критическому взгляду на реальные потребности местных сообществ. Она также сказала, что хочет создать «новое поколение лидеров. Накормить детей – очень важно, но я не хочу ограничиться только этим делом».

Еще одно яркое событие ежегодной встречи: активисты борьбы с бедностью призвали фонды остановить финансирование неэффективных программ, направленных на оказание помощи третьему миру. Вопросы эффективности и несостоятельности некоммерческого/благотворительного сектора волнуют практически всех участников процесса.

О некоторых аспектах профессионализации НКО и благотворительных организаций

Эффективность и результативность деятельности некоммерческих и

Мэттью Бишоп

благотворительных организаций – притча во языцех, мантра, краеугольный камень – назовите, как хотите, – обсуждений, так или иначе связанных с повышением их профессионализации. Однако не до конца еще определены их сущность и применимость, не до конца разработаны методы и инструментарий их оценки. Ведь, кажется, благотворительность – это такая мягкая сфера, неточная наука, зыбкая зона: при высоких ожиданиях на выходе всё может оказаться по-иному. Да и далеко не всё можно измерить и однозначно оценить, некоторые результаты нужно ждать годами. Тем не менее, данные необходимо собирать и анализировать.

Так, например, представительная ежегодная конференция, проводимая Центром эффективной филантропии (CEP – Center for Effective Philanthropy, США, www.effectivephilanthropy.org), в этом году проходила под названием «Равнение на воздействие – соединяя в единое целое». Центр упорно придерживается следующей линии: фонды должны ставить перед собой четкие цели, применять стратегии, отточенные под эти цели и анализировать индикаторы эффективности деятельности с тем, чтобы знать, приближаются ли они к успеху. Всё большее число фондов берут на вооружение этот подход. И примеры успешных историй, прозвучавшие на конференции, свидетельствовали о том, что многие из грантодающих организаций добились лучших показателей в работе.

Аарон Дорфман, исполнительный директор National Committee Commission for Responsive Philanthropy (США, www.ncrp.org), дал собственную оценку конференции ЦЭФ и озвучил вызов в адрес организаций социальной справедливости в июньском выпуске журнала «Альянс» (http://www.alliancemagazine.org). Он полагает, что сила фактов и индикаторов переоценена, и это ведет фонды в ложном направлении поиска только тех целей и задач, которые поддаются измерению. Что само по себе еще полбеды. Довольно быстро выясняется, что измерению поддаются некоторые решения несложных задач. А вот более сложную повестку социальных изменений, причин бед и зла проще анализировать, но бесконечно сложнее изживать. С одной стороны, это кажется очевидным. С другой, может не совсем и не всегда так? Может, эти организации зачастую незаслуженно усложняют ситуацию? Как организациям социальной справедливости оценивать свою деятельность, дабы добиться больших результатов – вопрос нетривиальный и заслуживает отдельного обсуждения.

Безусловно, в некоторых случаях деятельность и ее результат трудно поддаются оценке в целом. Однако всегда есть возможность пропустить рабочий материал через анализ. Участники конференции, организованной New Philanthropy Capital (Великобритания, www.philanthropycapital.org) в партнерстве с фондом Бертельсман (Германия, www.bertelsmann-stiftung.de) и проходившей в мае этого года в Лондоне, согласились с тем, что анализ жизненно важен для дальнейшего развития некоммерческого сектора. Существующие в аналитической задаче затруднения достаточно серьезные, с этим все согласны, в то же время 87% из участников выразили мнение, что они преодолимы.

Более того, собственно само название конференции – «Оценка воздействия: создание ассоциации нонпрофитных аналитиков» – содержало в себе главную мысль мероприятия. Около 200 участников из 20 стран собрались для того, чтобы дать начало новой организации – ассоциации нонпрофитных аналитиков. Оценка сделает некоммерческий сектор лучше. А ассоциация аналитиков, считает директор NPC Мартин Брукс, «означает, что стандарты станут лучше, как и понятийные поля, решения и оценка деятельности нонпрофитных организаций и их результатов – всё станет лучше». Лучше означает эффективнее. А эффективность приносит хороший заработок. На поиск и распространение эффективной нонпрофитной практики президент США Обама выделил 50 млн долларов.

На конференции прозвучала следующая полезная мысль, на первый взгляд парадоксальная.

Мэттью Бишоп, соавтор нашумевшей статьи «Филантрокапитализм» и редактор бизнес-колонки журнала The Economist, заметил, что рецессия предоставляет «возможность по-другому взглянуть на капитализм и, в частности, на его взаимосвязь с филантропией».

О том, что всё еще разворачивающийся кризис представляет собой не только социально-экономический тест на выживание, но и бросает вызов творческой жилке в благотворительности, говорила в интервью Stanford Social Innovation Review Джудит Родин, директор фонда Рокфеллера. Фонд принял участие разработке поправки к американскому законодательству в отношении экономического поощрения благотворительной деятельности, привлекает внимание к вопросам развития инфраструктуры, изменения климата и природной среды, бедности и урбанизации. А в этом году фонд профинансировал конференцию, прошедшую в Фурман-центре при Нью-Йоркском университете, под названием «Было бы ужасно пренебречь кризисом». Конференция была посвящена кризису в сфере ипотечного кредитования и обеспечения жильем. Главное, что обсуждали участники, — какие новации можно предложить и как должны быть в нынешних условиях организованы ссуды на жилье и их финансирование.

К слову о новации

Фонд Рокфеллера – один из старейших и влиятельных фондов в мире. В частности, он известен и своими программами, направленными на развитие и поддержку всего инновационного. Такие разработки XX века, как социальная защита, Зеленая революция, открытие ДНК и планирование семьи, на начальном этапе финансировались именно фондом Рокфеллера. Сегодня в контексте кризиса фонд продолжает уделять особое внимание инновациям, так как считает, что именно новаторство спасет благотворительные и некоммерческие организации в тяжелый момент. Под новациями фонд подразумевает – достижение искомого при наименьших затратах, сотрудничество, поиск дополнительных ресурсов, общее пользование информацией, а также создание моделей, дающих на выходе изменения и при этом несложных в распространении.

Для фонда новация – это не продукт, это процесс. Это скорее «как», а не «что». Фонд рассчитывает, что многие совершенно разные организации смогут воспользоваться этими ноу-хау, в разработке которых он принимает участие, в самых разных областях деятельности. Сотрудники фонда обнаружили, что многие инновационные процессы, созданные в частном секторе, применимы для решения некоммерческих социальных проблем в таких сферах, как здравоохранение, экономическая защита, изменения климата, искоренение бедности и организационное укрепление. При отборе процессов для поддержки фонд руководствуется двумя принципами. Во-первых, лучшие решения зачастую приходят из самых неожиданных мест. Во-вторых, новации, ориентированные на потребителя, ведут к удивительным и иным результатам.

В первую категорию процессов попадает техника краудсорсинга (от англ. crowdsourcing). Для ее разработки фонд сотрудничал с коммерческой компанией InnoCentive, которая объединяет в себе 150 тыс. инженеров, ученых и предпринимателей, живущих и работающих в разных уголках света.

Посредством интернет-платформы сотни, если не тысячи людей, которые никогда нигде не пересекались и вряд ли когда-либо встретятся, участвуют в поиске лучшего решения одной и той же проблемы. Лучшее решение определяется организацией, озвучившей проблему, и получает специальный приз.

Фонд Рокфеллера поддержал эту уже существовавшую платформу и переориентировал ее на решение мировых проблем. Так, например, компания BoGo-Light, разработавшая ранее фонарик на солнечной батарее, хотела модифицировать продукт до размеров, необходимых для освещения целой комнаты для людей, не имеющих доступ к электричеству. Победителем разработки стал ученый из Новой Зеландии, с которым BoGo-Light, расположенная в Хьюстоне, никогда бы не познакомилась иначе. А новый осветительный прибор теперь работает в африканских деревушках и в секторе Газы.

Джудит Родин

Второе ноу-хау, поддержанное фондом Рокфеллера, называется «коллективные конкурсы». Примером служит некоммерческая организация Changemakers, основанная фондом «Ашока», которая также воплощает интерес фонда в процессе и ориентирована на потребителя. В отличие от платформы InnoCentive, где изобретатели не видели поступавших предложений, на сайте Changemakers все решения публикуются, и каждый может выстраивать свое предложение на основе уже поступивших предложений. Путем коллективного пересмотра и повторения достигаются лучшие идеи и разрабатываются новые творческие решения. Например, компания Coca-Cola профинансировала международный поиск лучшего решения по водоснабжению через Changemakers. Компания искала способы предоставления доступа к чистой питьевой воде для бедных сообществ. На конкурс поступило около 300 предложений из 54 стран. Четыре из них были названы победителями и разделили между собой 1 млн долларов для создания тиражируемой, устойчивой и масштабируемой модели, применимой во всем мире.

Второй тип процессов, которые поддерживает фонд, основан на инновации, ориентированной на потребителя. Лучшим примером здесь послужит компания IDEO. Компания убеждена, что самая успешная инновация та, в разработке которой активно участвовали люди, которые этот товар или услугу будут потреблять. IDEO обычно сотрудничает с крупными компаниями и разрабатывает для них товары или услуги. Фонд Рокфеллера предоставил компании денежные средства для решения ряда социальных проблем совместно с некоммерческими организациями. Одним из грантополучателей является Conversion Sound – социальное предприятие, производящее слуховые аппараты, предназначенные для бедного населения сельской Индии. Дело в том, что в сельской Индии представитель государства облачен высоким авторитетом. Компания предложила одеть технических сотрудников программы, распространявших слуховые аппараты, в форму. Потребители аппаратов отнеслись к этой незначительной, казалось бы, детали с крайним вниманием, а эффективность реализации программы заметно возросла.

Еще одним примером инновации, ориентированной на потребителя, будет работа группы при университете Тафта под названием Positive Deviance (что можно перевести с английского как «позитивное отклонение»). Их практика базируется на утверждении, что в каждом небольшом сообществе найдутся «позитивные крайние», т. е. люди, отличающиеся от других своим поведением, при этом они успешнее, чем другие. Positive Deviance находит таких людей, изучает нормы их поведения, которые сделали их успешными, и распространяет эти нормы.

Есть, например, мнение, что благодаря усилиям Positive Deviance снизилось число случаев внутрибольничной инфекции.

В какой-то момент группа обнаружила, что в больницах, где люди использовали дезинфицирующие гели, уровень заражения инфекциями был значительно ниже, чем в больницах, не предписывающих использование средства.

С поддержкой фонда Рокфеллера Positive Deviance ищет пути снижения коррупции в рядах государственных чиновников в развивающихся странах. Так, в частности, они описывают нормы поведения честных чиновников и поведенческие паттерны, которые для них характерны в ходе искоренения злоупотреблений, лжи, коррупции, а затем специалисты пытаются эти нормы обобщить и им обучить. Группа утверждает, что определенные случаи злоупотреблений происходят в силу отсутствия навыков этического поведения, а не в силу злонамеренного отношения.

Позиция фонда Рокфеллера интересна еще и тем, что здесь считают: инновация – это навык, которому можно обучить.

Фонд не просто предоставляет финансовую поддержку (гранты) организациям, но и следит за тем, чтобы гранты работали. Поэтому специальное внимание фонд уделяет мониторингу и оценке успеха. Причем фонд не ограничивается традиционными рамками оценки (работает ли инновация?), но и оценивает изменения, улучшения, повышение эффективности работы грантополучателя в результате получения грантовой поддержки. Фонд считает свою миссию выполненной и успех достигнутым в случае очевидного профессионального роста грантополучателей.

P. S. Кстати, интересны и полезны с точки зрения практического применения советы гуру фандрайзинга – Ассоциации профессиональных фандрайзеров (Association of Fundraising Professionals, США) «Фандрайзинг во время экономического кризиса».

С ними можно познакомиться, прочитав выпуск № 3 «Вестника» Фонда развития некоммерческих организаций «Школа НКО».

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply