Дополнительные деньги


Во время финансового кризиса снова начались разговоры о дополнительных денежных системах, ориентированных на решение общественно значимых проблем и обеспечение процессов развития. Сейчас их в мире насчитывается более 3 тысяч. В этом материале — рассказ о самых известных о них.

Банкнота "Итакских часов" - одной из самых известных альтернативных валют

Банкнота "Итакских часов" - одной из самых известных альтернативных валют

Дополнительные денежные системы (complementary currency systems, ДДС) обращаются самостоятельно или в комбинации с национальными валютами. География их обращения может носить как национальный характер (тогда их называют «параллельными валютами», parallelcurrencies), так и региональный («локальные валюты», localcurrencies) или сетевой («валюты сообществ», communitycurrencies). Строго говоря, последний вид валют совсем не обязательно привязан к определенной территории, так как сообщество участников самостоятельно решает вопрос о географической специфике обращения.

Можно выделить три основные этапа развития дополнительных денежных систем. Начало первого этапа относится к периоду Великой депрессии 1929–1933 годов, когда в условиях экономического кризиса для выживания местных сообществ потребовались альтернативные денежные инструменты. Второй этап относится к достаточно благоприятному в экономическом смысле периоду 1980–1990-х годов и связан с изменением идеологических установок — в первую очередь с распространением парадигмы устойчивого развития и новых экологических ценностей. Кроме того, благодаря информационным технологиям в этот период сформировались уникальные технологические возможности для развития дополнительных денежных систем. Третий этап начался совсем недавно (вероятно, с 2008 года) и связан как с очередным кризисом глобальной экономики, так и с начавшимся глобальным ценностным сдвигом. В связи с этим следует ожидать, что дополнительные денежные системы третьего поколения будут претендовать на значительно большее влияние в пространстве мировой и региональных экономик, чем их пусть и очень успешные предшественники.

Следует специально оговориться, что речь не идет об альтернативных денежных системах, претендующих на то, чтобы полностью вытеснить существующие национальные валюты. Дополнительные (а точнее — «комплементарные», то есть «взаимодополняющие») валюты ориентированы на обеспечение развития и решение общественно значимых проблем. Попытки придать им иной статус лишь дискредитируют идею и практику дополнительных денежных систем и в своей основе имеют непонимание механизмов капитализации социальной сферы. Это, однако, совсем не означает отсутствия критического отношения к той глобальной денежной системе, в которой мы существуем. Сторонники дополнительных валют хорошо понимают, что неспособность правительств, международных организаций и «невидимой руки рынка» решить такие проблемы, как безработица, деградация окружающей среды, голод, нищета и военные конфликты, во многом связана именно с глубинными противоречиями, заложенными в конструкции традиционных национальных валют.

В своем желании заработать деньги человек часто готов делать то, что вредно не только для других людей или окружающей среды, но и для него самого. Так устроена современная экономика — она не позволяет корректно соотнести ресурсы затраченные и полученные в результате, рисуя прибыль там, где в реальности сплошные убытки. В то же время люди в большинстве своем действительно хотят делать добрые дела — то, что они считают правильным и имеющим ценность для окружающих. Но даже при наличии желания и воли у них может не оказаться денег, необходимых для этого. Дополнительные денежные системы решают эту проблему.

Банки времени

В начале 1980-х годов Эдгар Кан, известный американский юрист и правозащитник, комментируя новую либеральную социальную политику Рональда Рейгана, заявил: «Раньше мы использовали деньги [для решения социальных проблем], но Рональд Рейган сообщил, что больше не будет денег на социальные программы, нацеленные на помощь, спасение, адаптацию социально неустроенных людей. Если на это обычных денег у нас больше нет, почему бы не создать новый вид денег». Новой единицей капитала Эдгар Кан предложил сделать час волонтерского труда, а меновые отношения участников выражать в новых деньгах: time dollars, или «кредитах времени». Инструмент учета, оборота новых денежных единиц и их накопления он предложил назвать «банком времени». Так появилась одна из самых популярных на настоящий момент дополнительных денежных систем — Time Bank.

[slider title=»СПРАВКА: Первые банки времени — родом из Японии…»] Справедливости ради следует отметить, что первые банки времени возникли еще в 1970-е годы в Японии. Так, одним из первых экспериментов по созданию банка времени стала Сеть волонтерского труда, организованная Теруко Мизушима. А в 1977 году советский психолог и инженер-химик В.М. Лившиц разработал и внедрил на хлебокомбинате города Кохтла-Ярве (Эстония) систему гибкого рабочего времени с производственным банком времени, обеспечивающим оборот времени подобно денежному обороту. Но превращению банков времени в полноценную дополнительную денежную систему мы обязаны все-таки Эдгару Кану.
[/slider]

Банк времени организует экономические обмены между его участниками, взяв за основу время, потраченное людьми на оказание добровольной помощи друг другу. За каждый час добровольной помощи человек получает на свой счет в банке времени валюту системы. Наиболее распространенным вариантом является формула «1 час волонтерского труда = 1 денежная единица системы». Таков подход банков времени, созданных на основе идеи Эдгара Кана.

В Японии в некоторых банках времени количество денежных единиц, полученных за 1 час труда, может варьировать в зависимости от вида и сложности волонтерской помощи, оказываемой участником системы. Так, например, широкое распространение получили банки времени, специализирующиеся на организации волонтерской помощи в сфере ухода за пожилыми людьми и инвалидами. Наиболее популярной и распространенной стала валюта «фуреаи киппу» (или «билеты заботливого отношения»), созданная известным общественным деятелем Тсутома Хотта. Его мотивы несколько отличались от мотивов Эдгара Кана: в основе его проекта лежало стремление преодолеть растущий разрыв связей между представителями разных поколений японцев и негативные перемены в отношении молодого и среднего поколений к пожилым людям. Целью Хотта было создать новые социальные сети путем развития волонтерства и укрепления институтов взаимопомощи в японском обществе. В итоге была создана система, в которой человек, добровольно отработавший определенное количество часов, ухаживая за пожилыми людьми и инвалидами, и заработавший фуреаи киппу, получает возможность использовать эту валюту по собственному усмотрению: отложить для себя на будущее (когда ему самому может потребоваться забота со стороны других участников системы), передать своим близким (например, проживающим далеко от него, но нуждающимся в уходе) или пожертвовать совсем незнакомым людям.

Успешное распространение фуреаи киппу как гуманитарной общественной инициативы получило поддержку на государственном уровне, которая выразилась в принятии закона о введении на национальном уровне Системы страхования долгосрочного ухода за всеми нуждающимися пожилыми людьми.

Способность формировать социальные связи между людьми делает банки времени эффективным инструментом создания и развития местных сообществ. Будучи сугубо локальным явлением, которое объединяет людей, проживающих на одной территории и на небольшом расстоянии друг от друга, банки времени позволяют налаживать связи между людьми, разобщенными городским образом жизни. Банки времени генерируют так называемые «слабые социальные связи», объединяя в социальные сети представителей различных социальных групп и поколений.

Обмен против безработицы

Другой известный пример дополнительных денежных систем — Торговая система местного обмена (LETS), созданная в 1982 году в канадском городе Кортни безработным программистом Майклом Линтоном и ориентированная на решение проблемы безработицы. Впоследствии эта модель была взята за основу гражданскими активистами для организации экономических обменов в рамках местных сообществ в других регионах Канады, а потом и в других уголках мира. Сегодня LETS считается самой распространенной в мире дополнительной денежной системой.

Идея создания LETS возникла у Майкла Линтона в критической для многих жителей Кортни ситуации, вызванной закрытием местного добывающего предприятия. Люди просто остались без денег и возможности их заработать. Замысел Линтона состоял в том, чтобы создать альтернативную систему занятости и экономического обмена между жителями.

Устройство LETS перекликается с принципами организации классического бартера. Однако, представляя собой систему обменов, в основе которой лежит принцип взаимного кредитования группы участников, LETS отличается тем, что подразумевает не двусторонний, а многосторонний обмен. Все участники системы являются членами некоммерческой организации (или кооператива), которая обеспечивает информационную и транзакционную поддержку обменов. Валюта системы зарабатывается за счет предоставления услуг или продажи товаров участникам и впоследствии может быть использована для приобретения иных товаров и услуг. Счет покупателя дебетуется, а счет продавца кредитуется на сумму сделки. Общий баланс системы всегда сохраняется. Валюта эмитируется автоматически, что по сути снимает вопрос регулирования денежной массы. Многие LETS фиксируют, однако, максимальный уровень кредитования участника для предотвращения возможных злоупотреблений. Информация о состоянии счетов является открытой для всех участников системы.

[slider title=»СПРАВКА: В настоящее время в мире создано более 3 тысяч дополнительных денежных систем…»]

В настоящее время в мире создано более 3 тысяч дополнительных денежных систем. Это и американская MUSE-система (Mutual Unit for Sustainable Education), спроектированная как средство стимулирования взаимного обучения и преподавания, и нидерландская Care Miles, носящая общенациональный характер и помогающая родителям решить проблему сиделок для их маленьких детей, и нидерландская же NU, запущенная в 2002 году для поощрения экологически ответственного поведения потребителей и производителей, и американские Kilowatt Cards, стимулирующие эффективное энергопотребление, и бразильская Fomento, используемая с 2002 года для обеспечения синергии при финансировании социальных проектов, и множество других валют типа британских Totnes Pounds и Lewes Pounds, ориентированных на обеспечение «экономической локализации» и развитие территорий, и, конечно же, французская система SOL, интервью с одним из создателей которой Вы можете найти в этом журнале.[/slider]

Важно отметить, что товар или услуга могут быть оплачены с помощью валюты системы как полностью, так и частично. В Канаде один зеленый доллар (greendollar) LETS приравнивается к одному канадскому доллару. Обозначая стоимость дополнительной валюты как равную стоимости национальной, LETS, однако, в отличие от многих других денежных систем, таких как, например, итакские часы или химгауэр, фиксирует неконвертируемость валюты системы. Эта особенность делает LETS менее проницаемой для влияния доминирующей денежной системы, но одновременно и менее гибкой.

Обмены в рамках системы LETS (в отличие от банков времени) часто подвержены налогообложению. В Великобритании и Австралии, где LETS получили широкое распространение, налоговый статус транзакции определяется по профессиональному признаку. В случае если предлагаемый товар или услуга связаны с профессиональной деятельностью человека, их предоставление другому участнику будет расцениваться как осуществление коммерческой деятельности и будет облагаться налогами. Тогда же, когда LETS не обеспечивает профессиональную занятость человека, его доходы, полученные в рамках LETS, освобождаются от налогов. LETS, таким образом, сохраняет автономию по отношению к внешней экономической системе только в случае, если выступает как дополнительная, но не как альтернативная денежная система.

In Ithaca We Trust

Еще одним ярким примером внедрения дополнительных денежных систем являются так называемые итакские часы — система обращения альтернативных долларам бумажных денег, созданная в 1991 году гражданским активистом Полом Гловером в американском городе Итака. Идея заключалась в создании локальной денежной системы, способной в ситуации оттока капитала из региона решить проблему дефицита национальной валюты. Гловер специально подчеркнул локальный характер валюты, напечатав купюры с изображениями известных мест и людей Итаки. Купюры содержали также надпись «In Ithaca We Trust» — по аналогии с «In God We Trust» («На Бога уповаем») на федеральных долларах.

Первыми участниками новой денежной системы стали друзья и знакомые Гловера. Каждый, кто согласился участвовать в эксперименте, получил новую валюту — итакские часы — в сумме, эквивалентной 40 долларам. Оплату товаров и услуг можно было производить на комбинированной основе: часть стоимости в часах, а часть в долларах. Один час был приравнен к 10 долларам, что примерно соответствовало размеру минимальной оплаты труда за час работы в итакском регионе. Именно эта особенность новой валюты обусловила выбор ее названия — часы.

Круг пользователей валюты как средства оплаты в рамках взаимных обменов товарами и услугами стал быстро расти. С завидной энергией Гловер привлекал все новых представителей местного сообщества к участию в обращении дополнительной валюты. Ему удалось заинтересовать значительное число представителей местного бизнеса, искавших, под давлением конкуренции с крупными национальными и транснациональными бизнес-структурами, дополнительные каналы сбыта. Часы стали приниматься местными ресторанами, магазинами, кинотеатрами, автосервисами и многими другими коммерческими организациями. Через 10 лет после создания системы торговый оборот в итакских часах приравнивался к нескольким миллионам долларов. Важным инструментом налаживания экономических обменов между местными жителями на базе часов стала специально выпускаемая газета, информирующая о товарах и услугах как физических, так и юридических лиц, принимающих новую валюту в качестве средства оплаты.

Итакские часы признаются на сегодняшний день одним из наиболее успешных в мире опытов создания дополнительных денежных систем. Важно помнить, однако, что добиться удивительного успеха Полу Гловеру удалось не сразу. Итакские часы были не первым его экспериментом по созданию дополнительной локальной валюты. Успеху часов предшествовала неудачная попытка создания в Итаке системы LETS. Спасти ее от провала не смогла даже помощь Майкла Линтона, специально приехавшего поддержать проект. Итакская LETS смогла просуществовать всего 10 месяцев. Расставшись с этой идеей, Гловер задумал создание более подвижной валюты, конвертируемой в доллары. В итоге появилась валюта, имеющая бумажный носитель, находящаяся в свободном обращении и не привязанная к персональному счету участника (как это происходит в рамках LETS), но при этом естественным образом защищенная от оттока за границы региона. Итакские часы послужили источником вдохновения для других гражданских активистов, создавших, вслед за Гловером, около сотни схожих дополнительных денежных систем в различных регионах США.

Валюта Вальдорфской школы

Своим удивительным успехом баварская валюта химгауэр (Chiemgauer) также в значительной мере обязана энергии своего создателя — учителя Вальдорфской школы в коммуне Прин-ам-Кимзее (баварский регион Химгау) Кристиана Геллери. Химгауэр возникла в 2003 году на базе образовательного проекта, запущенного Геллери совместно со своими учениками. Эта дополнительная денежная система, однако, быстро превзошла ожидания своего создателя: за несколько лет из школьного предприятия она превратилась в одну из наиболее успешных и известных в мире дополнительных денежных систем. Уже через 3 года после создания, в 2006 году, оборот был равен 3,6 миллионов евро. К 2009 году в качестве средства оплаты товаров и услуг химгауэр принимали около 600 местных коммерческих организаций. Некоторые коммерческие банки региона уже открывают своим клиентам дебетовые карты в химгауэр.

Все начиналось с того, что, следуя принципам вальдорфской педагогики, Кристиан Геллери разработал проект, ориентированный на освоение учениками экономических знаний и финансовых навыков. Одновременно с этим он и его ученики стали искать инновационные решения для организации экономического взаимодействия между школой (а точнее, учениками, родителями и учителями) и представителями местного бизнеса. В итоге возникла идея создания специальной денежной системы — химгауэр (по названию региона ее обращения). Она переросла в самостоятельный проект, а задача его реализации была возложена на специально созданную для этого ассоциацию. Бурное развитие проекта новой валюты привело к тому, что он был выведен из школы в 2005 году, а сам Кристиан Геллери оставил педагогическую деятельность и посвятил себя дальнейшему развитию химгауэр.

Система устроена таким образом, что каждый желающий может приобрести у ассоциации валюту за евро (по курсу «один к одному») и использовать ее для оплаты товаров и услуг местных производителей. При этом 3 процента от вырученных в процессе обмена сумм евро ассоциация перечисляет местным некоммерческим организациям. Выбор организации, в пользу которой переводятся деньги, делает сам человек, производящий обмен евро на химгауэр. Ассоциация получает компенсацию этих расходов в момент, когда местные компании производят обратный обмен химгауэр на евро (комиссия за такой обмен равна 5 процента от суммы). Выкупив химгауэр у компаний, офисы ассоциации снова запускают их в обращение. Таким изящным образом система финансирования местных некоммерческих организаций оказывается заложена в сам механизм обращения валюты.

Важной особенностью функционирования денежной системы химгауэр является использование механизма демереджа, или отрицательного процента: валюта со временем теряет в стоимости, что стимулирует ее использование в качестве средства платежа, а не накопления. Считается, что человек, не использующий валюту, тормозит ее обращение в местной экономике и поэтому должен внести «плату за простой». Три месяца такого простоя будут стоить держателю банкнот 2 процента их номинала (8 процентов в год). На практике это означает, что для того, чтобы иметь возможность потратить «просроченную» купюру (на купюре указывается момент ее запуска в обращение), человек должен оплатить в одном из офисов ассоциации «марку» определенной стоимости, возвращающую банкноте платежеспособность. Результат применения механизма демереджа — впечатляющий: трехкратное превышение скорости обращения химгауэр в сравнении с евро.

  1. Вадим Мадгазин

    Валюта Вальдорфской школы — баварская валюта химгауэр (Chiemgauer) — это деньги Гезеля с демереджем 8% в год, существует с 2003 года.
    Великолепно!

    А в России подобный проект в Шаймуратово продержался только 1 год до первого наезда прокуратуры, обвинившей авторов в нарушении 75-й статьи Конституции РФ — незаконной денежной эмиссии.
    Мне кажется что политическую активность масс надо направить на изменение законодательной базы страны — чтобы системы местных валют и системы локального обмена смогли встать на ноги без уголовных и административных преследований и без налогообложения, ибо это есть самый важный инновационный проект для страны.

    А вот небольшое дополнение к тексту статьи из моего ЖЖ
    http://vadimrm.livejournal.com/163266.html
    Основные эффекты от введения локальных валют (дополнительные денежные системы)
    Кажется их два:

    1. Покупка товаров и услуг за обычную валюту содержит в себе от 10 до 90% «скрытого банковского налога» — затрат, связанных с банковским кредитованием всей цепочки движения товара от производителя (и его «субподрядчиков», включая поставщиков энергии и др.) через торговых посредников до потребителя.
    Как показала Маргрит Кеннеди в своей книге «Деньги без процентов и инфляции» средняя цифра такого скрытого налога 15-20 лет назад составляла 50%, а по некоторым данным сейчас она выросла до 60%.
    Так вот, введение локальных валют позволяет значительно уменьшить этот «налог», в пределе до 0.
    Благодаря чему либо ваш заработок вырастит в 2-3 раза, либо длительность рабочего дня — уменьшится.

    2. Появляется значительный платёжеспособный спрос в социально ориентированном секторе экономики, который легко удовлетворяется за локальную валюту.
    Обычные деньги попадают к конечным потребителям товаров и услуг за работу этих самых конечных потребителей на своих работодателей. А спектр бизнесов этих работодателей полностью контролируется банковской системой.
    И ей совершенно не интересны реальные потребности людей, которые трудно обложить вышеупомянутым скрытым налогом, банкам интересны те области, которые позволяют получить максимальную прибыль — кредитование войн, терроризма, наркоторговли, алкоголя, табака, порнографии, производства мыльных опер, попкорна и кока-колы…
    Невозможно себе представить чтобы банки вкладывали деньги в развитие таких сфер «услуг» как самая разная домашняя работа, образование и воспитание детей, уход за стариками — я имею ввиду недорогие и качественные услуги, а не VIP услуги за сумасшедшие деньги. Или например торговля подержанными вещами, восстановление старых авто вместо выбрасывания их на обочину дороги или сдачи в металлолом.
    Подобные сферы находятся или в совершенном запустении, или существуют на чёрном и сером рынке.

    • Noxwell

      Вадим Мадгазин, на сколько я знаю проект в Шаймуратово функционирует.
      Откуда информация что проект закрыли? Данный проект президент РБ поддерживал.

Leave a Reply