Волонтеры прошлись по закону


11 февраля в Москве прошел круглый стол на тему: «Нужен ли закон о добровольчестве (волонтерстве)? Более тридцати представителей волонтерских организаций обсудили, почему плох новый законопроект, можно ли его довести до ума и чем он грозит добровольческому движению, если будет принят.

На этот раз в Неделе волонтерства приняли участие 400 сотрудников Крафт Фудс Рус

Новый закон, в частности, может уничтожить корпоративное волонтерство. На фото: добровольческая акция сотрудников Крафт Фудс Рус

Волонтер-доброволец

Проект Федерального Закона «О добровольчестве (волонтерстве)», разработанный в Совете Федерации, вызвал бурю негодования среди российских волонтерских и благотворительных организаций. Начало дискуссии положил вопрос ведущего — председателя Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина: «Нужна и волонтерскому движению формализация и бюрократизация?»

Кстати, двойной термин «добровольчество — волонтерство» в названии законопроекта неслучаен. Одно из спорных мест обсуждаемого законопроекта — то, что синонимы вдруг стали обозначать в правовом поле разные понятия. Об этом упомянула в своем докладе Дарья Милославская, член комиссии Общественной палаты РФ по развитию благотворительности и волонтерства. Она, как и почти все участники круглого стола, была категорична:

«Мне важно, чтобы этот законопроект не стал законом. Я не хочу, чтобы государство взяло контроль над добровольчеством. И одна из проблем текста закона — путаница в терминах. Те, кто едет работать на Олимпиаду в Сочи, — волонтеры. Те, кто участвует в благотворительных проектах, — добровольцы. Но ведь эти слова значат одно и то же!»

Наталья Старинова, юрист Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви, обратила внимание и на юридические ляпы в тексте законопроекта: «Согласно закону, координатор волонтеров назначается из числа членов. Но некоторые организации не имеют членства — религиозные, например».

Поддержать или принудить?

Руководитель проекта «Нужна помощь.ру» Дмитрий Алешковский нашел сравнение, которое понравилось всем противникам законопроекта:

«Это все равно что прописывать отдельным законом, что должен и не должен делать художник. Краски — токсичное производство! Рамы для картин — крайне травмоопасны! Волонтер не отдельный субъект гражданских отношений. Субъект — гражданин, и его права и обязанности уже закреплены в разных законах. Отдельно регулировать нужно только волонтерскую работу в чрезвычайных ситуациях».

По мнению Алешковского, закон вовсе не будет способствовать развитию волонтерства: «Закон станет принуждающим. Все «возможности» добровольцев на местах будут восприниматься как «обязанности». Кроме того, он уничтожит корпоративное волонтерство. Человек имеет право поддерживать любую организацию, даже политическую — это написано в Конституции. А по законопроекту — не может! Крупные компании лишатся возможности делать добро. К примеру, погибнет ежегодная акция «РусГидро» по уборке мусора в прибрежной зоне».

Итоги круглого стола «Филантропу» прокомментировал Юрий Белановский, руководитель добровольческого движения «Даниловцы»:»

Виктор Сиднев, член Комитета гражданских инициатив, напротив, считает, что закон даст государству реальные инструменты поддержки волонтерства: «Я, как бывший чиновник, выступлю в защиту закона. Он избыточный, так как вмешивается в гражданские права граждан. Но с точки рения государственного права там есть разумные вещи. Например, он расширяет права государства на поддержку волонтерства. Я был мэром и хорошо знаю ситуации, когда ты как чиновник хочешь финансово поддержать добровольческий проект — и не можешь, потому что это не прописано в законе».

«Закон сделает невозможным гражданский контроль»

Волонтерство в зоне чрезвычайных ситуаций обсудили отдельно. Алена Попова, координатор движения «Гражданский корпус», согласилась с Дмитрием Алешковским, что в ее сфере регламентация не помешает:

«Я как волонтер ЧС (чрезвычайных ситуаций — прим. ред.) выступаю за поправки и против закона. Для волонтерства в зоне ЧС нужна своя регламентация, но остальные волонтеры не должны быть прописаны в законе вообще. Что нужно волонтерам ЧС? Страховка. Право записывать волонтерский стаж в трудовую книжку. Первоочередное право дисконтного выкупа билетов в зону ЧС».

Григорий Куксин, руководитель противопожарной программы «Гринпис», акцентировал внимание на болезненные отношения волонтеров ЧС и государства, которые после принятия законопроекта могут стать и вовсе враждебными: «Не надо чинить то, что не сломано. Волонтерство работает и так. Льготы и страхование — это ли заставит людей идти в огонь? Нет. У добровольцев-пожарных другая мотивация. У волонтеров ЧС болезненные отношения с государством, потому что мы помогаем там, где государство не справилось. Где есть искажение или сокрытие информации».

Добровольцы помогают справиться с лесными пожарами. AP Photo/Pavel Golovkin

Добровольцы помогают справиться с лесными пожарами. AP Photo/Pavel Golovkin

На спорный пункт законопроекта о неразглашении информации обратил внимание и Сергей Воронин, автор проекта Комитета гражданских инициатив «Гражданская взаимопомощь»: «Посмотрите статью 11: «Доброволец обязан соблюдать конфиденциальность информации, к которой имеет доступ в процессе добровольческой деятельности». Маленький пункт этой статьи на корню уничтожит такое явление как гражданский контроль. Экологические программы станут невозможными!».

Добровольчество по госзаказу

Директор благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская увидела главную опасность законопроекта в том, что основная задача добровольчества согласно этому документу — помощь государству в решении социальных проблем:

«Как госзаказ в СССР! Бесплатная рабочая сила на Олимпиаду в Сочи — это цель? Во всем мире волонтерство понимается как свободная самоорганизация граждан, которые хотят менять социум изнутри. Во всемирной декларации добровольчества записано, что задача государства — ломать барьеры, мешающие волонтерскому движению. У нас же все наоборот».

Волонтеры Сочи 2014

Подготовка волонтеров к Олимпиаде в Сочи стала масштабной государственной программой. Фото с сайта www.yuga.ru

«Госзаказ» на круглом столе представлял Антон Лопухин, директор Департамента по работе с волонтерами Оргкомитета Сочи 2014. Его мнение о мотивах государства во всей этой истории и перспективах законопроекта было куда более оптимистичным: «Когда в 2009 году я начал работать в Оргкомитете Олимпиады, я понял, что никаких волонтеров нельзя привлечь в принципе. Мы создали структуру по работе с волонтерами с нуля. Приняли федеральный закон, работали над подзаконными актами. Потому что нам был нужен реальный инструмент для работы. Я до сих пор убежден, что в законодательстве должны быть четко определено, что волонтеры могут заниматься только благотворительной деятельностью. К нам приходили люди со словами: «Передайте нам пакет документов, мы хотим оформить 7 тысяч строителей, они будут числиться как волонтеры и работать бесплатно». Нам надо четко прописать, что в программах получения прибыли нельзя использовать труд волонтеров».

Зачем стимулировать то, что и так работает?

Многие участники круглого стола поставили под сомнение саму необходимость стимулировать волонтерство. Елена Киричук из калининградского фонда «Верю в чудо» уверена, что волонтерство не должно быть «выгодным»:

«Нам говорят, что будущий закон будет «стимулировать волонтерство». Слово «стимул» буквально значит «палочка для погона скота». Кто будет погонять волонтеров? Как их станут стимулировать? Я уже столкнулась с тем, что люди начинают работать за штампик в книжке волонтера — ради студенческих льгот, например. И мне это не нравится».

Галина Бодренкова, представитель Международной Ассоциации добровольческих усилий в России, предложила государству обратить внимание на потенциальных волонтеров, а не формализировать работу ничтожно малого процента имеющихся:

«На моем веку было уже 4 таких законопроекта. Могильщиком первого была я. Все эти проекты грешат попытками огосударствления волонтерства. Процент волонтерства в России — один из самых низких в мире. Вместо того чтобы контролировать 5% уже существующих волонтеров, давайте сделаем так, чтобы 40% потенциальных волонтеров было куда прийти, чтобы были созданы добровольческие центры — аналоги центров занятости».

Без злого умысла, но неграмотно

Вывод круглого стола был, пожалуй, однозначным — законопроект в нынешнем виде абсолютно нежизнеспособен. Алексей Кудрин предложил создать рабочую группу для составления экспертного комментария к тексту законопроекта. Он подвел итог обсуждения мягко, но категорично: «Закон никуда не годится. Думаю, у законотворцев не было злого умысла, но было не очень грамотное и бюрократическое исполнение». Кудрин также рассказал участникам обсуждения о планах создать сеть организаций в рамках проекта «Гражданская взаимопомощь». Они будут координировать работу волонтерских объединений. Таких центров уже двадцать три, в этом году откроют еще полсотни – в регионах.

Главный формальный итог Круглого стола — в создании рабочей группы, в обязанность которой входит обобщение результатов дискуссии и составление на их основе развернутого комментария к предложенному законопроекту. Будем надеяться, что эти комментарии будут готовы к слушаниям в Общественной палате 13 февраля.

Неформальный итог в единодушии, выраженном в отрицательной оценке не только законопроекта, но и идеи государственного регулирования волонтерской деятельности. Как минимум, этот законопроект преждевременен, при этом большинство, по всей видимости, исходили из неизбежности принятия закона.

Впечатление на меня произвели примеры, когда еще не принятый законопроект уже приносит вред НКО. В одном регионе, крупному и авторитетному фонду отказали в сотрудничестве по созданию волонтерского центра, объяснив это исключительным правом государства на «операторскую» деятельность в отношении волонтеров. В другом регионе уже сегодня 2 детских дома отказались принимать волонтеров, посещающих детей около 5 лет, объяснив, отсутствием письменного разрешения от областных чиновников. Если закон примут, то ли еще будет.

Важным мне показалось две идеи. Первая — госрегулирование необходимо в отношении тех организаций, что, так или иначе, выполняют государственный заказ, то есть действуют на государственные деньги. Вторая – предложенная Союзом волонтерских организаций и движений вместо идеи о «госоператоре волонтеров», состоит в создании своего рода Центр организации взаимодействия, у которого не будет функций и полномочий прямого управления волонтерами (регулирования их деятельности), но с которым будет взаимодействовать государство. Примером может служить ныне действующий «Координационный центр доменной сети Интернет» — общественная структура, в работе которой лежит коалиционный механизм. То есть Интернетом управляет общественная структура. В состав правления входит один представитель от государства, остальные – представляют бизнес и общественные организации.

Powered by Hackadelic Sliding Notes 1.6.5
  1. Мария Гаврюшина

    Отличные комментарии! Законопроект, прошу прощения, создан из кусков. Идея благая, но абсолютно не доработанная. Много спорных моментов, много противоречий. В конце концов надо начать с вопроса: для чего? Чтобы мотивировать и поддержать добровольцев? Или чтобы органы могли помогать волонтерам? Так в регионах и так создана система поддержки НКО. Зачем? Зная это, общественное обсуждение было бы продуктивнее

Leave a Reply