У фондов спросили о ценностях


23 октября состоялась XII Ежегодная конференция Форума Доноров «Ценности и мотивы современной благотворительности». Обозреватель «Филантропа» Лидия Тихонович — о том, что ценного открылось благодаря этой теме.

Конференция Форума Доноров

Конференция Форума Доноров. В президиуме слева направо:
Олег Алексеев, БФ «Ренова»; Ксения Франк, Фонд Тимченко;
Алексей Сиднев, Senior Group; Владимир Балакирев, «Процесс Консалтинг».

Тема ценностей в последнее время довольно часто стала появляются в различных публичных дискуссиях. Как сказала Елена Тополева, директор Агентства социальной информации, о ценностях благотворительности, социальной ответственности и т.п. вдруг заговорили на разных площадках, форумах. «С одной стороны, вроде бы сейчас не простые времена экономические, нужно объединиться и прагматично обсуждать: а как вообще выжить? Как свести концы с концами? Как сохранить благотворительную деятельность в такие не простые времена. А мы – о ценностях. Почему именно сейчас все заговорили о ценностях?»

Эта темя явно стала значимой для многих представителей сектора. Форум Доноров вместе с компанией «Процесс Консалтинг» на волне этого интереса провели исследование, часть результатов которого была представлена на конференции.

Что кому более ценно

В фокусе внимания исследователей были ценности зарубежных и отечественных благотворительных фондов. Первая часть исследования, о западных фондах, была представлена полностью. Результаты второй, о наших – лишь в общем виде, тезисно.

В «западной» части исследователи выделили «организационные» (внутрикомандные) и «социальные» ( то есть, относящиеся к идеологии и миссии благотворителей) ценности и показали частоту упоминаний тех или иных ценностей.

  • Порядочность и честность (64%)
  • Уважение (46%)
  • Инновации и творчество (36%)
  • Профессионализм и высокое качество (36%)
  • Сотрудничество и партнерство (34%)

Что касается «российской» части, исследователи сообщили, что у 41% российских фондов есть официально утвержденные перечни ценностей, представленные на сайтах или в каких-то документах. У 59% российских фондов такого перечня нет и руководители этих организаций, к тому же, считают, что «ценности проявляются в делах, и их не надо специально утверждать».

Еще один момент был посвящен тому, кто влияет на формирование ценностей в большей степени – партнеры, сотрудники, благополучатели, доноры, совет директоров, учредитель, руководитель. Выяснилось, что россияне считают, что на ценности благотворителей в основном влияют «партнеры» (50%).

Следующие данные – рейтинг отечественных ценностей. Вот он каков:

  • Информационная открытость
  • Добросовестность
  • Профессионализм
  • Инвестиции в будущее
  • Законопослушность
  • Командная работа
  • Эффективность использования средств
  • Доверие
  • Подотчетность
  • Результативность

Честно говоря, первая мысль, которая у меня возникла после знакомства с обоими – нашим и не нашим — списками, была: «а собственно о ценностях ли здесь речь?». Пытаясь понять, как появились такие результаты, я начала разбираться с методологией. Исследователи анализировали декларации – то есть то, как фонды в публичном пространстве декларируют свои ценности. В интернете, прежде всего. Первая часть — это контент-анализ западных текстов о ценностях, разного рода деклараций и описаний «миссий» организаций, которые фактически написаны разными людьми с разными целями и по разным причинам. Кто-то стремился действительно выразить свои представления, кто-то писал, потому что это полагается делать, а кто-то просто переписал сайт соседей.

В российской же части исследования было проведено несколько интервью с директорами фондов, составлен список декларируемых ценностей и осуществлено их ранжирование довольно большой группой экспертов, то есть — опять же директоров фондов.

Понятно, что декларации и тексты – это одно, а ценности – нечто совсем другое. По-настоящему их исследовать и вообще просто говорить на эту тему – совсем не просто.

Но это исследование ценностей имеет, безусловно, эвристическую ценность (извините за тавтологию) – став поводом для обсуждения, оно может дать представителям некоммерческого сектора возможность понимания каких-то действительно глубинных вещей, связанных с ценностями. Уже в первом обсуждении, на конференции, несколько таких «заходов» прозвучало.

Зачем и когда мы говорим о ценностях?

Во-первых, обращение к ценностям, само вспоминание о них, происходит в ситуации определенного выбора, конфликта. «Вопрос ценностей встаёт, когда назревает кризис, — подчеркнула Светлана Ивченко, директор департамента социальной политики ОАО «ГМК «Норильский никель». — Решение, основанное на ценностях, может быть менее экономически выгодным».

О том, как это может происходить на практике, рассказал Алексей Сиднев, генеральный директор Senior Group (на примере пансионата для пожилых). «Был случай, когда у нас пропал дедушка, — поделился Алексей. — Встал выбор: нам его искать самостоятельно или обратиться к профессионалам в Лиза Алерт? Мы прекрасно понимали, что если мы обратимся за помощью, и об этом все узнают, то можем потерять бизнес. Но приоритет все же – безопасность… Волонтеры приехали в течение часа, очень быстро нашли дедушку. Такие дилеммы очень важны. Если бы для нас тогда главным был рынок, наверно, могли б дедушку потерять».

Вообще же, «поймать» в себе, что именно тобой движет в момент принятия какого-либо решения, задачка не из легких. Я уже как-то писала в связи с конференцией «Ведомостей», поминая Макса Вебера, о том, что человеческую рациональность можно понимать в четырех измерениях: «эффективностном», нормативном, ценностном и аффективном. И часто в ситуации внутреннего конфликта они устраивают настоящую кукарачу. В этой модели описанные выше кризисные ситуации – конфликт эффективной (экономической) рациональности с ценностной, причем — с победой последней.

И в заключении приведу рассказ Олега Алексеева, председателя совета Благотворительного фонда «Ренова»: «Один мой друг задал мне вопрос: „Зачем ты создал фонд Александра Пятигорского?“ Попросил написать об этом. Я мучился три недели, написал текст, был полностью разочарован… Не так это просто ответить на вопрос — почему. Я понял, что проблема заключается в том, что я сам в себя  серьёзно, пристально не вглядывался… Не вглядывался в себя самого как в другого человека. Я думаю, что это – начало разговора. Надеюсь, мы после сможем еще встретиться и поделиться более глубокими размышлениями. А не так чтобы: вы зовете поговорить о ценностях? Минут на 15? 20? С презентацией?»

  1. Форум Доноров

    Одно небольшое уточнение, касающееся упомянутого в статье исследования. В его российской части оно не ограничивалось «проведением нескольких интервью с директорами фондов, составлением списка декларируемых ценностей и их ранжированием … опять же директорами фондов». Интервью с руководителями фондов самых разных типов, проведенные на первом этапе исследования, помогли разработать инструментарий для последующего опроса организаций, информация о которых собрана в базе данных «Карты донорской активности». Это 94 фонда (включая фонды частные и корпоративные, фонды целевого капитала и местных сообществ, фандрайзинговые фонды). 60% из них ответили на вопросы анкеты. Безусловно, цифра не самая большая, но для начала разговора на такую непростую тему, вполне достаточная.

Leave a Reply