Кто тогда мы?


Впервые с этой организацией и всеми её странностями я столкнулся примерно в середине лета, когда увидел в фейсбуке платную рекламу «Благотворительного Фонда России». Громкое название не могло не привлечь внимания, я прошёл по предложенной ссылке и оказался на сайте fondrossii.ru. И буквально всё там оказалось странным, нелогичным, двусмысленным, а то и просто обидным.

БерхинНа сайте «Благотворительного Фонда России» был Устав организации — почему-то не на русском языке, диаграмма об успешной деятельности на миллионы рублей, но без чёткой детализации расходов, а также рекламная инфографика, заслуживающая отдельного рассмотрения. В ней наглядным образом рекламировались преимущества Fondrossii перед «Другим фондом» — как стиральный порошок «Tide» выигрывает перед «Просто порошком».

Согласно картинке, Fondrossii — единственный фонд, который не берет себе ни одного процента от пожертвованных средств («Другой фонд» берет себе 20% на уставные цели), полностью обходится трудом волонтёров (в «Другом фонде» волонтеров нет, только сотрудники, проедающие 20% пожертвований на свои зарплаты), а также единственный, который не переводит деньги на личные счета подопечных (в отличие от «Другого фонда», который, взяв себе 20% на зарплаты, перевел пожертвования на личные карточки, а куда они делись — так и не сказал).

Fondrossii , согласно инфографике, единственный фонд, предоставляющий публичную прозрачную отчетность (надо полагать, все остальные фонды в лице карикатурного «Другого фонда» этого лишены). Посмотришь на такую инфографику, и недоверие «Другому фонду» (какому-нибудь захудалому «Подари жизнь») возникает автоматически.

Правда, на тот момент никакой информации о том, кто же эти прекрасные люди, которые достигли столь выдающихся результатов в деле благотворительности, на сайте также не было — фонд был полностью анонимен.

Зато там принимались пожертвования различными способами, через латвийского технического провайдера. На сайте было размещено (безо всякого документального подтверждения) множество пронзительных историй нуждающихся, в основном детей («Мамочка, у вашего сына нет правого ушка!», «Неправильное лечение остановило жизнь ребенка!», «Страшная болезнь — рак!»). О некоторых подопечных говорилось, что им оказана помощь, но никакой отчетности — когда, куда и сколько денег было выплачено, не находилось. Было опубликовано несколько сотен новостей о работе фонда Labdaris.lv, в основном о деятельности волонтёров. Как соотносятся между собой фонд Labdaris.lv и «Благотворительный фонд России» было непонятно.

Краткое применение Гугл-переводчика и Гугл-поиска позволило найти, что организация, чей Устав находится на сайте fondrossii.ru именуется Labdaris.lv, что зарегистрирована она действительно в Латвии, что основал и возглавляет её Александр Чистов, и что у этой организации в Латвии сложная репутация. Чтение фейсбука (там Чистов зовётся Александр Волк) выявило пристрастие к культуризму, постановочным фото и высокопарным рассуждениям. Найденные в разных местах претензии к фонду Чистов комментировал в стиле «Друзья мои мне доверяют, а врагам моим я ничего объяснять не буду».

В общем, подумав, я написал Александру через электронный адрес на сайте письмо, с просьбой объяснить, почему «Благотворительный Фонд России» ведёт сборы без отчётности, экспертизы и анонимно, а то и с использованием текстов, скопированных с сайтов других организаций.

Александр в ответ написал, что настроен на сотрудничество, что вот-вот будет зарегистрировано российское юридическое лицо и тогда появится и нормальная отчетность и экспертиза, и анонимность закончится.

И действительно: к октябрю на сайте появились реквизиты российской организации «Благотворительный фонд помощи нуждающимся «Благотворительность. Функциональность. Результативность», а также информация о двух сотрудниках фонда — директоре Анастасии Балыковой и социальном работнике Ирине Родюковой. Правда, логотип Labdaris.lv там находится и по сей день.

Всё это время продолжался сбор средств, крутилась платная реклама и множились публикации в социальных сетях о том, как сильно нужна помощь подопечным fondrossii.ru, а неправдивая инфографика «Отличия fondrossii.ru от других фондов» оставалась на сайте. В новостях (тогда они назывались «Истории Успеха») упоминание Labdaris.lv было вручную исправлено на fondrossii.ru, что привело к новым двусмысленностям — получилось, что у «Благотворительного фонда России» якобы длинная история. Продолжала фигурировать на сайте и загадочная диаграмма о былых заслугах.

Разумеется, всё это не могло не вызвать реакции со стороны благотворительного сообщества. Мария Батова, координатор фонда «Кислород», принялась раскапывать эту историю, отмечая многочисленные нестыковки в информации на сайте и в социальных сетях «Фонда России» (см хэштег #бфр в блоге Марии Батовой). К ней присоединились ещё несколько человек.

Елена Альшанская, сама родом из Риги, выяснила, что фонд Labdaris.lv подозревается в нецелевом расходовании средств, что у Чистова ранее был другой фонд, Varonis, к чьей деятельности также возникали вопросы.

Согласно сведениям латвийских журналистов, придуманная Чистовым схема включала, помимо фонда, ещё несколько созданных им же юридических лиц, которые оказывали фонду Labdaris.lv платные услуги. Тем самым средства выводились из фонда, а подопечные ждали помощи по много месяцев.

За всё это фонд Labdaris.lv лишился статуса «организации общественного блага», дающего в Латвии налоговые льготы, и с ним отказались сотрудничать даже банки.

А дальше началась довольно увлекательная игра, которую вели с одной стороны сотрудники фонда «БФР»а с другой — Мария Батова и ещё несколько человек.

Мы принялись собирать нестыковки и двусмысленности сайта fondrossii.ru, и задавать вопросы директору Анастасии Балыковой. Постепенно с сайта начали исчезать наиболее одиозные «косяки» (поэтому мы можем показать их только в виде скриншотов).

Выразительная картинка в разделе «Наши отличия от других фондов», клеймящая «Другой фонд», сменилась логотипом Labdaris.lv, словно сообщая читателю нехитрую мысль об отсутствии различий. На страницах подопечных появились документы (из которых следовало, что в БФР готовы собирать на лечение хоть в Америке и хоть на паллиативного больного), а также договоры с подопечными (иногда с полностью обнародованными личными данными подопечных — паспорт, телефон, адрес, электронная почта). Согласно этим договорам, подопечному запрещено «разглашать публично непроверенную, неверную и/или документально неподтвержденную информацию», которая может воспрепятствовать сбору средств, попросту говоря, критиковать фонд БФР.

Кстати, договоры размещаются на сайте не подписанными со стороны фонда. А взамен исчезнувшей инфографики не появилось никакой отчетности, несмотря на наличие на сайте завершенных проектов, на один из которых было собрано 750 тысяч рублей.

А из ответов работников БФР на вопросы Марии Батовой постепенно выкристаллизовалась примерно следующая концепция:

Фонд Labdaris.lv и фонд БФР между собой не связаны. Просто добрый человек Александр Чистов сначала создал проект fondrossii.ru в рамках Labdaris.lv, а когда был зарегистрирован БФР, просто отдал ему всё сайт и предоставил место в офисе. Все сборы, которые велись на сайте с лета — на совести Labdaris.lv, а БФР к ним отношения не имеет и ничего о них не знает. Будет ли оказана какая-то помощь тем детям, на которых за этот срок по данным сайта было собрано почти два миллиона рублей, сотрудники БФР не знают и предлагают спрашивать у Александра Чистова. Но обещают, что когда-нибудь сайт будет очищен от всех следов Labdaris.lv и когда-нибудь на нём заведётся нормальная отчётность о пожертвованных деньгах.

После обнародования этой концепции буквально пару дней назад, Анастасия Балыкова отказалась отвечать на вопросы о работе фонда иначе, чем по электронной почте.

И эту концепцию в принципе можно было бы принять и подождать, когда фонд БФР окончательно усвоит и освоит полученные от профессионального сообщества упреки, если бы не несколько обстоятельств.

— на сайте продолжается сбор средств на кошельки в системе WebMoney (кстати это кошельки частного лица, с ником Aleksac, находящегося в Латвии), которыми ранее пользовался Labdaris.lv.

— уже после того, как был зарегистрирован фонд БФР, на сайте продолжались сборы в пользу нескольких детей — Алены Стацевич, Даниила Страшинского, Валерии Коневой и других. Некоторые фигурировали на сайте до сегодняшнего дня (их быстро удалили, кстати, после публикации) в разделе «Завершенные проекты». Однако на все вопросы директор БФР отвечает — это не к нам, это к Labdaris.lv. Хотя в сети сохранились и рекламные материалы, и публикации в соцсетях, и страницы в кеше поисковых систем, из которых очевидно — деньги собирал именно БФР, уже после «передачи сайта».

В общем, дорогие друзья-коллеги. Недавно я сетовал, что благотворительное сообщество в принципе неспособно к саморегулированию, что никакого консолидированного голоса и мнения у нас нет, а то что есть — ни на что не влияет. Но всё же попробую.

Вот перед нами довольно очевидный случай, скажем так, недобросовестного поведения в сфере благотворительности. Я не знаю, что с ним можно сделать по закону. Но я очень надеюсь, что вы все последуете примеру Благотворительного фонда «Дети Наши», который предупредил своих жертвователей о возможном обмане у себя в социальных сетях.

Я, со своей стороны, гарантирую, что ссылка на эту статью уйдет всей многотысячной рассылке фонда «Предание». Потому что если «Благотворительный фонд России» — это вот это вот, то кто мы тогда такие?

Как в песне: «Если Боря Моисеев — артист, то кто тогда я»?

  1. Rodion

    Вообще по законодательству использование в наименовании организации слов «Россия » и «Российская Федерация» возможно только с разрешения Правительства РФ и при наличии ряда условий, которые этим фондом точно не выполнены. Уверен, что юридически их наименование совершенно другое, иначе бы их просто Минюст не зарегистрировал. Уже это наводит на мысль об обмане. Сами-то они себя называют Благотворительный фонд России

  2. Светлана

    Как-то ваш фонд собирал деньги мужчине (уже не помню как его зовут) на повторное эндопротезирование тазобедренного сустава.Собирали 500 000 руб.Так ка я работаю в мед. центре, где как раз такие операции проводят, то что к чему знаю. Стоимость ее была у нас 160 000 руб, а по квоте -бесплатно вообще. Я спросила, почему такую большую сумму собираете.Мне ответили, что в Москве операция дорогая да и расходные материалы стоят денег.Я сообщила номер телефона нашего Центра- пусть к нам приезжает.Хотя и в Москве эти операции квотируемые.Можно и в Москве бесплатно прооперироваться. Так мне толком и не объяснили, почему сумма завышена в 2.5 раза.Что ввело меня в сомнение. Либо некомпетентность людей , разбирающихся с историями болезней, либо………………………..Поэтому денег больше не посылаю.

Leave a Reply