Вклад долгосрочный: как организовать инфраструктуру благотворительности


Участники ХIII ежегодной конференции газеты «Ведомости» «Благотворительность в России» обсудили перспективы развития инфраструктуры на ближайшие три года.

img_8010Модератор пленарной сессии, президент, председатель правления благотворительного фонда «Система» Елена Чернышкова задала участникам сессии глобальные и важные вопросы: как мы развиваем свою профессиональную среду? В чем основные препятствия для укрепления инфраструктуры сектора? Какова роль государства в поддержке благотворительности? Как сформировать в обществе позитивное отношение к благотворительной деятельности? Как выглядит опыт России в создании благотворительной инфраструктуры на фоне опыта развитых стран?

Пленарная сессия стала дискуссионной площадкой для полярных мнений – эмоциональных и взвешенных, оптимистических и обеспокоенных.   

О среде

Мария Черток, директор Фонда поддержки и развития филантропии «КАФ»: «Инфраструктура – это среда, необходимая для достижения целей и потенциала филантропии, создания благоприятных условий для филантропической деятельности. С начала прошлого века институты поддержки филантропии стали создаваться в Великобритании и США и поначалу существовали только там. Бурный рост создания этих институтов начался в 90-х и 2000-х годах вimg_7904о всем мире, в том числе и в России. В последние годы он несколько замедлился, но эти организации продолжают появляться и развиваться. Программа развития фондов местных сообществ в малых городах и сельских территориях фонда «КАФ» – прекрасный пример совместных усилий и успешной филантропической деятельности. В среднем такие структуры живут довольно скромно, финансирование поступает, как правило, из трех основных источников: благотворительных фондов, частных корпораций и государственных институтов, в основном местных.

Проблема, актуальная для многих стран – создание благоприятной законодательной среды для филантропической деятельности. Поскольку Россия испытывает те же проблемы, то можно сказать, что мы «в тренде».

Есть мнение, что главная проблема наших благотворительных инфраструктурных организаций – обеспечить долгосрочную финансовую устойчивость. Но если их деятельность не публична, то и финансовые перспективы у них будут не самыми радужными, поскольку сложно объяснить, чем они занимаются, каковы результаты работы, в чем их ценность. Один из важнейших приоритетов – это оценка влияния инфраструктурных организаций. Международное объединение инфраструктурных организаций WINGS, председателем совета директоров которого я являюсь, предложила инструмент оценки 4С, в  четырех областях, где инфраструктура дает заметные результаты. Сapacity – увеличение собственных филантропических ресурсов, capability – знания, навыки и умения, connection – связи, которые она развивает в своем секторе, например членские организации, и credidility – репутация, доверие к инфраструктурной организации.

О государстве

img_7835Артем Шадрин, директор департамента стратегического развития и инноваций Министерства экономического развития РФ: «На сегодняшний день государство вносит свой вклад в развитие инфраструктуры, поддерживая ресурсные центры, обеспечивая взаимодействие с государственными СМИ, оказывая НКО образовательную поддержку, помощь в создании новых организаций, привлечении студентов, школьников  к волонтерству, формировании положительного отношения к благотворительности и НКО в обществе. Сегодня, благодаря помощи государства,  активно работают более 20 региональных ресурсных центров поддержки некоммерческих организаций, не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в Новосибирске, Архангельске, Нижнем Новгороде, Тюмени, Пермском крае и тд. Они помогают качественно улучшить условия для поддержки благотворительности на всей территории страны, являясь основой для развития сектора. Многие из них работают не только на территории базирования, но и в соседних регионах. Хорошую возможность для развития инфраструктуры предоставляет  система распределения президентских грантов: она обладает потенциалом для того, чтобы обеспечить создание всех необходимых условий для поддержки и развития инфраструктуры некоммерческого сектора и благотворительности и на федеральном уровне и на уровне регионов.

Есть общефедеральные объединения, с которыми мы сотрудничаем. Это Форум доноров, клуб «Целевой капитал», Ассоциация «Партнерство фондов местных сообществ», Ассоциация фандрайзеров, Благотворительное собрание «Все вместе».

Примером координации и привлечения внимания к благотворительным организациям служит кампания «Щедрый вторник» – мы как государственный орган направили письма во все субъекты Российской Федерации, и несколько сот городов приняли участие в этом событии, что позволило сформировать интересный информационный повод для СМИ.

Мы сформировали рабочую группу с участием федеральных органов власти, СМИ, НКО, благотворительных фондов  и социально ответственных компаний, чтобы содействовать координации и продвигать подобные информационные кампании в обществе.

Государство активно поддерживает добровольческое движение. Агентство стратегических инициатив и Общественная палата к концу первого полугодия готовят проект документа по развитию добровольчества. По итогам прошлого года по статистике Росстата у нас было 2,5 млн добровольцев. Это внушительная сила, хотя от международного уровня мы пока отстаем. Еще одно направление по созданию инфраструктуры – это поддержка стартапов, по аналогии с моделью бизнес-инкубаторов. Площадкой для возникновения новых НКО в инновационном и технологическом плане могут стать университеты. Например, в Казани на базе университета есть ресурсный центр для развития социального предпринимательства, где студенты работают волонтерами и набирают опыт.  Мы всегда готовы помочь, главное – делать полезные дела, используя ресурс позитивной энергии».

О ресурсах

img_7846Елена Тополева, директор Агентства социальной информации: «Самая важная проблема и в то же время вызов – это сохранение того, что было создано за последние  20 лет. Сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, общество сегодня более ответственно относится к  благотворительной деятельности, а государство впервые серьезно осознало приоритеты в плане поддержки некоммерческого сектора. С другой стороны, существование инфраструктуры сегодня под угрозой, потому что известные, старейшие, доказавшие свою эффективность организации находятся в худшем состоянии и менее устойчивы, чем 5-7 лет назад. Возможности международного финансирования по понятным причинам урезаны, программа Минэкономразвития  хотя и продолжает играть ведущую роль в содействии инфраструктуре, но уже не имеет финансового ресурса для ее поддержки.

Другой большой проблемой инфраструктуры я считаю ее фрагментарность. В Москве у нас есть система ресурсных центров, включающая районные организации, а вот региональные ресурсные центры действуют очень неравномерно – где-то они существуют, а где-то совсем пусто.

На фоне этой «фрагментарности» появляются попытки создавать какие-то новые элементы инфраструктуры – например, для развития добровольчества или даже региональную инфраструктуру для развития благотворительности. Я считаю, что надо аккумулировать те ресурсы, которые уже есть, вместо того чтобы плодить неустойчивые элементы инфраструктуры, которые непонятно как поддерживать.  Государство сделало важнейший шаг, создав корпорацию поддержки малого и среднего бизнеса, а вот в отношении НКО этого пока не произошло. Нужно общими усилиями подтолкнуть государство к созданию института поддержки на базе Минэкономразвития. Если такая структура не будет создана или если не будет поддержана негосударственная структура, занимающаяся развитием некоммерческого сектора, то прекрасных перемен, о которых все сегодня говорят и которые вписаны в многочисленные нормативно-правовые акты, мы не дождемся».

О бизнесе

img_7707Юлия Мазанова, директор по социальной политике и корпоративным коммуникациям УК «Металлоинвест»: «Когда мы говорим в целом об инфраструктуре благотворительности, то задаем вопросы государству, а когда обсуждается состояние благотворительности в регионах – приглашаем крупный бизнес, потому что он заинтересован в устойчивом развитии на территориях, в малых городах.

Однако для того чтобы развивать благотворительность в регионах, нужно найти, кроме финансовых ресурсов, еще партнеров, профессионалов с горящими глазами, которые могли бы решать проблемы своего региона. Неравнодушных людей достаточно, они видят и знают проблематику, но уровень образования и структурированность их работы не позволяют им стать более эффективными.

Поэтому в первую очередь нужно образовывать и развивать некоммерческий сектор в регионах.

У нас есть надежный инструмент – это грантовые конкурсы, позволяющие выявлять проблемы территорий и находить единомышленников, помогающих их решать. Конкурсы запускают цепочку действий, о которой мы говорим: сначала формирование НКО, затем переход к социальному предпринимательству, которое сделало бы из этих людей грантополучателей. Развитие компетенции НКО происходит через вовлечение профессионалов федерального уровня, которые в региональных условиях выступают как тьюторы. А затем мы вместе с компаниями холдинга проводим ежегодную конференцию по поддержке благотворительных фондов на наших территориях, чтобы поставить и обсудить все вопросы. Я считаю, что инфраструктура не должна концентрироваться только в Москве и крупных городах, она должна двигаться  дальше в регионы, работая на развитие компетенции местных организаций».

img_7737Светлана Ивченко, директор департамента социальной политики ГМК «Норильский никель»: «Еще 20 лет назад мы овладели инструментарием, возможным для применения на территории, это хрестоматийный набор навыков и инструментов нашей работы, но все это время мало что менялось – все упирается в менталитет наших людей и отношение к благотворительности. Однако мы делаем упор на то, чтобы от патернализма перейти непосредственно к партнерству, развивать некоммерческий сектор, опираться на общественные инициативы и интересы граждан. А граждане скорее пожертвуют деньги на лечение детям, приюты для животных, помощь пожилым людям, чем на развитие чего-то абстрактного. Компетенция и те самые горящие глаза, о которых говорила Юлия Мазанова, важны для юных инфраструктурных организаций, ведь чтобы получить финансирование, нужно быть продвинутыми, знать, как изыскивать средства на неочевидные вещи.

Все наши грантовые конкурсы являются системообразующими для территорий. Они позволяют развивать проектное мышление и партнерство – базовые техники для сектора. Мы используем такую модель, как обучение социальному проектированию, управлению проектами. У нас был интересный опыт социально-проектного бюро, когда за три дня участники тренинга готовили проект и на третий день выходили в город с небольшой акцией. Потом им было проще участвовать в большом конкурсе и делать крупные проекты. У инициативных групп должно проснуться желание не только стать профессионалами в своей сфере, но  и учить других. Вот пример одного из таких проектов: обучение жителей более отдаленных территорий, куда можно добраться только вертолетами, тому, как написать заявку на грант. Это здорово, потому что они развивают этот навык и потом получают финансирование в президентской программе или краевом конкурсе, становятся компетентными и устойчивыми.

Зачем все это нужно? Мы верим, что любая инициатива должна родиться изнутри. Если компания сама становится инициатором создания ресурсного центра, то гражданам легко попасть в зависимость от нас как от единственного источника финансирования.

Поэтому им важно научиться диверсифицировать источники и стать более независимыми финансово и для себя и для сектора, опираться на свои силы и возможности».

О проблемах

img_8029Авдотья Смирнова, президент Фонда содействия решению проблем аутизма «Выход»: «Наш фонд работает не в эмпиреях, а «на земле», и у нас другая реальность. Во-первых, аутизм – межведомственная проблема, она касается и образования, и здравоохранения, и социальной защиты. Мы идем в регионы с программой, снабженной дорожной картой, привязанной к местным учреждениям и организациям. А дальше вопрос: кто будет оператором, «единым окном» и надзором этой программы? Благотворительный фонд обладает большими компетенциями и более современной экспертизой и методиками, нежели специалисты государственной сферы, но он не считается авторитетным. А государство, как правило, оперирует более устаревшими инструментами.

Пробуем предложить новейшую методику, а нам говорят – зачем, когда у нас есть наш великий Выготский? Да, но Выготский умер в 30-х годах прошлого века, а с тех пор придумано много нового…

Нужна модель проектного офиса, куда вошли бы представители государства и негосударственных организаций, своего рода «летучая бригада», которая работает до тех пор, пока сопровождение программы становится ненужным, – тогда она перекидывается на другую программу. Но в Белгородской или Ивановской областях никто не знает, что такое проектный офис. Они думают, что надо создавать отдельный департамент по аутизму… Не надо. Опираться на существующие государственные  инфраструктуры невозможно, те же ПНД, например, – это чудовищно, настоящие тюрьмы…». 

О профессионализме

img_8027Мария Морозова, генеральный директор благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко: «Все программы фонда реализуются в регионах, малых городах и селах, где острота проблем высока и дефицит инфраструктуры налицо. Нельзя управлять масштабными проектами из Москвы. Поэтому мы стараемся работать со всеми группами партнеров. Первая – это региональные власти и ведомства, потому что если нет интереса со стороны властей, то нет эффективности. Правда, взаимодействие с ними имеет определенный риск: это зависимость от договоренности с конкретными людьми. Только договоришься, чиновник уже сменился и надо начинать все с начала. Поэтому мой рецепт таков: надо работать с командами и вовлекать их в работу, реализуя наши грантовые конкурсы. К примеру, местные власти заинтересовались программой «Активное поколение» и уже по-другому работают с ветеранскими организациями. Те не просто приходят и просят деньги, а уже бойко пишут заявки на гранты.  

Вторая проблема власти – недостаточная информированность и компетентность сотрудников социальных учреждений. И поэтому второй рецепт – наш вклад в обучение этих людей. Третья проблема – это ведомственная разобщенность.

Проблема не в отсутствии средств, а в узковедомственной логике, которая делает программы  неэффективными и дорогими. И поэтому третий рецепт – организация пилотных проектов, где отрабатывается межведомственный подход на системном уровне. Сейчас мы отрабатываем в пилотных регионах межведомственную систему гериатрической помощи. Мы работаем и с ресурсными центры – хотя их и немного, но мы рассматриваем как партнеров и ценим их вклад, и с малыми организациями местного уровня. Например, проект «Культурная мозаика городов и сел» – это программа, способная объединять небольшие инициативные группы и организации, и это также путь к объединению регионов».

О стратегии и целях

img_7796 Оксана Орачева, генеральный директор благотворительного фонда В. Потанина: «Развитие благотворительности – одна из наших стратегических целей. Зачем донорам поддерживать именно инфраструктуры? Сегодня мы все говорили об организациях, которые могут быть инфраструктурами, а могут и не быть. Многие примеры как раз касались обычных некоммерческих организаций, которые объединяют тему или направление, членских организаций, или тех, кто осуществляет сервисную поддержку нашему сектору, например, предоставляют услуги по проведению грантовых конкурсов.

Поддерживать их необходимо, потому что все это формирует среду. Для того чтобы общество развивалось, нужно опираться на самые разнообразные ресурсы.

Мы видим, что 90% доноров поддерживают прежде всего проектную деятельность. Нам хотелось бы, чтобы НКО становились устойчивыми, и одновременно вкладывать как можно меньше денег на их институциональное развитие. Но это очень серьезное противоречие. Для ресурсных центров, членских или академических организаций, которые не занимаются конкретными проектами, важны свободные деньги, чтобы вкладываться в новые знания, исследовать новые практики, продвигать их. Как это совместить? Раньше в это вкладывались иностранные фонды, теперь все изменилось.

Донорам надо пересмотреть собственное отношение к финансированию и объяснению, что такое проект, закладывать в каждый проект возможности для дальнейшего развития инфраструктуры. Тогда мы сможем через проектное финансирование развивать и организации, предлагая им новые методы. И доноры могут предлагать дополнительные площадки для развития: образовательные программы, встречи, конференции. Государство не может быть единственным заказчиком, но оно должно быть нашим помощником и союзником. Оно тоже заинтересовано в том, чтобы мы объединяли усилия. Ему проще взаимодействовать с несколькими крупными организациями, которые выражают мнение сообщества, чем с разрозненными мелкими организациями, – и при этом каждый раз изобретать велосипед».

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Добавить комментарий