Чужой среди своих: легко ли принять в семью детдомовца-подростка


Вышла в свет книга «Чужие дети» — новый роман Дианы Машковой, приемной мамы, руководителя Клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра». Автор посвятила книгу детям сложного возраста – подросткам. Сейчас это самая большая категория детей-сирот, живущих в детских домах. Малышей разбирают, а дети постарше оказываются «невостребованными». Их не хотят брать в семьи – часто приемные родители боятся, а непосвященная часть общества и вовсе считает, что старшие детодомвцы испорчены, неполноценны и от них следует держаться подальше.

«Филантроп» поговорил с Дианой Машковой о том, какие мифы и страхи существуют вокруг подростков в детдомах, чего не нужно бояться и к чему важно быть готовым, если вы решили взять в семью ребенка подросткового возраста.

О книге «Чужие дети»

11 октября в Москве в Доме журналиста состоялась презентация книги «Чужие дети», выпущенной издательством «Эксмо». Автор произведения – Диана Машкова, журналист, писатель, мама четверых детей, трое из которых приемные, руководитель Клуба «Азбука приемной семьи» благотворительного фонда «Арифметика добра».

Новая книга Дианы Машковой во многом автобиографична. Это социально-психологический роман с элементами детектива, в основу которого легли реальные судьбы подростков-сирот и истории их усыновления.

Книга адресована широкому читателю – в том числе не только состоявшимся или будущим приемным родителям, но и людям, которым близки эти проблемы, и тем, которые пока совсем не в теме. Роман будет интересен каждому.

На встрече-презентации выступил Роман Авдеев, учредитель фонда «Арифметика добра» и отец 23 детей, 17 из которых – усыновленные. Слово было предоставлено также и приемным подросткам, прототипам героев книги. Одним из выступающих стал режиссер Михаил Комлев: на вечере был представлен трейлер его фильма «Мать», который снят по одной из сюжетных линий романа. В съемках приняли участие Стас Садальский, Алексей Кортнев, Ольга Тумайкина, Вера Бабичева, Евгения Полунина, все актеры работали над фильмом безвозмездно. «Каждый ребенок заслуживает, чтобы у него была мама», — таков эпиграф фильма.

 

Чего люди боятся: 

— Взрослого сложно полюбить

Это первое, чего опасаются люди, когда задумываются о судьбах детей из детского дома. С малышами все понятно, их, уютных и симпатичных, полюбить легко. А большого попробуй полюби! Он выглядит, как взрослый человек, а относиться к нему надо еще как к ребенку. Очень часто психологический возраст подростка-сироты намного меньше биологического. 16-летний парень может быть развит эмоционально всего на 3-4 года. Диссонанс сбивает с мыслей. «Я не справлюсь, я не полюблю, мне будет сложно, да что еще скажут мои близкие!» — набор типичных страхов приемных родителей.

— Он – «испорченный»

Вторая часть страхов общества связана уже не с личными, внутренними, переживаниями, а с фигурой ребенка. До сих пор присутствуют мифы и стереотипы о том, что в детских домах живут «неправильные» «испорченные» дети, больные, «не такие», с «дурной» генетикой и так далее. Или пугают истории о том, что «вот кто-то взял подростка, и ничего не получилось».

А вдруг будет воровство? Сексуальные проявления? Агрессия или аутоагрессия? С подростками вообще бывает непросто, а с подростками с травмой, из детского дома, еще сложнее. Как к нему найти подход? Это все и порождает ситуацию, когда на подростков меньше обращают внимание.

— Уже слишком поздно

А еще считается – они уже взрослые, им уже мы не нужны. Чем ему поможешь? Но это большая ошибка. «Именно в подростковом возрасте, в 15-18 лет ребенок выбирает свое будущее и себя в нем. Каким будет его будущее – во многом зависит от окружения в настоящем. Мы, взрослые, можем помочь ребенку в этом, приняв в свою семью, можем создать благоприятную среду для его развития, — замечает Диана Машкова. – «Буду ли я на стороне зла или на стороне добра» — таков мотив всех сказок и таков выбор подростка. Надо помочь ему в этот период. Помочь выбрать правильные ценности: любовь, любимое дело, хорошие отношения с окружающими».

— Ему ничем не помочь

«Конечно, принять подростка в семью — это сложно! По сути, об этом вся книга — от первого до последнего слова. Но ни с кем из подростков не бывает поздно — что-то сделать и хотя бы отчасти помочь ребенку изменить  отношение к жизни можно всегда. Но только в том случае, если сам взрослый не страдает установкой «ох, с этими детьми уже ничего не сделаешь, они такие какие есть». Тогда «поздно» именно с этими взрослыми, они не ресурсны. Пока человек жив, всегда можно и важно что-то сделать, чтобы ему помочь. А вот когда человек физически погиб — да, поздно. И эта ответственность — за ушедших раньше времени детей — ложится на нас, на всё общество с его установкой «с подростками уже ничего не поделать».

Да, есть дети с очень тяжёлым прошлым и серьезными нарушениями. Я знаю семьи, в которые приходили подростки-алкоголики, подростки-наркоманы, и приёмные родители годами боролись за выживание. Те, кто не сдались, победили. Вытащили детей даже из зависимости. А есть те, кто сдался из-за гораздо более простых задач — например, трудностей со школой — и вернул подростка в детдом.

Конечно, и другие ситуации бывают, когда семья в силу своих особенностей и особенностей подростка не может справиться. Если есть угроза или реальное насилие над младшими детьми в семье, если есть неконтролируемая и реальная, а не надуманная, агрессия, если наркомания зашла уже слишком далеко. Тогда это не по силам одной-единственной семьи, это задача и государства, и общества. Через личное участие соцработников, через искреннее внимание к подростку, через безусловное принятие, через лучших специалистов-психологов  и опытных профессионалов-врачей. Беда в том, что чаще всего в жизни сироты ничего этого нет. Но пока подросток жив, ему можно помочь».

К чему надо быть готовым:

— Подросток – это неудобный ребенок

Перекроить подростка невозможно . Только направить. Мы в России привыкли общаться с ребенком в приказном порядке. «Или ребенок подчиняется, или это плохой ребенок». Но на мой взгляд, как раз правильное естественное поведение детей — не слепое подчинение, а оценка ситуации. Иначе опасно будущее человека, который не думая делает все то, что ему говорят другие. Конечно, роботов выращивать удобно. И родители не всегда готовы к тому, что подросток – это ребенок неудобный. Ищущий свой путь. Принятие этого неудобства бывает сложным. Но есть категория взрослых, которым как раз интересна категория подростков – в них есть гибкость, любопытство, интерес к другой личности. Такие кандидаты в приемные родители очень ресурсны для подростка.

— Подростки нуждаются в комплиментах и похвалах 

Первое время в течение года Даша говорила так: «Я полная дура, отстаньте от меня со своими уроками. Я все равно сдохну в 20 лет. Будущего нет». Не за что зацепиться – это частая ситуация у ребенка из детского дома, они не проецируют свое будущее. Вокруг – сплошной негативный опыт. Как у Даши, например: кровная мама в тюрьме, старший брат в тюрьме, какие варианты у нее? Отсюда неверие в себя и непонимание, как вообще живут люди, что такое взрослая жизнь, когда детский дом когда-нибудь кончится?

Хвалите и поддерживайте приемного ребенка. И не вскользь. Это должен быть фейерверк вашей радости и похвалы в случае любого, пусть совсем-совсем крошечного успеха. Как с трехлеткой. Подросток постепенно зафиксирует свои успехи, прощупает свои склонности, умения, имеющиеся навыки, ведь часто они просто не знают того, на что способны, не могут это оценить. Помогите им.

«Сейчас Даша готовится к ОГЭ. У нее появился интерес и вкус к учебе. Появилось желание стать социальным журналистом, она занималась в школе журналистики», — делится Диана Машкова.

— Вредные привычки уйдут постепенно

Да, часто подростки, живущие в детских домах, курят и даже пьют. Но это простая работа принципа «Не мы такие — жизнь такая». Эти дети просто жили в такой атмосфере, где это было нормой. «Тебе 12 и ты еще не куришь? И не пьешь? Ты что, лох, что ли?» — так устанавливаются правила в этой системе. Надо соответствовать коллективу. Но в семье это постепенно уходит. «Но не через запрет. А через образ жизни, который ведет ваша семья. Детей воспитывают не словами, а примерами, делом – известная истина. Через впитывание другой атмосферы, среди, через общение со значимыми взрослыми ребенок меняется», — говорит Диана Машкова.

— Нужно быть готовыми к неожиданностям

Подростки не дадут вам скучать. Все время будут появляться внештатные ситуации. Но воспринимайте это не как проблему, а как задачу. И решайте ее вместе или делегируйте ее решение подростку – это тоже момент воспитания самостоятельности в нем. Не бойтесь передавать эту ответственность. Меньше тревожьтесь. «Невозможно заранее быть готовым ко всему, что будет случаться, — говорит Диана. – То что-то потерял, то сам потерялся, куда-то ушел, то ворует, то выпил, чего только не будет. Но эти сложности решаются. И далеко не в каждой внештатной ситуации нужны психологи – ресурс можно найти в себе, в собственной семье. Но вот если возникает чувство, что сил больше нет и ресурс на исходе, нежно немедленно обращаться к специалисту!».

Могут быть обиды, но чувства вины не будет

В конце концов, и кровные подростки вносят очень много тревог в жизнь своих родителей. Поэтому не надо бояться: все дети разные. Все всегда индивидуально. «Это зависит не от того, приемный ли ребенок или кровный. А, скорее, от характера и темперамента ребенка. И еще от его травм и прошлого. Отличие, пожалуй, лишь в этом, — замечает Диана Машкова. – С кровным ты прошел весь путь. Это твои гены, твое воспитание, твои установки. И когда что-то идет не так – на тебе неимоверный груз ответственности». Появляется чувство вины – где-то я что-то сделал не так, что-то упустил.

С приемным подростком иначе. Вы знаете: не вы прошли с ним весь его путь детства и взросления. Не вы нянчили, ухаживали, лечили, помогали, воспитывали. Это очень грустно и хочется, чтобы было иначе, но прошлого не изменить. Зато нет чувства вины, если ребенок что-то делает не так. Некий восстанавливающий фактор: не вы ответственны за то, что с ним когда-то происходило. Не вы виноваты в том, что он остался когда-то один, получил серьезные душевные травмы. Так вышло. А сейчас вы должны потрудиться, чтобы ребенку было безопасно, чтобы он реабилитировался и он мог развиваться и двигаться дальше при вашей поддержке.

— Важно принять прошлое

Часто родители спотыкаются, ломаются именно на этом – не могут принять прошлое приемного ребенка. Его кровных родственников, его историю. «Возьмем самый тяжелый пример – допустим, ребенок ранее пережил насилие. Бывает, что приемные родители не могут переступить в себе через это знание, — поясняет Диана Машкова. — В них появляется ощущение, что этот ребенок «нечист», он сам виноват. Как часто в обществе и относятся к жертвам насилия. Люди не умеют видеть это как беду, болезнь, несчастье этого ребенка. Одно трудное событие переносят полностью на личность ребенка. Это опасно и это ошибка – считать, что «раз с тобой это случилось, то ты плохой». И появляются рассуждения: «Раз твои родители пили – то и ты будешь», «Они воровали – поэтому и ты такой». Этого нельзя делать! Кроме того, подсознательно дети действительно воспринимают это как установку – вы сами можете повлиять на ухудшение их поведение и на развитие такого негативного сценария в жизни подростка».

— Не ждать любви и благодарности

«Не ждите любви, благодарности, помощи, не пытайтесь решать свои проблемы за счет приемного подростка», — советует Диана Машкова.

Конечно, постепенно между приемным подростком и принимающим родителем могут возникнуть родительско-детские чувства, но не сразу. Надо пройти много ситуаций, прикипеть друг к другу.

Часто родители говорят: «А за что мне его любить? Он пьет, ворует, убегает из дома, он не ценит то, что мы сделали для него». Но в каждом ребенке есть то, что ценно, за что его можно любить. Это есть вообще в каждом человеке. «Ищите в нем это ценное, доброе, хорошее. Не зацикливайтесь на плохом. Акцентируйте внимание на положительных чертах и помогайте усиливать их».

— Работать над отношениями 

С какой установкой идти на принятие подростка в семью? Диана Машкова советует: относитесь к решению здраво и взвешенно. Определитесь, зачем вы это делаете. «Бывают установки: я буду приходить домой, а он будет убираться и готовить мне ужин. Это просто глупо. Стыдно даже озвучивать такие наивные надежды взрослых людей, когда они рассуждают: «Я одинока, он одинок, теперь мы, два одиночества, поможем друг другу». Правильнее, когда приемный родитель решает: «Я могу сделать для этого ребенка хоть что-то. Мои родительские мечты могут не реализоваться, я, разумеется, не выращу академика или гения. Но я помогу этому ребенку выжить. И стать достойным человеком. Счастливым и состоявшимся. Найти свой путь». Позиция «помогу» лучшая. Конечно, тут тоже есть собственные мотивы-интересы родителей. Кто-то хочет реализовать свои знания, отдать душевные силы, кто-то – свой профессиональный опыт. А просто так впрыгивать в это, как в последний вагон уходящего поезда, не стоит».

Все зависит от подготовленности и ресурсности родителя. «Даже ваш статус или опыт не гарантирует вам в этом успеха, — замечает Диана Машкова. — Кто-то думает: «Я гуру в бизнесе, управляю компаниями, но не могу справиться с одним подростком! Он пришел в мой дом и перевернул все с ног на голову!». А проблема в одном – не установлен контакт. Подросток неуправляем, в отличие от компании. И вы не справитесь с ним, пока не установите с ним тонкую душевную связь. И пока не проявите силу – не физическую, а душевную. Дети это сразу чувствуют. Выстраивать отношения – это первое, чему нужно будет посвятить первые годы приемного родительства».

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply