Конкуренция во время чумы


Несколько дней назад руководитель Добровольческого Движения «Даниловцы» Юрий Белановский опубликовал у себя в Фейсбуке текст грустный и гневный. Вкратце содержание текста сводилось к тому, что «Даниловцы» рискуют скоро прекратить существование как юридическое лицо.

Причина не в том, что у Движения эмоционально выгорело руководство, ключевой специалист ушёл на другую работу или финансовый план оказался плохо продуман. Причина оказалась сродни скорее явлениям стихийным.

С 1 января 2017 года администрирование страховых взносов юридических лиц было передано от Пенсионного фонда Налоговой службе. Но при слиянии баз данных двух ведомств что-то пошло не так, и масса организаций проснулась должниками. В том числе и «Даниловцы», которым насчитали примерно два миллиона рублей неуплаченных взносов (при бюджете организации в 600 тысяч рублей в месяц).

В принципе, случай не уникальный, тысячи юридических лиц столкнулись с этой проблемой по всей стране, и в сети уже есть подробные руководства по её преодолению. Однако у Юрия Белановского на описанные в них длительные процедуры не было времени. Подходил срок получения «президентского» гранта, а для этого необходима справка об отсутствии задолженностей перед государством. При долге в два миллиона никто из чиновников (в неофициальных беседах подтверждавших, что всё это ошибка) выдать подобную бумагу не решался.

А без этого гранта «Даниловцам» будет не на что жить, программы будут остановлены, а сотрудники уволены.

Немного позже ситуация разрешилась благодаря самоотверженной работе бухгалтерии и руководства «Даниловцев», сумевших сбить сумму претензий с двух миллионов до 162 тысяч рублей, которые пришлось-таки выплатить (с перспективой вернуть когда-то, когда налоговики разберутся с базами), а также вмешательству руководителя Фонда президентских грантов Ильи Чукалина, который взял на себя ответственность за выдачу грантовых средств, не дожидаясь окончательного разрешения вопроса. Можно сказать, «Даниловцам» повезло.

Однако из этого случая вполне можно вывести мораль.

Примерно ту же, которую можно вывести из недавних историй нескольких некоммерческих организаций, потерявших крупные суммы денег во внезапно лишившихся лицензий банках или историй о тех, кто закрылся, будучи признан иностранным агентом.

Недавно я оказался на презентации нового проекта Агентства Социальной Информации и Фонда Владимира Потанина — НКО-Профи. Презентация проходила в форме дискуссии и весьма заслуженные люди, такие, как Гор Нахапетян и Александра Александрова, рассказывали, что настало время НКО конкурировать друг с другом всерьёз, и что банкротства, слияния и поглощения в мире НКО столь же нормальны, как и в мире бизнеса. Без этого, дескать, не выделятся лучшие практики и не будет достигнут настоящий большой успех.

Все эти соображения глубоко разумны, я ни в коей мере не подвергаю их сомнению в их теоретической чистоте. Но я не уверен, что они применимы в нашей ситуации и именно сейчас, в России, в 2017 году. Конкуренция, в своём нормальном виде, предполагает, что находящиеся в приблизительно равных условиях и действующие по одинаковым правилам участники рынка борются за некий ограниченный ресурс, и побеждает самый умный, или самый энергичный, или наиболее бесчестный — но в любом случае победа обеспечена его усилиями, а не обстоятельствами.

Но в случае с внезапными санациями банков, прокурорскими проверками на предмет наличия иностранного финансирования и непредсказуемыми долгами перед государством жизнь и смерть НКО мало зависят от их работы.

Фактически, мы живём под властью генератора случайных чисел — сегодня не повезло «Даниловцам», завтра не повезёт кому-то ещё.

Разве «Даниловцы» плохо управляются? Неэффективно расходуют средства? Продвигают ненужный продукт? Отказываются от использования современных технологий? Не хотят меняться и учиться? Нет, это одна из лучших НКО в своём направлении, причём как в смысле практики, чему доказательство — два десятка стабильно работающих волонтёрских групп разных направлений, так и в плане теории — только недавно «Даниловцы» презентовали первый в стране учебник по социальному волонтёрству и постоянно ведут единственную в стране системную волонтёрскую школу. Но «слияние баз» ударило именно по ним, и их существование оказалось под угрозой — случайно так вышло. Как некоторое время ходили под угрозой закрытия некоторые другие организации, волею случая державшие деньги в банке, который чем-то провинился перед ЦБ, причём среди этих организаций были как «лидеры сектора», так и мало кому известные фонды и АНО.

Банкротство, проблемы, потери и неудачи в благотворительном секторе не обязательно свидетельствует о плохом управлении или вообще о том, что организация проиграла в конкурентной борьбе — никому не проигрывал ныне закрытый фонд «Династия». Как и успешность говорит не обязательно о высоком качестве работы — любой из профессионалов нашей сферы может с ходу назвать три-четыре вполне успешные организации, работающие откровенно грязно или даже за гранью этики.

И поэтому совершенно здравые, теоретически правильные разговоры о благотворности конкуренции мне представляются откровенно преждевременными. Невозможна конкуренция в ситуации внезапно приходящей пагубы, неуправляемой чумы, в равной степени поражающей умного и глупого, успешного и аутсайдера. Точнее, конкуренция, конечно, возможна, но описана она в мрачных книгах, где люди живут по принципу «Умри ты сегодня, а я завтра». Не уверен, что организациям, претендующим на то, что они несут людям добро и мир, стоит жить согласно подобной философии.

Уж скорее нам был бы актуален старинный рыцарский девиз «Делай что должно, и будь что будет». Сектору нужна не конкуренция, а солидарность.

Спасать слабых, поддерживать отстающих и делиться средствами выживания. Именно это стоит сделать постоянной практикой нашей жизни. В противном случае каждый из нас может проснуться и увидеть, что неизвестно откуда у него появились долги размером в три с половиной месячных бюджета, а помощи попросить не у кого, ибо коллеги увидели прекрасную возможность для конкурентной борьбы.

Leave a Reply