В поисках дома: как специалисты из разных городов и стран помогают людям выбраться с улицы


Куда обращаться человеку, который оказался на улице? Существует ли взаимосвязь между бездомностью и химическими зависимостями? Какая реабилитация необходима, чтобы человек с опытом бездомности смог вернуться к нормальной жизни? Что такое комнаты контролируемого употребления, и почему они есть в Голландии, а в России их нет?

На эти и другие вопросы отвечали участники международной конференции по вопросам бездомности. Ее организовала благотворительная организация «Ночлежка» при поддержке фонда имени Генриха Бёлля, фонда «КАФ» и генерального консульства Нидерландов в Петербурге. Такие конференции «Ночлежка» устраивает раз в год. В этом году мероприятие называлось «Бездомность как комплексная проблема» и привлекло экспертов из нескольких российских городов, а также из Нидерландов, Финляндии и Литвы.

Петербургский опыт: «Ночлежка»

По данным «Ночлежки», в пятимиллионном Петербурге живут от 50 до 60 тысяч бездомных. Официальная статистика, конечно, в разы скромнее и удобнее для чиновников. «Ночлежка» — не государственная, а благотворительная организация, но именно она берет на себя львиную долю работы с людьми, оказавшимися без крыши над головой. Получить помощь от государства, не имея документов, практически нереально, поэтому первым делом бездомные зачастую обращаются в «Ночлежку», где им помогают «сохранить жизнь, здоровье, человеческое достоинство, встать на ноги и вернуться к обычной жизни».

«Ночлежка» — это ночной автобус, который обеспечивает бездомных горячей едой, несколько пунктов обогрева, первая в стране «Культурная прачечная», которой можно пользоваться бесплатно, душевые (пока одна, маленькая, но вот-вот откроется вторая, большая, со стиральными машинами) и самое главное — консультационная служба и приют. За 2016 год 2745 человек получили помощь юристов и соцработников «Ночлежки». Им помогали восстановить документы, устроиться на работу, уехать домой, оформить инвалидность, получить пособия или пенсии, оспорить мошенническую сделку с недвижимостью, получить жилье. Помогают в «Ночлежке» и фактическим, и «формальным» бездомным, с каждым составляют индивидуальный план действий. Соцработники тесно сотрудничают с психологами. Поверхностной такую помощь никак не назовешь.

Приют у «Ночлежки» небольшой — рассчитан на 52 места. Всего за прошлый год в нем успели пожить 185 человек. Больше половины из них переехали оттуда на съемное жилье, в интернаты или больницы. Жизнь в приюте начинается с обязательной консультации психолога, прививок, собрания анонимных алкоголиков. Людям с зависимостями помогает программа «Ночлежки» «Дом на полдороги». Из 16 людей, прошедших ее в прошлом году, 11 на сегодняшний день остаются устойчиво трезвыми. Главные условия жизни в приюте — не пить, не проявлять агрессию и выполнять план, разработанный совместно с соцработником, тогда шансы вернуться к нормальной жизни возрастают в разы.

Как отмечает директор «Ночлежки» Григорий Свердлин, городу, конечно, нужны новые «точки входа» для бездомных, в первую очередь, на вокзалах — нужна комната со специалистом по соцработе, стенд с телефоном, по которому можно позвонить, нужна информация о помощи, которую можно получить. Соцработникам надо бы выходить на улицы, а не просто ждать, когда люди обратятся к ним сами. Но пока таких возможностей у «Ночлежки» нет, хоть она и является передовой НКО в своей нише — многие специалисты по работе с бездомными, приехавшие на конференцию из других городов, хотели проконсультироваться и посоветоваться именно с сотрудниками «Ночлежки».

Москва: «Социальный патруль»

Если в Петербурге бездомные гораздо чаще обращаются в благотворительную «Ночлежку», чем в госинстанции, то в Москве инициатива принадлежит госструктуре -«Социальному патрулю». Он был основан в 2009 году «в целях выявления на территории города Москвы лиц, занимающихся бродяжничеством, и оказания нуждающимся срочной социальной помощи». У патруля есть мобильные бригады (30 автомобилей), пешие бригады и диспетчерская служба. У каждого отдела организации свои отчеты. Так, например, мобильные бригады за этот год имели дело с более чем 13 500 бездомными, а через пешие бригады прошло больше 3800 человек.

Патруль действительно патрулирует улицы и метрополитен, отвозит бездомных в пункты обогрева и в Центр социальной адаптации, помогает им попасть в больницу, восстановить родственные связи, вернуться на прежнее место жительства.

У каждого из пяти основных московских вокзалов стоят специальные автобусы, где можно погреться, есть также обогреваемый пункт оказания срочной социальной помощи, рядом с которым раздают питание 23 общественных организации. «Социальный патруль» рапортует, что за прошлый год социальные услуги только в этом пункте получили 1313 человек. Увы, статистика по юридической и психологическим консультациям весьма скромная: в этом году только 12 человек советовались в пункте с юристами, только 7 — с психологами и только 11 человек получали консультации по трудоустройству. Зато почти 1500 бездомных прослушали лекции о вреде алкоголя, больше 600 посетили концерты и больше 1000 посмотрели в пункте соцпомощи кино.

Интересно, что по данным «Социального патруля» в 12-миллионной Москве всего от 16 до 18 тысяч бездомных, тогда как по данным московского Дома трудолюбия их около 60 тысяч. Представители «Соцпатруля» считают, что у НКО цифры «наслаиваются друг на друга» — одних и тех же людей, обращающихся за разными видами помощи, считают по нескольку раз. Также по данным государственного «Социального патруля» за прошлую зиму в Москве насмерть замерзли только 14 бездомных. Для сравнения, в Петербурге, по данным «Ночлежки», каждый год на улицах умирают от одной до четырех тысяч человек, большинство смертей приходится на зимнее время.

Ночлежка

Пункт обогрева «Ночлежки». Фото Платона Терентьева с сайта www.homeless.ru

Психическое здоровье бездомных

«Социальный патруль» занимается решением оперативных проблем, связанных с бездомностью. Но, конечно, есть в Москве и другие организации, которые помогают людям, оказавшимся на улице, и пытаются разобраться в их проблемах.

Благотворительный фонд «САМЮ Сосьяль Москва» провел опрос среди клиентов приемного отделения Центра социальной адаптации имени Елизаветы Глинки. Опросить удалось 136 человек, средний возраст которых составил 51 год. Выяснилось, что 60% бездомных, обратившихся за помощью в Центр, впервые общались с психиатром в стенах этого учреждения, 40% уже обследовались раньше, а 5% не смогли адекватно ответить на вопросы. Инвалидность в связи с психическими заболеваниями имеют 6,5% опрошенных, 14% ранее находились на стационарном психиатрическом лечении.

По оценкам психиатров, 14% опрошенных требуется динамическое наблюдение, так как они страдают от шизофрении, амнезии, эпилепсии с изменением личности, психопатоподобного синдрома и других серьезных заболеваний. 45% участников опроса нужны консультации, поскольку у них наблюдается токсическая энцефалопатия третьей стадии, синдром интеллектуальной недостаточности, посттравматическое расстройство. Наконец, одного из респондентов необходимо было срочно госпитализировать. Также у 66% была отмечена алкогольная зависимость.

Несколько лет назад похожее исследование провели фонд «САМЮ Сосьяль Париж» и исследовательский институт Inserm. Удалось исследовать 840 парижских бездомных. 32% из них страдают тяжелыми психическими расстройствами, у очень многих диагностирована шизофрения. Но процент людей с зависимостями в Париже оказался существенно ниже — только 28,5%.

Фото из группы Samu Social в ВКонтакте

Помощь бездомным людям с зависимостью

О помощи бездомным, которые страдают от алкогольной и химической зависимости, на конференции говорили много. Но особенно интересным и трудным оказался опыт католического благотворительного центра «Каритас-Петербург». Он оказывает помощь, в том числе, низкопороговую, всем, кто в ней нуждается, независимо от национальной, этнической и религиозной принадлежности.

По словам сотрудницы «Каритас» Евгении Колпаковой, налицо засилье псевдореабилитационных центров, обратившись в которые люди попадают в самое настоящее рабство. Реклама таких «центров» висит повсюду, большинство бездомных людей, которые обращаются за помощью, там уже побывали, а потому первым делом спрашивают: «Будете бить и привязывать?» Известны случаи, когда даже государственные службы направляли своих клиентов на такую «реабилитацию». Уже были зафиксированы случаи истязаний и летального исхода в подобных «центрах», ну а «прививки от наркомании» и прочая профанация давно стала обычным делом.

В «Каритас» в первую очередь стараются оказать людям экстренную социальную помощь, а затем составить для них дорожную карту. Человеку рекомендуют пойти в группу анонимных алкоголиков (группы есть в каждом районе), помогают ему получить медицинскую помощь, попасть в реабилитационный центр или приют. Евгения Колпакова признается: перенаправить бездомного человека с зависимостью проще в НКО, чем в государственный дом ночного пребывания — опять встает вопрос с документами, которых требуется слишком много.

Сложнее всего пристроить зависимых бездомных женщин с беременностью — их не берут практически никуда. Невероятно тяжело помочь людям с зависимостью, у которых есть психиатрические проблемы. Еще одна сложная категория подопечных — бездомные с зависимостью и онкологическими заболеваниями. Абсолютно «слепая зона» — бездомные женщины с зависимостью из сферы коммерческого секса.

Очень важно объяснить человеку, что алкоголизм — это заболевание и, как любого недуга, его не нужно стыдиться. Но эта мысль близка, увы, даже не всем специалистам. Общественная стигматизация приводит к тому, что люди стесняются обращаться за помощью. По статистике, женщины делают это на три года позже, чем мужчины, поскольку женский алкоголизм считается наиболее постыдным.

Проблемы детской и подростковой зависимости официально вообще не существует — для детей и подростков нет даже специальных групп анонимных алкоголиков, и им приходится ходить на группы вместе со взрослыми.

Специалисты «Каритас Петербург» помогают своим подопечным попасть в проверенные реабилитационные центры, например, в «Дом надежды на горе» и «Диакония», устроиться в Приют матери Терезы, сотрудничают с «Ночлежкой» и «Мальтийской службой помощи». Но даже такая, по сути дела, командная работа идет с большим трудом — слишком много «бумажных» препятствий.

Caritas Санкт-Петербург, фото из группы в Facebook https://www.facebook.com/groups/caritasspb/photos/

Зарубежный опыт: Финляндия

В большинстве европейских стран проблема бездомности не стоит так остро, как в России — и бездомных меньше, и восстанавливать кучу документов, чтобы человек смог вернуться к нормальной жизни, не приходится.

Финляндия — один из лидеров по малому количеству бездомных. Как и во многих других европейских странах, здесь работает система Housing First: первым делом человека обеспечивают жильем, а уже потом решают все остальные его проблемы.

Как рассказывает генеральный секретарь финской негосударственной гуманитарной организации «Без определенного места жительства» Влада Петровская, упор делается на реабилитации. «Бездомность — это не качество человека, а временная ситуация. Реабилитация — помощь в выходе из этой ситуации. Проект кропотливый и очень завязанный на личностном отношении», — говорит Влада. И тут же признается, что у нее самой есть опыт бездомности (четыре года) и что ей пришлось бороться с наркотической зависимостью. Ей и другим людям со схожими проблемами помогли консультанты и психологи, не ставившие жестких дедлайнов.

Помощь бездомному в Финляндии начинается с домов ночного пребывания. Сначала он делит помещение с другими людьми, потом, если хочет и чувствует в себе силы изменить свою жизнь, получает отдельную комнату. В том же здании на первом этаже постоянно находятся сотрудники организации, которые помогают решать бытовые вопросы. Зачастую людям, которые долгое время не имели собственного дома, требуется помощь даже в таких простых вещах, как покупка продуктов, приготовление пищи или поход в прачечную. Эти навыки нужно восстанавливать, и для этого существуют специальные курсы. Есть и кружки по интересам, и мастерские, где можно освоить новую специальность или проявить свои таланты.

Жизнь в подобном доме устроена, как в общине, люди учатся взаимодействовать друг с другом, и это позволяет им потом вернуться в коллектив, выстраивать отношения на новой работе (такой же подход практикуют, кстати, и в приюте «Ночлежки»).

Когда человек готов жить отдельно, ему подыскивают обычную квартиру в обычном районе. Это государственное жилье, которое стоит дешевле частного. Адаптироваться к новой жизни опять-таки помогают социальные работники.

Людей с зависимостью связывают со специалистами, но абсолютной трезвости от человека, живущего в социальном доме, не требуют. Когда он начинает жить в отдельном жилье и самостоятельно платить за квартиру, он тоже, естественно, может вести себя так, как хочет, ведь это его личное пространство. «Одно из прав человека — ошибаться, не выздороветь, остаться в той ситуации, в которой он находится. Спасти всех невозможно, но мы должны предоставить достойную жизнь всем людям, даже тем, кто не следует нашим планам», — уверена Влада.

Голландия

Аркадий Радолов из нидерландской организации De Regenboog Groep («Де Регенбог Груп»), рассказал о таком шокирующем по российским меркам явлении, как комнаты контролируемого употребления, которые есть в некоторых дневных центрах пребывания для бездомных. В таких комнатах, где светло и чисто, человек, страдающий от зависимости, может употреблять наркотики. «Идея не в том, чтобы сделать употребление забавным и приемлемым, а в том, чтобы люди, которые не могут не употреблять, делали это гигиенично и безопасно», — поясняет Аркадий. Перед тем, как попасть в такую комнату, клиент должен поговорить с социальным работником. Если у человека нет возможности удержаться, если иначе он будет делать себе инъекцию под мостом, в темноте, то, конечно, он может воспользоваться специальным помещением. Главная задача соцработника — устранить все возможные риски, например, передозировку, объяснить человеку, в каких ситуация нельзя принимать наркотик внутривенно, в случае необходимости — оказать первую помощь и вызвать медиков. Впрочем, как рассказывает Радолов, вызывать врачей приходится не чаще, чему пару раз в год, а летальных исходов из-за передозировки в комнатах употребления вообще не бывало. Если же человек выражает желание избавиться от зависимости, ему помогают связаться с нужными специалистами. Среди волонтеров, которые помогают De Regenboog Groep, есть люди, которые смогли справиться с зависимостью, и их помощь, разговор с ними, порой оказывается для клиентов организации особенно полезным.

Литва

В Литве система Housing First на государственном уровне пока не принята, и к употреблению алкоголя и наркотиков в приютах относятся строго. Но и проблем с восстановлением документов здесь практически не бывает.

Во временном приюте для бездомных «Каритас-Вильнюс» стараются создать окружение, где человек сможет чему-то научиться и начать самостоятельную жизнь. «Помощь должна быть индивидуализированной. Мы не делаем за человека то, что он может сделать сам, — рассказывает о принципах работы приюта Аида Карчаускиене. — Взаимодействуем с госслужбами, чтобы они не списывали с человека долги. Стремимся к тому, чтобы наши подопечные устраивались на работу официально. Поддержку людям, вышедшим из тюрьмы, оказывают волонтеры, у которых тоже был подобный опыт. Эта программа действует еще только полгода, но уже показала свою эффективность».

Сотрудники стараются укреплять взаимоотношения между жителями приюта и — самое главное — прислушиваться к их запросам, желаниям и потребностям, обеспечивать их всесторонней социальной помощью.

Новый формат и общие ценности

Участники конференции не только слушали друг друга, но и обсуждали наболевшие проблемы. «В этом году мы впервые ввели панельные дискуссии. Это новый для нас формат, позволяющий более углубленно изучить проблему», — поясняет модератор конференции, сотрудник «Ночлежки» Алексей Варсопко. — С моей точки зрения важно внедрить зарубежную практику в наш российский контекст. У разных экспертных групп разное отношение к «западным ценностям». Но кто-то увидит здесь новые виды помощи, новые инструменты — пусть даже по началу шокирующие… Нам очень важно, что к нам приезжают гости из регионов. Таким образом мы формируем сообщество людей, вместе с которыми можно создавать общий язык, общий дискурс вокруг проблемы бездомности».

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply