«Это мы с вами влияем на мировой капитализм, изменяя его к лучшему, а не наоборот»


Изданная фондом «Нужна помощь» Книга Дэна Паллотты «Неблаготворительность» хороша уже тем, что вызывает бурные дискуссии. Ее ценность была бы еще выше, если бы она помогла нам как сообществу честно отрефлексировать тот путь, который сектор прошел за эти годы, и начать разговор о будущем, которое мы хотим построить своими делами.

В то же время, воспринимать пафос книги как руководство к действию будет недальновидно и даже глупо. Во-первых, книга была написана 10 лет назад, и за прошедшее десятилетие сектор существенно изменился. Во-вторых, Россия и Америка – это очень разные страны в историческом, социокультурном, человеческом смысле, и наша культура благотворительности отличается и всегда будет отличаться от американской. Идея разности культур благотворительности активно обсуждается в последние годы в связи с бурным ростом благотворительности за пределами англо-саксонского мира, и особенно в странах с развивающейся экономикой, к которым относится Россия. Поэтому наивно относить к себе впрямую даже самую справедливую критику американской системы.

Главный тезис книги — что благотворительность лишена мощных инструментов капитализма, и это ограничивает ее деятельность и эффект от нее. Моя первая реакция на это – разве не бизнесом были созданы многие из современных проблем человечества, например, тяжелейший комплекс экологических проблем? Во всем мире корпорации занимаются благотворительностью и вступают в партнерство с НКО, чтобы снизить издержки для природы и местных сообществ от собственной деятельности. И Россия здесь совершенно «в тренде», именно поэтому лидерами КСО у нас традиционно являются добывающие и производственные компании – они в полной мере осознают риски для устойчивого развития, которые они потенциально создают.

 Так почему же мы должны пользоваться методами капитализма для борьбы с их последствиями?

Есть и другие причины, почему воззрения Дэна Паллотты не кажутся мне актуальными для нашей ситуации. Авторский анализ исходит из всего двух игроков на поле решения социальных проблем – НКО и бизнеса. Это не так в Америке, а уж в России и подавно – практически ничего у нас в стране хоть в каком-то значимом масштабе не обходится без участия государства, а зачастую – и без его прямого указания. Да и ответственность за крупные общественные проблемы – как в смысле их решения, так и иногда в смысле их создания – это тоже прерогатива государства. Успешные в своем деле НКО это понимают и активно взаимодействуют с ним по изменению условий, законодательства, регламентов и пр., и именно таким образом проблемы могут решаться. Никакой НКО или бизнесу в одиночку и даже всем вместе такое не под силу.

Второй наивный посыл автора – что такие проблемы как бедность или болезни вообще можно решить раз и навсегда. Да, на протяжении 20 века человечество (а не НКО, замечу) смогло, например, практически полностью победить некоторые заболевания. Но на их место пришли не менее страшные – СПИД, птичий грипп и пр.

А уж утверждение, что проблемы не решаются, потому что НКО какие-то не такие  — недостаточно предприимчивые, плохо оплачиваемые и пр – это просто масштабное передергивание.

Мне бы хотелось коротко остановиться на пяти принципах, которые провозглашает Дэн Паллотта в своей книге.  

  1. Ограничение в оплате труда: мы разрешаем компаниям платить своим сотрудникам миллионы, но не хотим, чтобы кто-то платил высокую зарплату в благотворительном секторе. Мне кажется, нет ни одного руководителя профессиональной НКО, который не был бы готов и рад платить своим сотрудникам достойные зарплаты. Другое дело, что скромные и подчас нестабильные бюджеты большинства НКО не смогут это выдержать. Но это, мне кажется, является проблемой роста, а не осознанной установкой сектора. Так что по этому поводу не стоит и копья ломать.  
  2. Неприятие платной рекламы: мы позволяем Apple и Coca-Cola наводнять наши жизни рекламой 24 часа в сутки, но не хотим, чтобы платная реклама использовалась в работе благотворительных организаций. В отличие от многих корпораций, НКО производят действительно востребованный продукт, который помогает людям улучшить их жизнь. Как правило, спрос на их услуги у НКО превышает их скромные возможности. Что же касается рекламы в целях сбора средств, НКО уже начали учиться рекламировать себя, в том числе за деньги, в социальных сетях, которые позволяют им таким образом формировать базу сторонников и экспериментировать с разными фандрайзинговыми технологиями.   
  3. Неприемлемость долгосрочного планирования: мы спокойно относимся к долгосрочным инвестициям в случае коммерческих организаций, но хотим, чтобы наши благотворительные пожертвования были потрачены непосредственно в этом финансовом году, чтобы помощь нуждающимся была оказана здесь и сейчас. Мне кажется, трудно спорить с тем, что многие НКО живут одним днем, но это не их вина, а скорее беда. В то же время зрелые и относительно устойчивые организации, в том числе в России, ставят перед собой долгосрочные цели и последовательно движутся к ним. Помимо этого, появляются и инструменты, самым очевидным из которых является целевой капитал, которые поддерживают  долгосрочные стратегии финансово, и даже доноры, готовые в эти инструменты вкладываться.   
  4. Неприятие экспериментов и рисков: если благотворительная организация экспериментирует с новым форматом сбора средств и терпит неудачу, этого мы простить не готовы. Этот тезис просто смехотворен в российских условиях. Практически все, что делают наши НКО, является высокорисковой деятельностью в силу особенностей среды. Один риск признания организации иностранным агентом чего стоит! Напротив, я считаю, что нашим НКО надо учиться оценивать риски и грамотно ими управлять, и это действительно важная и долгосрочная задача для инфраструктуры сектора.
  5. Непривлечение инвестиций: мы позволяем компаниям, получающим прибыль, привлекать значительные объемы капитала на фондовом рынке, но не допускаем выплаты финансовой прибыли в сфере благотворительности. Благотворительность действительно не предполагает возмездности, в этом ее фундаментальное отличие от бизнеса. Однако это не значит, что в секторе нет механизмов привлечения капитала. Тот же целевой капитал – один из них, но есть и другие, хоть и не так развитые пока в России. Это и impact investment (инвестиции влияния), и социальные облигации, и разнообразные формы венчурной филантропии. Их появление в России — только вопрос времени, а пока никто не мешает НКО заниматься коммерческой деятельностью и доход от нее тратить на свои программы.

И последнее: давайте не будем прибедняться и утверждать, что НКО чем-то хуже бизнеса. НКО успешно осваивают инструментарий коммерческих организаций, но и компании все больше и чаще заходят на поле традиционно некоммерческое, осознано создавая общественные ценности – потому что это good business. Капитаны современного рынка – такие как Uber, Airbnb, Facebook и, например, российский Avito – строят свой бизнес на ценностях совместного потребления, экологичности, общения, сообщества. Это ли не ценности, лежащие в основе благотворительности? Это мы с вами влияем на мировой капитализм, изменяя его к лучшему, делая более человечным, а не наоборот.     

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply