Рабцентры: как в России устроена псевдореабилитация зависимых и бездомных


Приютить, кормить, платить — вот что обещают вербовщики псевдо-реабилитационных центров людям в трудной жизненной ситуации. Работать, бить, не выпускать — так оборачиваются эти обещания на деле. Корреспондент «Филантропа» в Санкт-Петербурге пообщался с жертвами такой реабилитации и разобрался, как отличить мошенников от тех, кто действительно помогает и кому можно доверять.

Стены домов, столбы и остановки в Санкт-Петербурге щедро увешаны объявлениями, обещающими кров, трудоустройство, медицинскую и социальную реабилитацию людям, попавшим в трудную ситуацию. Но обращаться туда за помощью бездомные не торопятся. И не из-за того, что довольны своим нынешним положением, а так как не понаслышке знают, что за ними скрывается.

«Я был в реабилитационном центре «Возрождение». Жильё у меня есть, но пообещали избавить от алкоголя, я согласился. Сначала меня забрали на квартиру на «Ломоносовской», а ночью перевезли на «Парнас».

Таких же, как я, нас было пятеро там. Ещё четверо смотрящих и повариха. И там меня 10 дней не выпускали на улицу, кормить — кормили, а на улицу нельзя. У меня начался алкогольный отходняк. Я стал искать выход по всем комнатам, чуть не вышел в окно с 16 этажа — меня поймали, стали бить. Потом они меня вывезли во Всеволожский район, выпустили на трассе. Я был весь избитый, дошёл до заправки, попросил вызвать «скорую». «Скорая» меня забрала и потом привезла домой. Всего я у них пробыл 12 дней, больше к ним не хочу» — рассказывает Дмитрий.

С Дмитрием (все имена подопечных «Ночлежки», героев этих историй, изменены), мы разговариваем на стоянке «Ночного автобуса» (мобильный пункт раздачи еды, один из проектов «Ночлежки», оказывающей реальную помощь). Каждый вечер буднего дня команда «Ночного автобуса» посещает несколько мест, куда приходят нуждающиеся в пище социально исключенные люди.

По словам водителя «Ночного автобуса» Игоря Антонова, на точки раздачи еды иногда приезжают и вербовщики от криминальных структур. «Вербовка происходит так: люди из этих центров приходят вчетвером или впятером, как правило, это люди с тюремным опытом. Они выбирают кого-то одного из бездомных и начинают его «ломать» – ходить за ним следом, что-то обещать, уговаривать, иногда угрожать, то есть раскачивать психику», — вспоминает он.

В Питере — ходить: как сотрудник «Ночлежки» водит экскурсии по неблагополучным районам

Если кого-то из подопечных «Ночлежки» вербовщики пытаются увезти с собой Игорь вступает в конфликт, угрожает оглаской, полицией и проблемами с законом. «Я им говорю, что в моем присутствии вы никого отсюда не заберете. Хоть, если честно, какой-то поддержки от полиции и государства я здесь не чувствую. Мы не раз писали заявления в полицию по поводу деятельности этих псевдо-реабилитационных центров, но получали ответы, что проведена проверка, нарушений не выявлено» — объясняет он.

Истории подопечных «Ночлежки»

Василий: «Я приехал вот так же сюда на кормёжку, и отсюда меня забрали цыгане. Предложили 1500 рублей в день. Отработал у них всю зиму. Денег они не платили, давали только поллитровую банку спирта, банку тушёнки и пачку макарон быстрого приготовления и пачку сигарет в день. Работал я у них на скотном дворе, там и жил — там сделаны такие типа клетушки. В 5 утра встаёшь и в 12 ночи ложишься. Жили мы там вдвоём. Обращались с нами хорошо, не били, но и денег не платили. Уйти мы могли свободно и ушли — накопили банок тушёнки (целую за раз ведь не всегда съешь), потом бабушкам сдали, чтоб какие-то деньги на дорогу выручить».

Сергей: «Забрали меня отсюда — обещали два раза в день кормить и крышу над головой, какие-то деньги. Денег не дали. Работать надо было до 7 вечера — за свиньями ухаживать. Это было за городом, жили мы там вдвоём в такой комнатушке 2 на 3 метра.

Пробыл я там неделю. Потом мне руку сломали и меня выгнали. Я захотел уйти, и за это мне сломали руку».

Пётр: «Предлагают они все одно и то же — кормёжку, крышу над головой и работу. Только в одних центрах надо молитвы читать, в других даже сигареты дают. Здесь мне платили за работу — 1500 рублей в неделю. А работал я на стройке по 12 часов в день. Правда, не удерживали — можно было в любой момент уйти свободно. Я побывал в трёх таких центрах. Уходил каждый раз из-за коллектива — в этих центрах в основном бывшие «сидельцы». Они любят под себя всё подмять, а я этого не люблю».

Семён: «Я думаю, это вообще лохотрон. Вот знакомый, Вова, работает — до сих пор ни денег не получил, ни документы ему не отдали. Позвонить ему, правда, можно, то есть не лично ему, а через девушку, которая в этот «центр» приглашает — ему дают трубку, он отвечает».

Бизнес-модель

Как правило, реабилитация в рабцентрах заключается в выполнении тяжёлой работы за мизерную плату. Если учесть, что те же бездомные относятся к наименее защищённым категориям людей, то бизнес центров представляется весьма доходным, малозатратным и довольно безопасным. Да, не во всех подобных организациях подопечных удерживают насильно, но, судя по словам побывавших там, это не такая уж редкость. Иногда в центре присутствуют элементы религиозного культа – например, обязательные утренние и вечерние совместные молитвы. В дизайне рекламных объявлений также иногда используется религиозная или напоминающая таковую символика, как правило, вызывающая ассоциации с российской православной традицией, но никакого отношения к Русской Православной Церкви они не имеют.

«Многие нынешние центры являются выходцами из «Преображения России», иные даже этого не скрывают, говорят: «Да, мы из «Преображения», наши руководители сидят в тюрьме, а мы продолжаем», — рассказывает Игорь Антонов.

«Преображение России» — крупнейший центр реабилитации наркоманов, состоявший из 300 спеццентров был закрыт по решению Верховного суда. Основателей организации — бывших наркоманов, подозревали в сектантстве и эксплуатации людей.

«Бывают вербовщики с наркоманским бэкграундом, это по ним видно. Такие приходят под видом наших подопечных на наши стоянки и в очереди за едой уговаривают людей поехать в центр», — вспоминает Игорь Антонов. «Некоторые из них даже не вполне понимают, что делают, даже пытаются вручить визитки нашим волонтёрам — вероятно, просто человек стоял перед выбором: работать на стройке или раздавать визитки».

Директор Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Ночлежка» Григорий Свердлин перечислил 10 признаков, по которым можно понять, что под прикрытием «реабилитационного центра» совершаются противоправные действия.
  1. Физическое насилие или угрозы его применения по отношению к подопечным,
  2. Удержание подопечного в центре против его воли,
  3. Получение денег от работодателя не напрямую подопечным, а через сотрудников центра,
  4. Отправка подопечных в отделение этой организации в другой город.
  5. Изъятие у подопечных документов,
  6. Отсутствие договора с четким определением того в каких вопросах, чем, как и в какие сроки центр будет помогать человеку в решении его проблем,
  7. Ограничение передвижения (можно выходить только с сопровождающим и т. п.),
  8. Запрет на использование мобильного телефона,
  9. Агрессивная реклама своих услуг организации,
  10. Организация не принимает нетрудоспособных – больные, тем более, инвалиды этих «благотворителей» не интересуют.
 

В пресс-службе ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области на запрос «Филантропа» ответили следующее: «Если гражданин подозревает, что он столкнулся с чьими-то противоправными действиями, он может во-первых, позвонить по телефону 02, где его заявление будет официально зафиксировано, во-вторых, лично подать заявление в любое отделение полиции». 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply