Скорая интеллектуальная помощь: как работает платформа ProCharity


Задача платформы ProCharity, запущенной фондом «Друзья» в декабре 2017 года, — стимулировать развитие в России профессиональной pro bono помощи. О том, почему компаниям интересно оказывать интеллектуальную помощь фондам и в чем заключается роль ProCharity, «Филантропу» рассказали управляющий директор фонда «Друзья» Оксана Разумова и исполнительный директор фонда «Друзья» Евгения Белотелова.

Оксана Разумова, фото предоставлено пресс-службой фонда «Друзья»

О целях

— Какова миссия новой платформы? Почему вы пришли к мысли о необходимости ее создания?

Оксана Разумова: Как и у фонда «Друзья» в целом, главная цель платформы ProCharity – профессионализация сферы благотворительности. Мы хотим привлекать профессиональную pro bono помощь, в которой так нуждаются фонды. Мы в этом не открываем Америку – в России первыми оказывать интеллектуальную pro bono помощь в свое время начали компании большой четверки, потом присоединились и другие, однако, анализируя работу сферы НКО, мы видим, что этого недостаточно. Доступ к крупным компаниям есть в основном только у именитых фондов, а в профессиональной помощи нуждаются и другие: средние и маленькие, совсем молодые организации.

— Почему доступ к корпорациям есть только у больших фондов? Компании лояльны только к ним, или маленькие НКО просто не знают, как правильно выстраивать коммуникацию с бизнесом?

Оксана Разумова: Здесь имеет место комплекс причин. Конечно, компаниям хочется  работать с устоявшимися брендами, скажем, фондом «Вера», или «Подари жизнь». У крупных фондов также есть известные люди в попечительских советах, а это связи, административный ресурс. В этом и заключается, в том числе, вклад известных персон в работу фондов.

У маленьких организаций часто нет таких персон в управляющих органах и нет понимания, куда и к кому пойти. Часто фонды и компании просто говорят на разных языках. Масштабно задачи pro bono пока у нас не решались.

Евгения Белотелова. Фото предоставлено пресс-службой фонда «Друзья»

Евгения Белотелова: Кроме того, само явление интеллектуального волонтерства и pro bono помощи, слабо известны в благотворительной среде и в обществе в целом. Немногие знают о том, что существует такой способ участия в жизни фондов.

— За рубежом pro bono помощь больше пользуется популярностью?

Оксана Разумова: За рубежом филантропия, конечно, больше развита, они на несколько шагов впереди нас. Мы изучали ситуацию, и подобные платформы там есть, в основном в США. Платформы могут работать на базе сайта конкретной компании, или это может быть объединение нескольких корпоратов.

За рубежом помогать – интеллектуальным или бытовым волонтерством – это норма.

У ряда западных компаний есть корпоративный стандарт: работодатель оплачивает определенное количество часов, которые сотрудник потратил не на работу, а на волонтерство. Но это пока, скорее, исключение, чем правило, и такие компании – амбассадоры интеллектуального волонтерства.

Евгения Белотелова: Например, в 2016 году 51 процент крупных зарубежных компаний предлагали своим сотрудникам участвовать в pro bono проектах, помимо других благотворительных программ. По России таких данных пока нет. Безусловно, у нас также развивается благотворительная корпоративная культура, но все же большинство компаний на данный момент настроены, скорее, ездить в детские дома с подарками, а не развивать интеллектуальную pro bono помощь.

Развитие, диалог, волонтерство: тренды года в благотворительности

— Может быть, работа платформы поможет переломить пока сохраняющуюся тенденцию поездок бизнес-компаний с подарками в детские дома?

Евгения Белотелова: Мы хотим, чтобы платформа ProCharity способствовала смене парадигмы. Наша цель — не только оказывать практическую помощь фондам в решении задач, но и менять культуру волонтерства, корпоративную культуру, показывать альтернативу бытовому волонтерству. Платформа должна стать брендом, который помогает компаниям мотивировать своих сотрудников вовлекаться в новый для России способ благотворительности.

— Как вы продвигаете платформу среди компаний, как люди узнают о ней?

Оксана Разумова : Кроме продвижения в соцсетях, мы, конечно же, ценим личные встречи. У «Друзей» очень сильные учредители и правление, заинтересованные в продвижении проектов фонда. Запланированы поездки в крупные компании, встречи с руководством и коллективами с рассказом о платформе.

—  Pro bono и интеллектуальное волонтерство – ставите ли вы тут знак равенства?

Оксана Разумова : Мы, скорее, так переводим этот термин: pro bono – это просто бесплатно. Но важно развести интеллектуальное и бытовое волонтерство. Это разные вещи, и мы делаем акцент на интеллектуальной pro bono помощи.

О помощи фондам

— По какому принципу фонды могут подключаться к платформе?

Евгения Белотелова: Сразу после запуска мы планируем работать только с теми организациями, которые находятся на платформе фонда «Друзья». Пока их двенадцать. Со временем их будет становиться больше, но не в геометрической прогрессии. На втором этапе запуска мы будем сотрудничать с фондами, которые прошли валидацию платформы Добро.Мail.ru, где агрегировано более 100 фондов. Для этих фондов мы планируем сделать упрощенную форму регистрации и создания личного кабинета. Позже мы намерены расширять пул фондов.

— А как молодой и неопытный фонд может воспользоваться платформой, ведь как раз таким фондам часто нужна pro bono помощь?

Оксана Разумова: Пока на год мы приняли вышеописанные правила работы платформы.

На платформе собираются волонтеры высокого уровня, и мы несем ответственность не только перед фондами за качество pro bono помощи, но и перед компаниями и волонтерами за то, каким организациям они будут помогать.

Мы не хотим, чтобы кто-то был разочарован. Обе стороны должны чувствовать себя на платформе комфортно.

Мы, со своей стороны, контролируем и модерируем процесс, помогаем всем участникам. Жестких рамок у нас нет, проект будет постепенно меняться.

Евгения Белотелова: Долгосрочной целью является, конечно, масштабирование. Мы глубже изучим процесс работы фондов и волонтеров в рабочем режиме, и исходя из этого, будем готовы изменять принципы работы платформы и масштабироваться. С одной стороны, мы хотим помочь многим, но при этом стремимся работать с теми организациями, которые доказали свою устойчивость. Это будет эффективным приложением усилий волонтеров.

Фото с сайта ProCharity

О работе

— Какие услуги предоставляют pro bono волонтеры-участники платформы?

Оксана Разумова: В течение года мы изучали запросы НКО, чтобы понять, какие задачи стоят перед ними наиболее остро. Исходя из результатов исследований, мы начали развитие платформы с нескольких основных направлений pro bono помощи: это IT-технологии, веб-разработка,  юридическая помощь, дизайн, копирайтинг, маркетинг.

— Фонды уже начали пользоваться платформой? И как это происходит?

Евгения Белотелова: На днях как раз был закрыт первый кейс – одним из фондов была поставлена задача по копирайтингу, и она была выполнена. Есть и другие кейсы, в которых определена задача и выбраны исполнители, сейчас эти проекты в работе.

Фонды создают свои заявки, на которые могут откликнуться несколько желающих взяться на работу. Фонд выбирает одного исполнителя, и тот берется на работу.

Кстати, важно отметить, что часто волонтеры думают, мол, раз они что-то делают бесплатно, их работу не будут оценивать. Это не так. На нашей платформе есть функция оценки фондом оказанной pro bono помощи. Так будет набираться положительный рейтинг у лучших pro bono волонтеров на платформе. Волонтеру в свою очередь важно более полно заполнять свой профиль, рассказывая о своем профессиональном опыте и достижениях, — так фонды будут чаще его выбирать.

О бонусах и мотивации

— Кроме «спасибо», будут ли как-то еще мотивированы волонтеры на платформе, может быть, предусмотрены какие-то бонусы?

Евгения Белотелова: Да, волонтеры смогут получить вознаграждение. Ряд партнерских компаний в рамках поддержки интеллектуального волонтерства предоставляет, например, билеты в театр, ужин в ресторане, возможность встречи с интересной персоной-амбассадором компании и так далее. Это не становится эквивалентом оплаты труда. Это еще один способ сказать «спасибо».

Фонд при формировании брифа также может внести в описание задачи подарок для волонтера, если у фонда есть такая возможность. Допустим, пригласить на спектакль, который проводится в поддержку фонда.

Компании партнеры также могут стимулировать своих сотрудников участвовать в деятельности проекта. Может быть, это будет приоритет в продвижении по карьерной лестнице, возможность пройти обучение или побывать в европейском филиале. Но это уже их решение.

Оксана Разумова: Мы, со своей стороны, тоже готовы напоминать компаниям об их самых активных сотрудниках-волонтерах на нашей платформе, чтобы на их инициативность и неравнодушие обратили внимание. В любом случае, поддержка pro bono деятельности сотрудников со стороны работодателя еще и укрепляет коллектив, повышает социальную ответственность персонала и компании в целом.

— А в чем мотивация бизнес-компаний в участии в работе платформы?

Евгения Белотелова: Платформа ProCharity – b2c проект с потенциально большим охватом, фонд «Друзья» – значимый бренд, сотрудничающий с сильными партнерами. Таким образом, участие в ProCharity – это еще и продвижение компании сквозь призму социальной тематики.

Оксана Разумова: Это одна из самых сильных репутационных технологий. Для современного бизнеса участие в благотворительности – это важная составляющая, усиливающая бренд.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply