6 важных инструментов современной благотворительности


Добрая половина населения страны так или иначе участвует в благотворительности, поддерживает разные фонды. И у доноров возникают вполне закономерные вопросы – в кого лучше инвестировать, ради чего НКО работают?

Фонды должны быть готовы ответить на очевидные вопросы – какие долгосрочные результаты от работы они хотят получить и как оценивают свое влияние на социальные перемены в обществе.  Дарья Буянова, директор благотворительного фонда «Добрый город Петербург», рассказала «Филантропу» о важных трендах в работе НКО и основных инструментах современной благотворительности.

Дарья Буянова. Фото предоставлено пресс-службой

  1. Эффективность

Первый условный инструмент – это эффективность, которую НКО сегодня нужно постоянно доказывать. 53 % россиян вполне сознательно жертвуют на благотворительность. Но у большинства людей возникают здравые вопросы: «Расскажите, что происходит с нашими деньгами, как вы их используете, можно ли их расходовать более эффективно? Ага, у вас есть зарплаты. Эти зарплаты нужны или это какая-то блажь?». Так что сегодня НКО нужно рассказывать не только о своих проектах, но и о том, что делает один рубль в работе одной организации, как он влияет на проблему.

Ценные кадры: стоит ли раскрывать размеры зарплат в благотворительных фондах

  1. Социальный эффект

Это более сложное явление, чем эффективность. Социальный эффект — не про то, как работают деньги, а про то, что мы меняем и зачем мы необходимы. НКО до сих пор приходится убеждать общество, власть, бизнес, что мы нужны. Почему? В крупных городах появляются инициативные группы, компании образуют свои фонды, работают  государственные инициативы, действуют краудфандинговые платформы, растет социальное предпринимательство. И НКО часто уже не являются центром социальных изменений. В малых городах и сельской местности, например, эффективнее работают инициативные группы. Потому что они энергичные, у них есть идеи и пока нет административных расходов, бумажной волокиты. И перед нами стоит задача показать уже не словами, что у НКО есть своя самоценность. Иногда есть ценность в самой организации – как любит говорить Светлана Маковецкая, организации должны переживать своих создателей. Но чаще всего ценность — в людях, которые что-то меняют, и в эффекте, который мы достигаем. Что конкретно ваше НКО изменило, чего оно добилось? Посмотрите, каким языком крупные фронды сейчас говорят о том, что они делают. Они рассказывают: мы работаем по четырем направлениям, делаем вот это и это, чтобы решить такую-то проблему. Например, сейчас несколько фондов работают над созданием Национального регистра доноров костного мозга. Это решение конкретной проблемы – чтобы как можно меньше людей умирало от рака крови и других заболеваний, чтобы доноров костного мозга можно было находить в России, а не за рубежом. Умение говорить предметно и конкретно, а не отвлеченно и абстрактно, апеллировать к конкретным фактам – важный навык для НКО.  

Еще один вызов в части социального эффекта – можем ли мы решить проблему целиком,  видим ли мы финиш своей деятельности, в чем наша миссия, в чем конечная цель?

Мы работаем, чтобы просто работать, или у нас есть желание решать проблемы? Меняется язык коммуникаций в благотворительности. Мы начинаем говорить – не что мы делаем, а ради чего. Нужно научиться транслировать цель, миссию, конечный результат, именно это умение говорит о зрелости наших организаций. Например, наш фонд создает целевой капитал для изменения политики заботы в отношении пожилых людей. Сейчас многие страны мира задумываются о том, как откликнуться на массовое старение населения: социальные и бизнес-проекты для пожилых развиваются очень активно. Опыт петербургского фонда получил высокую оценку на Международной конференции ООН по старению. «Добрый город Петербург» помогает людям серебряного возраста не только получить необходимую помощь, но также выстроить активное долголетие и реализовать собственные инициативы. На конкурсной основе мы поддержали больше 300 проектов в городах и селах 11 регионов России. Эти проекты разработали и реализовали сами пожилые люди – для себя, других стариков и своего сообщества. А целевой капитал станет долгосрочным и независимым источником финансирования инициатив людей в сфере активного долголетия.

Дарья Буянова. Фото предоставлено пресс-службой

  1. Стратегическое планирование

Именно стратегическое планирование – то, что отличает НКО от инициативной группы, когда благотворительная организация понимает, что она делает на разной длине времени. Почему это важно сейчас? Потому что меняется дискурс: например, бизнес теперь говорит «социальные инвестиции». Компании хотят понимать, в чем ваши цели, в т.ч. и долгосрочные. Когда ты создаешь юридическую структуру, ты надолго подписываешься на серьезную ответственность. Это про время, про то, что мы здесь всерьез и надолго, мы будем работать дольше и обстоятельнее, чем инициативные группы. Поэтому фондам важно иметь стратегии. Но мир меняется очень быстро, нельзя написать прекрасную стратегию и 10 лет по ней работать. Есть миссия, которая, скорей всего, не подвержена изменениям времени. Если фонд выполнил миссию, он может или закрываться, или новую миссию начинать.

Стратегии, которые с определенной регулярностью пересматривается и меняются, —  показатель того, что НКО думают и смотрят на свою деятельность с разных сторон.

Практика написания стратегии крайне полезная – когда ты вовлекаешь правление, управляющие структуры своего НКО, своих благополучателей, учитываешь, как развивается сектор. Опять же я за формализацию разных документов. Мне кажется, что часто в НКО рождается миллион идей, но они не получают дальнейшего воплощения, потому что собраться и говорить – это всегда просто. А стратегия для меня – это прописанные вещи. На бумагу обычно попадают более выверенные и четкие формулировки. Когда ты пишешь текст, ты очень долго думаешь и тебе приходит новый инсайт. Стратегия — инструмент изучения реальности, работы с командой, работы с механизмами саморегуляции.

Платформы онлайн-пожертвований. 10 лет в России

  1. Управление проектами и проектный менеджмент

Раньше фонды писали проект с большой глобальной целью на долгий срок. Сейчас мы не пишем большой проект, а пишем стратегию, а в ней есть связанные друг с другом куски деятельности. Задача такая: как можно больше краткосрочных действий с небольшим, но конкретным результатом сейчас. Этот результат отражается и на проектной деятельности. Ты в процессе получаешь возможность ее корректировать. Мы гордимся, что НКО – гибкие структуры без строгой корпоративной иерархии, большинство организаций близки к бирюзовому типу управления, люди в команде замотивированы целью, а не зарплатами. У НКО больше ориентация не на KPI (ключевые показатели эффективности), а на получение осмысленного результата, который может немного отличаться от того, что был запланирован.

На фоне этого меняющегося проектного менеджмента еще острее встает вопрос, ради чего НКО работают. Какой долгосрочный результат мы хотим получить и как оцениваем свое влияние на этот результат? И эта оценка как инструмент совершенно необходима.

В какой-то степени ресурсов становится меньше или конкуренция за них больше. Очень сильно изменили рынок президентские гранты. Организации почувствовали, что гранты несложно получить и проекты НКО растут, как грибы после дождя. Потребность в эффективности, много возможностей для обучения команды, изменчивый мир, меняющийся подход грантодателей к проектам, которые они поддерживают, — соответственно, НКО важно осваивать новые инструменты проектного менеджмента. Эти инструменты появляются везде и они доступны.

Офлайн или онлайн: какое образование нужно руководителям НКО

  1. Оценка в проекте

Важно оценивать проект не только на старте, но и производить замеры по ходу проекта и давать оценку результатов. При получении некоторых грантов рекомендуют  5 % заложить на оценку проекта. Сегодня есть спрос как на специалистов в области оценки, так и на обучение оценке проектных команд. Но если для крупных проектов и фондов важна внешняя оценка, то для небольших организаций актуальна самооценка и обучение своих сотрудников.

Также важно понимать, что оценка в деятельности НКО – это ожидания общества и доноров. Не сама оценка, конечно, а выводы, результат проекта, изменения. Например, для нас таким выводом после оценки программы повышения качества жизни пенсионеров, стала готовность пенсионеров быть партнерами. Из 1200 пенсионеров более 90% ответили, что хотели бы сами помогать другим, а 34% — что они готовы помогать фонду в его программах. Ведь это, с одной стороны, говорит о правильно выбранном подходе к обеспечению активного долголетия, а с другой – меняет программы фонда.

«17 рублей на валерьянку мы не дали»: Илья Чукалин о результатах конкурса президентских грантов

  1. Верификация

Верификация – это подтверждение надежности НКО. Она важна как для самих НКО при поиске партнеров, так и для доноров. Бизнес, например, хочет знать, с кем ему сотрудничать. Кто-то говорит, что каждая вторая компания в России занимается благотворительностью, кто-то – что две из трех российских компаний. Это ИП, малый, средний и практически весь крупный бизнес, потому что неприлично сегодня не заниматься благотворительностью, это критерий успешности компании. Те доноры, что выходят на рынок, задают вопросы – каким образом мы будем знать, в какое НКО нам нужно вложить средства?

Есть несколько способов верифицировать свое НКО. Например, верификацию НКО можно пройти на платформах, позволяющих собирать средства. Но и здесь есть своя специфика: Планета.Ру верифицирует только адресные фонды в категории «Благотворительность» (остальные попадут в категорию «Общество), а «Нужна помощь» — для портала «Такие дела» выбирает фонды, занимающиеся инфраструктурными проектами. Показателем верификации является и получение поддержки компаний со сложной процедурой отбора. Если НКО сотрудничает с крупными федеральными компаниями, это показатель надежности. Для меня элемент верификации – если организация состоит в понятных мне ассоциациях или партнерствах НКО. Например, в Партнерстве фондов местных сообществ сейчас 27 участников. Или в Содружестве Добрых городов, где уже почти 100 больших и малых городов-участников. Для меня как эксперта многих конкурсов важно, чтобы у организации был сайт, из которого было понятно, что она делает. То есть сайт с отчетами – также звено верификации. Также многие фонды сегодня стремятся пройти верификацию в социальных сетях.

При этом верификацией занимается и само сообщество, что тоже довольно любопытно. В России сегодня несколько проектов, которые задали этот тренд: например, Благо.ру, Добро.Mail.ru, «Нужна помощь». Мы обнаружили, общаясь с компаниями, что они доверяют этим краудфайдинговым платформам и не проверяют НКО дополнительно, не тратят на это свои ресурсы. И это интересный тренд: нужно верифицироваться, менять свой сайт, смотреть, какую информацию мы открываем – но не чтобы запустить краудфандинг, а чтобы проверить, кажется ли организация человеку со стороны открытой, адекватной и понятной. Посмотрите, что происходит с Фондом президентских грантов, который сегодня вызывает огромный уровень доверия. А все потому, что эксперты фонда – ключевые фигуры некоммерческого сообщества. По сути, некоммерческий сектор оценивает сам себя и это реальный тренд нашего времени.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply