Решать социальные проблемы или отвлекать людей?


Юлия Богданова, старший менеджер КСО в КПМГ, подводит итоги года в несколько печальной авторской колонке. 

Год подходит к концу. Невольно все думают про его итоги. Каким этот год был в КСО?

Мне кажется, что, увы, не выдающимся. Только что прошла серия конференций в данной теме, они очень похожи на предыдущие годы. Из трендов можно отметить, что на рынке есть признанные игроки, кто много и с разной степенью интенсивности тратит деньги на социальную сферу. Я бы в этой связи поговорила про вопрос «зачем»?

По данным исследования Сколково, компании в прошлом году потратили на благотворительность более 100 млрд рублей. Много ли это? Многие компании тратят значительные деньги на повышение лояльности к своим бизнесам в регионах присутствия, а часто и на борьбу с бедностью. Это очень понятно. Но тут надо провести границу между решением социальных проблем и созданием шума из мероприятий, поиском быстрого PR-эффекта. Ведь компании в подавляющем большинстве делают самые понятные их целевым группам программы. Это, как правило, самые ожидаемые решения, которые вовсе не являются самыми эффективными. Но их одобряют власти и люди. Так достигается цель лояльности, но не результативности. Компании вообще стоят перед сложным выбором, так как денег на все не хватает. Что сделать — решать социальные проблемы или «отвлекать людей»?

Если говорить про социальные проблемы, то с ними все довольно скучно и неинтересно, и часто из этой работы не сделаешь красочного отчета.

Я имею ввиду, что это стоит дорого, а результаты быстро ждать не приходится. Например, в детском доме система группового ухода планомерно калечит личность. По данным Генеральной прокуратуры только 10% выпускников успешно социализируются и адаптируются в социуме. Реабилитация такого ребенка, если это делать по уму, стоит дорого, так как с ребенком должны работать психологи, специалисты сферы образования и другие профессионалы. Да, хорошо обученные волонтеры тоже в плюс, но это розочка на торте к работе экспертов, как бы ни хотелось другого компаниям.

Ведь не секрет, что многие компании волонтерством пытаются полностью или частично заменить финансовую поддержку НКО.

В государственных центрах социального обслуживания нормы на сотрудников до 100 человек клиентов, например, если говорить про постинтернат. Разумеется такое количество клиентов не предполагает качественной работы. В фондах нормативы другие, и работа на порядки лучше. Но компаний, готовых играть системно и вдолгую именно с социальными проблемами, пока на рынке крайне недостаточно.

У нас полмиллиона детей живет в институтах разных видов. Многие страны таких детей приравнивают к жертвам войн, насколько необратимы последствия пребывания в них для детей. Всем детям нужны профессиональные услуги. На работу только с этими детьми нужны сотни миллиардов рублей. Расчет очень простой, каждый ребенок получает еженедельно встречи с психологом и еще каким-то специалистом, из расчета зарплаты в 30 тыс. плюс налоги. Бизнес такое никогда не осилит. Это очевидно.

И это только кусочек одной проблемы, мы не поговорили про приемные семьи, семьи в кризисе, детей с особенностями, пожилых, экологию и т.д. Возвращаясь к детям-сиротам, возможно бизнес мог бы помочь значительно больше, если бы поддерживал законотворческие процессы. Принятие закона с реальным бюджетом о запрете размещения детей до 3 лет в интернатных учреждениях, об ограничении количества детей в учреждениях до 30 человек, в группе не более 8, с размещением не в закрытых институтах, а в сообществе (в коттеджах, квартирах), с выносом всех услуг, кроме проживания, за пределы институтов, значительно прибавило бы шансы на нормальную жизнь для этих детей.

В рамках этого же закона необходимо было дать полномочия НКО вплоть до продажи здания детского института, если существующее невозможно к реформированию в интересах детей. Это иллюстрация того, что решение социальных проблем или хотя бы их ослабление требует объединения всех сил и науки, и государства, и бизнеса, и НКО. Пока преимущественно бизнес делает много ресурсных проектов, строительство, ремонты, оснащение и т.д.

Проектов, направленных на развитие социальных технологий пока очень и очень недостаточно, на их имплементацию еще меньше. И это тоже понятно, налоговые обязательства бизнеса пока только растут, кроме того, если бы был договор с государством, что бизнес поддерживает инновации, сотрудничает с НКО, рискует на старте, но потом готовый отлаженный проект у него заберет государство и будет его финансировать. Это бы стимулировало бизнес к таким социальным стартапам, но этого не происходит пока. Скорее государство говорит, что тебе хочется, ты и делай и финансируй. Пока это так, расширения участия прогнозировать не приходится.

Ну и про экспертизу в выбранных областях, пока у бизнеса в целом она крайне недостаточна. Наша страна, так уж вышло, очень сильно отстает в социальных услугах от развитых стран.

И для того, чтобы это изменить, если мы хотим увидеть изменения при нашей жизни, надо очень постараться, изучить лучший опыт и помочь принести его в Россию.

Я говорила именно о трендах, хорошие проекты у бизнеса есть, и это здорово, но согласитесь, хочется иметь перед глазами больше примеров, когда мы сможем сказать, что в этом городе, например, для любого пожилого человека доступен долговременный уход дома или в хорошем доме престарелых по его выбору. А в этом все дети-сироты сами выбирают, что будут есть на ужин и какую одежду покупать в обычном магазине. А в третьем — дети с нарушениями с рождения будут получать современные услуги раннего вмешательства на дому, а когда станут взрослыми, передут жить в дом с сопровождаемым проживанием. А в четвертом малый бизнес будет создавать столько рабочих мест и давать доход своим владельцам, как в европейских странах. И ведь это только малая толика социальных проблем, которые нам предстоит решить, чтобы сделать нашу страну привлекательной для жизни простых людей.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply