Раз эндаумент, два эндаумент…


Государственный Эрмитаж

На прошлой неделе Владимир Потанин объявил о создании еще одного эндаумента (по-русски – ). На сей раз — у Эрмитажа. Став главой попечительского совета музея, Потанин поступил как любой нормальный член такой структуры. Он предложил улучшить процесс управления музеем в части финансовой устойчивости и создать эндаумент. И сам же внес в него первый взнос — 5 млн долларов.

Казалось бы, новость должна занять первые места на лентах всех новостей. Но нет! В ситуации, когда государство не может в должной степени поддерживать деятельность социальной сферы (в том числе и музеев), частная инициатива такого рода обязана была привлечь всеобщее внимание. Но этого, к сожалению, не произошло.

Российские музеи пока не торопятся создавать целевые капиталы, что и понятно: сумма эндаумента, которая обеспечит спокойную жизнь небольшой организации, так велика, что даже не позволяет многим подумать о таком финансовом инструменте.

Более того, текущие проблемы и отсутствие навыков управления такого объема средствами у большинства музейных работников вызывают просто священный ужас.

Разоблачить подобные мифы и вселить надежду, на мой взгляд, могут успешные проекты. Эрмитаж – отличный выбор в этом случае. И не стоит говорить, что, конечно, Эрмитажу легко: только попросит – и ему все дадут. Представьте, какой объем средств необходим, чтобы не только содержать, но и развивать этот музей, чтобы приобретать новые экспонаты и обеспечить доступ научным сотрудникам и будущим талантам! Мне кажется, что собрать необходимые средства на небольшой региональный музей, или даже на несколько музеев, которые объединят усилия по созданию целевого капитала для их поддержки, значительно проще, чем обосновать необходимость частных вложений в государственное достояние – музеи Кремля, ГМИИ им Пушкина, Эрмитаж или Михайловский замок.

Однако разыскать информацию о новом эндаументе на новостных лентах оказалось непросто. Зато все агентства с огромным удовольствием пропиарили арест директора благотворительного фонда, присвоившего государственные средства при фактическом попустительстве чиновников от образования и соцзащиты. Звонили с просьбой о комментариях и обсуждали эту тему в прямом эфире. Хорошо, что обсуждали: благотворительная деятельность становится нормальным информационным поводом, когда не только идет речь про «белое – черное», но и рассматривается весь спектр отношений в благотворительном секторе. Но хотелось бы обсуждать и положительные истории тоже, причем не только про спасение еще одного ребенка (что, конечно, очень важно). Ведь получается, что о существовании возможности (хотя бы возможности!) создания для себя целевого капитала большинство интересантов никогда не слышало.

Да и как об этом можно услышать, если говорят об эндаументах – только на конференциях НКО, пишут – только в связи с налоговыми проверками, показывают – только если лично президент внесет свою зарплату в фонд.

Конечно, через несколько лет эндаумент станет делом обычным, мы будем составлять рейтинги крупнейших целевых капиталов, оценивать управляющие компании по эффективности инвестирования средств целевых капиталов, обсуждать программы обучения для членов попечительских советов данных институтов.

А пока каждый новый эндаумент – большое достижение и смелость как организации, так и доноров. Благотворительность не есть моральный долг и главная человеческая добродетель. Это личный выбор, от того — кому и до того — как помогать. Потанин выбрал. Так же как выбрали уже десятки тысяч человек, которые помогают совсем незнакомым людям или своей бывшей Альма матер.

Пока эндаументов в России меньше полусотни. Поэтому появление каждого нового фонда целевого капитала можно отмечать как праздник.

Средства, которые собираются из разных источников, инвестируются и лишь часть полученного дохода используется для финансирования деятельности организации; дает возможность всегда иметь источник финансирования «под рукой», обеспечивает устойчивость
  1. ipagava

    вот спасибо Наташе за … да сразу три спасибо. Во-первых, за то, что именно на страницах нашего издания чествовали Владимира Путина за очевидную решительность и проявленную близость к музейной культуре.

    Во-вторых, за то, что действительно одной похвальной статьей стало больше в прессе (это опять мы!). Потому как если ПУБЛИЧНО не хвалить, не поддерживать, не благодарить, в конце концов, за участие, население не изменит своего отношения к благотворительности. Зато если все время вытаскивать каких-то тараканов на публичное заклятие, то можно всех жертвователей окончательно отвратить от благих дел. Утешает то, что на западе идет аналогичная борьба за положительное освещение благотворительное участие.

    В третьих, Наташа совершенно права, напоминая, что надо праздновать, когда создается еще один целевой капитал. Вот такие у нас пока времена.

Leave a Reply