Осторожно, благотворительность?


Посмотрел по 5 Каналу ток-шоу Дмитрия Быкова «Картина маслом», которая была посвящена благотворительности и называлась «Осторожно, благотворительность!»

При всем уважении к Дмитрию Быкову, уровень разговора меня разочаровал – особенно разочаровала позиция самого ведущего, который в итоге все свел к обсуждению пиара вокруг благотворительности. Тем не менее, считаю сам факт этого разговора на телевидении очень важным, а сам разговор – очень показательным и отражающим сегодняшние тенденции в секторе.

Начну с тенденций. Они, по-моему, достаточно четко проявились на последней VIII Конференции Форума Доноров, и я бы их определил как некий «конфликт поколений» современной благотворительности – поколения, сформированного в середине 90-х на обучении и теоретической базе, предоставленной международными донорами, и поколения, появившимся к середине 2000-х, которое «просто делает дело». Возможно, я не буду далек от истины, если грубо назову эти поколения – «теоретиков» и «практиков» соответственно. (В 90-х конечно тоже были «практики», но о них как-то не хочется…)

Суть в том, что «поколение теоретиков» практически уничтожено «полицейскими 2000-ми», и та инфраструктура, которая была создана, насчитывает наверно менее 100 профессиональных филантропических организаций на всю Россию, включая частные фонды, ресурсные центры и фонды местных сообществ. Поэтому новое «поколение практиков» начинает рыть поле фактически заново, и сейчас вдруг дискуссия возвращается к вопросам, которые мы – «теоретики» — уже давно проходили. Правда на новом – практическом – уровне. Отличие в том, что у сегодняшних «практиков» есть действительно искренне желание помочь и, что важно, есть деньги.

Например, такие вопросы, на которые, казалось, уже давно даны ответы:

Благотворительность – это помощь сильным или немощным? Можно ли о пожертвованиях говорить или надо делать их исключительно анонимно? И так далее.

Анонс передачи «Осторожно, благотворительность!»

Такое ощущение, что не было дебатов и полного консенсуса о важности удочки, а не рыбы, что и в благотворительности важен профессионализм и стремление к инновациям, а не столько к прямой помощи.

Тем не менее, у Быкова фактически говорилось о том, что объект благотворительности – это исключительно больные дети и иногда пожилые, и о том, что «как же противно видеть, как люди, давшие копейки на детский дом, фотографируются с несчастными детьми». При этом, частные фонды и богатые люди были показаны скорее оправдывающимися.

Таким же оправдывающимся выглядел Марат Гельман на Конференции Форума донора, который «опрометчиво» сказал, что помогать надо сильным.

В итоге очевидно, что мы немного вернулись во времени, но, слава богу, на другом витке спирали. Появление новых «практиков» чрезвычайно важно, потому что именно они и составляют основу сектора – теми каналами, куда изливаются потоки нарождающейся позитивной энергии человеческих масс. Появление множащегося количества организаций, оказывающих помощь больным детям, может пугать, но именно они со временем сформируют рынок благотворительных услуг, который будет регулировать качество и процессы этих услуг. Недаром в секторе уже звучит вопрос о саморегулировании, потому что есть реальная опасность профанаций и злоупотреблений. Скоро наверно начнется борьба за детей с болезнями, которые достаточно «секси» для привлечения массовых пожертвований, а появление фейк-фондов, собирающих деньги – уже реальность (по информации все из той же передачи).

Нам же, «теоретикам», надо принять конъюнктурный тренд и ждать, когда сформируется рынок и появятся организации, готовые двигаться дальше, а сейчас, судя по всему, надо пытаться предвосхитить проблемы, которые очевидно возникнут, и возвращаться к темам, которые еще недавно казались избитыми и банальными.

Например, дилеммы «сильный-слабый» и «пиар-анонимность». Очевидно, что помощь слабым и убогим – это вопрос, можно сказать, интимный, и практически всегда – религиозный (вернее правильно сказать: вопрос веры, которая не всегда связана с религией). Здесь не о чем говорить, здесь все ясно и ничего не изменишь, и помогающий человек думает не о том, кому помогает, а о себе, о своей душе. Гордиться фактом замаливания своих грехов (я конечно утрирую, но в большинстве случаев – это так и есть) действительно странно и, наверно прав Быков, — аморально.

То, о чем можно и нужно говорить – это изменения, поиск решений и инноваций, стремление к усложнению – все то, что может дать настоящая благотворительность, которая не зависит от прибыли, и поэтому может быть рискованной. А результатами можно и нужно гордиться и АКТИВНО ИХ ПИАРИТЬ! Так же как и результатами и достижениями в любой другой области, потому что это радость и позитив. Но конечно ничего позитивного не будет без свободы действий и уверенности за свою собственность. Человек для того и стремится к богатству, чтобы стать свободным. Будет у человека свобода и радость от жизни в этой стране, он тогда и будет отдавать это богатство обществу, которое позволило ему достичь этой свободы.

Без свободы у нас опять останутся только те, кто печется о своей душе и кому лучше об этом молчать…

  1. Гезалов Александр

    Вадим, простите, но мне кажется Вы слишком резки, а порой сами не всегда точны.Может поискать в программе положительное, и оно там есть.А так, будто только Вы знаете как помогать нуждающимся?Не спешите экспертировать разные полушария жизни. Они действительно разные.Надеюсь, без обид.И Вы себя к кому причисляете, к практикам или теоретика?

  2. Катя Бермант

    Быков — дурак. Могла бы — писала на всех заборах. У нас с ним разные веесовые категории. Это единственное, что меня удерживает в рамках приличий.

  3. mchertok

    А я, к сожалению, передачи не видела, зато посмотрела в ЖЖ Филантропа фильм, который в передаче показывали. Знаете, как-то повеяло ностальгическими 90-ми. В принципе, и Вадим заметил, что для некоторых все последние годы прошли мимо, вот и для авторов фильма, видимо, тоже… Из самых невинных вещей делается скандал и проблема, очевиднейшие в моральном и прагматическом плане дела (типа богадельни для старушек организации «Милосердие») оказываются почему-то не столь уж однозначными. И еще — дешевые трюки типа звуокового эффекта на слово «Грехи», произнесенное Ириной Прохоровой. А зачем? Что, извините, хотел сказать нам автор? Если это журналистское расследование, то очень непрофессионально однобокое (с обвинительным уклоном), если просвещение — то опять же непонятно, какой эффект ожидается. Вообщем, как-то безыдейно и непрофессионально получилось.

  4. Борис Цирульников

    Вадим, уверен, что все сказаное тобой правда.Правда в том, что господин ведущий сам сделал для себя из этого ПР и наверно рассчитывал на ту публику, которая так же думает. А кстати ее много не только в крупных городах, но и в муниципальных.
    Не давно дал интервью в газету и сказал , что самая большая беда нашего города — это ущербность людей и что нужно бороться с этим и считать , что мы живем в лучшем городе и стремиться так сделать, что бы никто из него не уезжал. А в начале статьи корреспондент написал, что я там первый в городе занимаюсь профессиональной благотоврительностью. И что вы думаете получил по полной , потом в обсуждении на сайтах. Начиная от моей национальности, все анекдоты вспомнили, прошли через мою семью и в итоге, вывод, что это не благотворительность , а это мол простой бизнес «велосипедные дорожки делает. да деревья сажает». И даже не обидно. а понимаю, что пишут те , кто не однократно приходили в фонд, получали средств на проекты и они же не навидят нас , то что мы делаем. Наверняка мои коллеги и моя жена, которая работает вместе со мной поили их чаем. помогали что то сделать или понять как сделать.
    Это конечно не стон, но не много подвывания. Увы.
    Да и чуть не забыл,а про ущербность все и не говорили и наверно всех это устраивает. Как факт.

  5. Андрей Никитин

    Меня привлек комментарий Рошаля о необходимости экспертной оценки и рекомендаций по лечению врачами-добровольцами с репутацией, в первую очередь для опубликованных обращений за помощью.

    В нашей системе http://orgsystem.ru есть возможность сделать сервис (службу) для обеспечения такой деятельности:

    Предпосылки
    1. врачи не анонимны и имеют накапливаемую репутацию
    2. готовятся модули для обмена медицинскими данными
    3. началось разворачивание системы по России (через медвузы — http://mit.krasgmu.ru)
    4. готовятся сервисы для пациентов, например уже работает:
    http://orgsystem.ru/common.php?page_med_question
    http://krasgmu.ru/common.php?page_med_question&what=0
    5. все открыто для обсуждения и развития

    Поскольку наш проект медико-социальной направленности — существует реальная перспектива интеграции благотворительных служб с медицинскими.

    Все делается инициативно (снизу), сотрудниками, студентами и добровольцами со стороны, на технологической базе Красноярского медуниверситета и при его активной поддержке.

    Я предполагал, что это нужно. Но по словам Рошаля это ОЧЕНЬ нужно, а если так — мы готовы эту задачу решать приоритетно.

    Это будет востребовано?
    Готовы ли НКО сотрудничать с такой службой?
    Если наше решение будет встроено в сайты НКО — это упростит возможное сотрудничество?

  6. б.а.рмалей

    никогда не был фанатом быкова, но некоторые его стишки меня развлекали. заставлял айболита их мне вслух читать.

    а тут выяснилось, что чувак — банальный чудила.
    гламурные вечеринки сами по себе его не возмущают.
    его возмущает, когда на гламурных вечеринках деньги для больных детей собирают.
    его возмущает, когда благотворительностью занимаются «вышедшие в тираж певицы».
    сам же он никакой благотворительностью не занимается.

    есть что-то глубоко патологическое, попросту — ненормальное, — в таких измышлениях и оценках.
    я бы подобное квалифицировал как салонную парафрению. околоумие. околоморальные околорассуждения за околоденьги для не очень хорошего тв канала.

    и это — прогрессивно-продвинутый окололитератор.
    беда, граждане.
    пропал дом.

  7. L.Tikhonovich

    Вадим, спасибо, что написал.
    Меня передача тоже, как говорится, «задела за живое». Но в ином ракурсе. Сама постановка вопроса о том, гордиться или не гордиться фактом замаливания грехов для меня принципиально чужда (Цит: «Гордиться фактом замаливания своих грехов (я конечно утрирую, но в большинстве случаев – это так и есть) действительно странно и, наверно прав Быков, – аморально.))

    Смотря ее, я никак не могла ответить себе на вопрос: почему г-н Быков так рьяно возмущается тем, что какие-то ужасные люди могут получить возможность PR-а, пусть даже по-настоящему спасая чьи-то жизни. Но намерения их, дескать, сомнительны, и помыслы не чисты…

    В унисон ему говорил г-н Никонов, не так давно заявивший, что детям-инвалидам и жить-то не зачем. Он также клеймил разоблачительным позором тех, кто помогает людям ради собственного тщеславия.

    И как-то на фоне этого яркого аффекта потерялись замечания Рошаля о том, что жизни-таки — спасают, и это — главное, и какая вообще разница…

    А особенно меня добил пассаж, произнесенный Быковым в завершении: «Я буду делать все, чтобы моя семья никогда не дала шанса тем, кто хочет PR-а».

    Не дадим гадам возможности нам помогать! Не предоставим им такой роскоши!

    Очень долго все происходящее меня страшно возмущало. До тех пор, пока вдруг не дошло: для г-на Быкова медиа-известность, PR, и т.д. и т.п. — невероятно значимые, важные вещи. За которые надо жизнь положить, страдать, стремиться к их получению и т.д. и т.п. То есть — офигительная ЦЕННОСТЬ.
    И когда находятся люди, которые говорят, что ценность — не здесь, что это все ВООБЩЕ НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ЗНАЧЕНИЯ — он и иже с ним ПРОСТО НЕ ПОНИМАЮТ.

    Вспоминая Макса Вебера добрым словом, приходится констатировать — ДРУГАЯ РАЦИОНАЛЬНОСТЬ. И пусть с ними. Только бы не мешали…

  8. ipagava

    Не могу не согласиться с Вадимом в следующих важных пунктах:
    1. удивительно, что даже «продвинутые» люди иногда имеют достаточно ограниченное представление о благотворительности и высказываются одиозно. кто-то, а вернее — большинство прошло мимо дебатов о рыбе и удочке, в то время как сама аллюзия уже давно стала сложнее «на следующем витке спирали». когда оно, это большинство будет активно и осознанно вовлечено в благотворительность? у нас — ой не скоро. но была бы устойчивая группа в каком-то значительном, ощутимом количестве, выходящем за рамки супер-богатых людей, это стало бы достижением «теоретиков», как мне кажется.
    2. без свободы нет никакой стратегической благотворительности. в противном случае она сводится к банальной милостыне и ее фактом можно стыдиться. потому что видеть просящего человека равносильно переживанию его унижения. или же существует помощь по принуждению. но это не благотворительность, это какие-то другие отношения.

Leave a Reply