Конкурсный отбор. «Новые Макаренко» и умная помощь


Мы с Александром Гезаловым наградили трех победителей конкурса «Новые Макаренко». И поговорили с победителями о проблемах, решением которых они успешно занимаются — об адаптации и семейном устройстве воспитанников детских домов. Обсуждение хороших практик оказалось еще одной хорошей практикой: некоммерческой сфере не хватает коммуникаций.

Идея конкурса «Новые Макаренко» была простой — мы попросили всех, кто работает в сфере адаптации и семейного устройства детей-сирот прислать нам эссе или видео о своей деятельности. Сначала жюри отобрало шорт-лист из 10 претендентов, тексты которых мы разместили на сайте журнала «Филантроп». А потом читатели «Филантропа» своими лайками и перепостами выбрали победителей.

Когда я прошу сотрудников НКО присылать на сайт тексты о своей работе, они стесняются или не находят времени. На другие сайты, впрочем, они тоже не отправляют ничего кроме пресс-релизов. А вот на конкурс прислали.

Когда мы говорим о том, что НКО нужно делиться опытом, распространять хорошие практики и строить всякие другие коммуникации — мы только говорим. И ничего не делаем, как водится. Конкурс заставил хоть что-то сделать: собрать истории вместе, ради победы делиться ими в социальных сетях, обсуждать.

Это важные результаты нашего небольшого конкурса.

Но главный результат — участники поняли, что они не одни. И что их работу могут заметить и оценить.

В программе «Право на маму» на самарском телеканале показывают видеоролики о детях-сиротах, которые помогают им найти новых родителей. Но это не все. Инесса Панченко, автор и ведущая программы, рассказывает о всех героях в этой сфере — принимающих родителях, сотрудниках НКО, адекватных чиновниках.

Один из таких героев — Алексей Родионов, ветеран-морпех. Как-то его с коллегами по ветеранской организации пригласили в летний лагерь, в который привезли трудных подростков из детских домов: «Вы ребята крепкие, поможете справиться». Что такое подобный лагерь: постоянные побеги, пьянство, конфликты между «домашними» и детдомовцами, полное отсутствие дисциплины. И студенты-вожатые, главная забота которых — дождаться вечера, когда можно будет уже забыть обо всех этих детях и наконец расслабиться за кружкой пива.

Родионов нашел простое решение: показал подросткам автомат. Но не пригрозил им, как сделали бы многие на его месте, а поманил: «Кто утром придет на зарядку, вечером будет участвовать в военной игре». Первое утро собрало 10 человек, второе 20. А через неделю на зарядку ходили почти все 140 детдомовцев, за исключением лишь тех, кто не мог заниматься спортом по состоянию здоровья.

Так начался проект Алексея Родионова, который стал еще одним победителем конкурса «Новые Макаренко». Без всякой денежной поддержки извне он смог вовлечь в свое дело полторы сотни курсантов военного училища и тысячи детей.

Ирина Ладыгина более десяти лет преподает историю в московском образовательном центре «Вверх». Ее студенты — сироты, которые живут в психоневрологических интернатах, и были признаны в свое время необучаемыми. Многие из них пришли в центр, не умея читать, писать и считать.

«Я даже не представлял, что есть такие предметы: история, география», — рассказывает Александр, один из таких студентов. Он и еще двое его сокурсников пришли вместе с Ириной на церемонию награждения победителей конкурса «Новые Макаренко», чтобы самостоятельно убедиться: да, их совместную работу кто-то оценил.

Ирина помогает молодым людям освоить историю с помощью свободного ассоциативного рисования. А само изучение истории, говорит она, становится инструментом познания, социальной адаптации и решения психологических проблем студентов.

Успешно. Студент Александр рассказывает на пресс-конференции об истории строительства Бруклинского моста, а еще о том, что хочет вырваться из системы — снять диагноз, получить образование, завести семью.

Людей, которые делают подобные проекты, приятно награждать. И жалко, что пока не очень принято.

  1. Alexey Rodionov

    Как мы хотим решить ситуацию с детьми «групп риска», если сегодня созданы не условия для работы и поддержки специалистов, которых реально по пальцам можно сосчитать, а «рынок», где есть такое понятие как «откат», где основная задача не полноценная работа с детьми, а освоение выделенных на это денег. Сегодня нет элементарного фильтра, который бы позволил оградить детей от вторжения в их жизнь огромного количества общественных организаций, состоящих из волонтеров, которые не умеют и не знают, но пытаются, в результате чего только делают хуже. Поверьте, дети, особенно оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, очень хорошо чувствуют, когда «работа» подменяется «осваиванием», и если они не говорят нам этого в лицо, это не значит, что они прощают нам это. Наше будущее зависит от детей, но кого мы воспитаем, зависит от нас…

    P.S. Для себя мы окончательно решили не участвовать больше в «рынке», а работать, как и раньше, только на свои деньги.

  2. Гезалов Александр

    То, что рассказал Алексей Родионов, это просто крах общественной инициативе.Когда выигрывают тендеры на проведение проектов и программ не те, кто умеют работать с детьми, а дельцы часто из Москвы), которые потом звонят тому же Родионову и за 30 % предлагают провести то, что должны провести на сто процентов.Это ужасно.Если в этой среде есть такие схемы, тогда о чем можно говорить. Непонятно, почему у таких как Алексей нет поддержки в том числе со стороны государства, а тех, кто ездит на всякие Селигеры и Машуки есть.Странно. До тех пор, пока будет то, что происходит с грантовой политикой, об эффективности можно забыть.Простите Алексей.Накипело вот..

Leave a Reply