КДН, давай, до свидания


Давно хотел написать этот текст, но все откладывал. И вот решился, молчать уже нет смысла. Главный поставщик детей в детские дома — комиссии по делам несовершеннолетних (КДН). Они не могут быть полезными ни конкретному ребёнку, ни семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Это давняя карательная ретроградная структура. И сейчас она по сути подменяет собой государственную семейную политику и отвечает за эту самую политику. Выходит, что кроме карательных акций кризисным семьям ничего предложить мы не можем.

IMG_0582.JPG

В состав этой самой КДН входят по сути «все подряд», и это создает иллюзию, что в государстве есть некая система, позволяющая снизить количество семей, из которых дети поступают в сиротские учреждения. На практике всё наоборот: именно КДН и есть то тонкое ушко, через которое ежегодно около семидесяти тысяч детей попадают либо в приёмные семьи (в лучшем случае), либо детские дома.

При этом никто не несёт ответственности за отсутствие профилактической работы с кризисными семьями. Государство дожидается, когда семья окончательно сопьётся, и только в этот момент включаются «эффективные» механизмы помощи семье: кара для родителей на заседании КДН или приход в семью инспекторов полицейского подразделения по делам несовершеннолетних (ПДН) с последующим изъятием ребенка. По сути, ПДН нарушает законодательство (их задача должны — выявлять уличных детей, а не лезть на территорию семьи).

Между тем, семья, из которой изъяли по той или иной причине ребёнка, тут же остаётся без государственной соцподдержки и сопровождения. Это как последний гвоздь в крышку гроба: КДН и ПДН семью не спасают, а добивают. На этой пустующей поляне поработать бы общественным организациям, раз государство не справляется. Но почти никто из некоммерческого сектора не занимается кризисными семьями. У НКО нет на это ни ресурсов (действительно, куда проще помочь детломам), ни желания возиться с такими семьями.

Социальный постовой

Главный пробел во всей системе профилактики семейного неблагополучия — в ней нет главного ответственного лица, социального постового, социального работника, желающего и умеющего работать со случаем. Именно к нему должны поступать сигналы от всех субьектов социальной профилактики: детских садов, школ и др. И именно такой человек должен выйти в семью, провести оценку её социального капитала и выдать рекомендации по выходу из кризиса.

Но чтобы социальный постовой мог работать, семьи не должны бояться человека, идущего им на помощь. Для этого нужно сформировать культуру социального заказа в семейной сфере. Нужно переписать ТЗ для работающих с семьями специалистов. Задача — не изъять ребёнка из кризисной семьи, а вывести саму семью из кризиса. Такую услугу могла бы заказывать и сама семья, оказавшаяся в трудной ситуации — у СМСС (службы медико-социального сопровождения семьи). Чтобы не доводить до стадии, когда у мамы и папы от алкоголя уже отказывает печень и почки, а начинать работать в тот момент, когда родители из-за потери работы или иной утраты только начинают попивать. И шансы на спасение ещё есть.

Вот в такой системе социальный постовой выглядит уместной фигурой. Он диагностирует проблемы не для того, чтобы запустить маховик репрессий (если у вас всё плохо — зову бригаду изымальщиков, если дна ещё не достигли — ухожу). Он изучает положение дел, чтобы выписать спасительный рецепт для семьи, а затем будет сопровождать её и фиксировать успехи. Другими словами, нужен настоящий профессиональный социальный работник. Эту должность у нас не ценили ни в советское время, не ценят и сейчас. Между тем, даже многострадальная Украина приняла программу «12000», в которой ставится задача выпустить в ближайшем времени двенадцать тысяч профессиональных социальных работников, с двукратным увеличением их заработной платы.

Когда закроют детдома

Иногда мне кажется, что во власти начинают осознавать — без этих мер не снизить социальное напряжение в обществе не получится.

По поводу работы КДН я говорил с депутатом Госдумы Ольгой Баталиной, и она подтвердила: в ближайшее время вопрос о реструктуризации этой системы будет подниматься. Хотя это и непросто — покарать семью много ресурсов не надо, а вот чтобы помочь и поддержать, нужно серьёзно вкладываться.

Но такие вложения обязательно оправдаются — они могут изменить социальную карту России. Ведь детские дома уйдут в прошлое лишь тогда, когда в государстве за семейную политику будет отвечать тот, кто будет желать сохранения семьи, а не её разрушения. Процесс это не быстрый, даже можно сказать болезненный, так как сложно отойти от привычных моделей работы с разными социальными трудностями. Проще действовать менторски, карая нерадивых.

Неблагополучие в семьях порождает неблагополучие во всём социуме. Тюрьмы, больницы, приюты пополняют люди из разрушенных семей. Поэтому, решив проблему в одной этой точке, мы можем переключится на другие проблемы и уже точно спокойно постить в своих фейсбуках кошечек и собачек. Ну очень хочется!

  1. Владлена

    Согласна, как журналист и педагогически подкованная мама двоих детей. Потому создала подобие «института народного просвещения родителей», назвала «Беседка о детках». Давайте развивать просветительские инициативы, ведь у нас поколение молодых родителей- это дети, родившиеся на сломе эпох, когда старая добрая дошкольная система образования разрушилась, а на смену ей не пришла ни новая, ни семейная педагогика. Вот в чем проблема. Нельзя ругать плохих мамочек прежде, чем мы не отважимся их пожалеть. И тронуть их души добрым словом, которое понесет свет знаний о дивной и трепетной душе ребенка, о роли матери и жены и т. д.

  2. Юлия

    Истина. КДН по сути своей показуха и карательный орган. Стоит родитель и ребенок перед… эм… гражданами, которым суть проблем и их масштаб неведомы по умолчанию. Но у ведущих этого судилища есть такая должностная инструкция: наказать. Но сначала назначить виновных. Виновным не станет ни один чиновник, ни (о дайте помечтать!) само государство. Виновным, понятное дело, назначен будет и без того уже отчаявшийся родитель. Родителя отчитают при ребенке. Все дружно укоризненно покачают головой «Что же вы за помощью не обратились?! Наше государство обо всех заботится!». И бесполезно говорить о том, что ты,в общем-то, и обращался за помощью. Но ее не получил. Зато получил стаю стервятников, которые сидели и выжидали, когда же ты наконец упадешь, чтоб тебя судить и сожрать. И на публике каждый из чинуш, сидящий в этой КДН, будет говорить, что тебе поможет. И все, абсолютно все участники процесса будут прекрасно понимать, что это вранье, просто протокол обязывает говорить любезности с фигой в кармане. А потом, наедине, каждый в своем кабинете, не на публике, скажет тебе «мне твои проблемы никуда не брякали. дверь там». И ты опять никому ничего не докажешь, потому что шел за помощью и как-то вот не догадался включить диктофон. Кто-то выплывет и станет считать слова «патриот», «родная любимая страна» и «заботливое государство» издевкой и ругательством. Кто-то, а таких большинство, сломается — родитель в запой/петлю/тюрьму, дети в лапы «заботливого государства». Смысл этой КДН есть, похоже, только один — пополнять детдома.

  3. Анна

    Спасибо Александр — все верно, мы в нашей КДН стараемся но понимаем что все это как стрельба по воробьям,нужна другая система.Пора менять подходы в работе с семьей!

Leave a Reply