«Алексей, вы тупой!» Почему образовательные игры для сирот всё-таки работают


Алексей Миняйло, директор по счастью партнёров Проекта социальной адаптации «Полдень», — о том, что образовательные игры для воспитанников детских домов могут быть не только развлекательными мероприятиями, но и эффективным образовательным курсом.

проект «Полдень»

Можно встретить мнение, что образовательные игры для воспитанников детских домов — это форма развлекательных мероприятий, которые проводят аниматоры, и единственный их результат — сделать «фотки с сиротками» и «по-быстрому улучшить карму». Взрослые приезжают, пляшут перед детьми и уезжают, а между тем:

  1. Дети-сироты растут в мире, который для них придумало государство, и плохо представляют себе реальную жизнь.
  2. Детей-сирот заваливают подарками и не учат работать, а после окончания детского дома им придётся работать, создавать семью и т.п.
  3. Научиться этому, находясь в позиции берущих, невозможно.
  4. «Волонтёрский чёс», когда волонтёры объезжают много детских домов, посещая каждый лишь единожды, вреден.
  5. Нельзя ездить в детские дома ради «улучшения кармы» и «фоток с сиротками»

Каждый, кто серьёзно вовлечён в тематику сиротства, знает, что эти слова совершенно справедливы. Развлекательные игры воспитанникам детских домов действительно не нужны. С ними всё понятно — они как бабка с косой из фильма «О чём говорят мужчины»: не та, плохая, и не нужно её через дорогу переводить.

Но значит ли это, что образовательные игры для детей-сирот в принципе не работают? Или, если учесть нюансы, о которых говорится выше, то можно сделать и хорошие, правильные образовательные игры?

Когда мы начинали работать в детских домах, мы сформулировали для себя основные фокусы нашей программы так: самоорганизация и целеполагание. Из этого вытекает и все остальное: мы работаем с коммуникативными проблемами, с постановкой задач в жизненном смысле этого слова, учим детей планировать. Опираясь на традиции деятельностной педагогики, мы выстроили игры таким образом, чтобы единицы содержания переходили из игры в игру.

Смысл образовательной игры не в том, чтобы максимально достоверно воссоздать моделируемую ситуацию или развлечь ребенка. Фантастические, завлекательные сюжеты — только упаковка, в которой скрыто серьёзное содержание. Смысл игры в том, чтобы дать ребенку необходимые в жизни компетенции и жизненный опыт, оставаясь при этом в безопасной для него модельной ситуации. Действуя самостоятельно и автономно в рамках игры, принимая собственные решения, ребенок учится проявлять инициативу и брать на себя ответственность. Надо ли говорить, что подобный опыт крайне тяжело получить в формальной обстановке детского дома?

Разумеется, всего одной игрой невозможно достичь прочного результата. Даже взрослый человек не сможет после единичного тренинга сохранить в целости все приобретенные там навыки, особенно если они не поддержаны средой. Поэтому наша программа рассчитана на три года регулярных занятий. Мы приезжаем в детский дом в среднем раз в две недели, дополняем игры занятиями по профориентации, поддерживаем общение с детьми между приездами.

Проект «Полдень»

Надо сказать, что образовательные игры — это не какое-то недавнее изобретение. Применение в педагогике игровых методов и деятельностного подхода широко практиковалось в СССР с 1930-х годов. В этом направлении работали Эльконин Д.Б., Выготский Л.С., Щедровицкий Г.П. и множество других замечательных педагогов и методологов. Сейчас обучение через игру активно развивается в Европе и Северной Америке (в частности, в этом году состоится 46-я ежегодная международная конференция по играм в образовании), и ведущие вузы и школы расширяют практику его применения. Мы разрабатывали программу «Полдень», стараясь взять лучшее из отечественного и западного опыта. Мы постоянно развиваем программу: этой весной у нас в числе прочего запланирован международный семинар в России и Швеции для интеграции европейского педагогического опыта в нашу программу и передачи наших наработок европейским коллегам.

Наши наблюдения показывают, что наш подход успешно дополняет другие формы помощи детям. Вообще, когда мы говорим не о получении академических знаний, а о практических компетенциях, трудно представить себе эффективный образовательный курс, не включающий в себя деятельностных аспектов.

Простой пример. Я принял на работу более 50 человек (большинство — достойные специалисты, окончившие лучшие вузы России) и ручаюсь, что подавляющее большинство людей не умеют вести себя на собеседовании, потому что не понимают, чего хочет от них работодатель. И, что ещё хуже, я вспоминаю, как вёл себя на собеседованиях сам, и плачу крокодиловыми слезами. Думаете, я не знал советов с хэдхантера и из умных журналов? Знал, но на моё поведение это повлияло слабо — примерно на те самые 10%, на которые усваивается теоретическая информация.

Всё изменилось только тогда, когда я сам стал работодателем, т.е. приобрёл опыт собеседования «с другой стороны». Только тогда корм пошёл в коня. Вы можете сказать: «Алексей, вы тупой!» и будете, конечно, недалеки от истины, только вот эмпирический опыт показывает, что Алексей не один тупой, а является представителем целой плеяды людей, которые лучше всего учатся на собственном опыте.

А теперь представьте, что на собеседование приходит выпускник детского дома. Каковы шансы, что он сможет произвести хорошее впечатление на работодателя, если учесть, что большинство таких детей очень смутно представляют себе сам процесс устройства на работу? Мы сделали несколько специальных игр про собеседование и построение карьеры. Одна из них знакомит детей с шагами, которые нужно предпринять для устройства на работу, с интересами сторон в этом процессе, актуализирует принципы, из которых нужно исходить при выборе работы. Игроки делятся на кандидатов (составляют свое резюме) и сотрудников отдела кадров (рассматривают резюме кандидатов, проводят собеседования, выбирают, кто из кандидатов лучше подходит для вакансии). Игроки-кандидаты получают работу в одном из трех конкурирующих НИИ, готовящих проекты для государственного конкурса. Потом им предстоит выполнить задание конкурса, и побеждает та команда, которая лучше справилась с наймом подходящих кандидатов. Во время разбора полётов мы говорим с ними о простых и важных вещах: что нужно искать ту работу, которую умеешь делать, и которая тебе нравится, а не пытаться устроиться по знакомству или туда, где проще, об ответственности за то, что делаешь, перед коллегами и компанией.

Проект «Полдень»

Вообще правильные образовательные игры чрезвычайно эффективны. Например, навыки, полученные в образовательных играх «Наблюдатели vs. Фальсификаторы» (через которые прошли почти 3 тысячи наблюдателей на выборах в 7 регионах РФ), использовали в реальных выборах 84% участников, а 35% строили свою тактику на выборах на основе игрового опыта и остались довольны. Те, кто имеют дело с образованием, понимают, насколько это высокие показатели. В социализирующих играх для воспитанников детских домов измерить эффективность гораздо сложнее, но даже наши простые «воки-токи тесты» показывают, что дети осваивают навыки, которым мы их учим.

Что такое «воки-токи тест»? В начале курса каждому ребёнку в группе выдаётся рация и несколько цветных шариков, всех разводят по разным комнатам. Задача — за 5 минут иметь на руках список: у кого какие шарики. Казалось бы, задача элементарная — нужно, чтобы один сказал: «Так, все слушайте меня и не перебивайте. Вася, какие у тебя шарики? Приём». И т.п. Но даже эту простую задачу дети выполнить не могут: они пытаются говорить одновременно, и всё тонет в шуме и гаме. Похожий тест в конце года даёт более оптимистичные, хотя и далёкие от идеальных результаты.

Подводя итог, замечу, что конечно нет ничего лучше устройства ребёнка в семью. Но пока дети не в семьях, нужно помогать детям а) эффективно б) с использованием своих сильнейших навыков. Потому мы, будучи экспертами в игровых формах в образовании, помогаем именно с помощью них. Наш метод эффективен. Поэтому мы используем его. Чтобы помогать эффективнее, мы формируем альянсы с другими силами добра, работающими в детских домах, например, с наставниками из Kidsave. Согласитесь, социализация идёт эффективнее, когда ребёнок и обретает наставника, и осваивает социальные навыки через образовательные игры, чем когда у него только есть наставник или только образовательные игры.

Кстати, мы всех приглашаем к симбиозу. 4–5 апреля у нас большой семинар, на котором мы бесплатно учим волонтёров и представителей НКО использовать наши образовательные игры.

Знакомьтесь с программой и записывайтесь по этой ссылке.

  1. Галина

    Добрый день, Алексей!
    Все это хорошо, вам самим нравится и некоторым детям не исключаю тоже нравятся Ваши игры. Но все-таки хочу обратить внимание на моральную и человеческую сторону вопроса. Вы говорите, что Ваша программа рассчитана на 3 года. Хорошо. За это время дети успеют привязаться к Вам и Вашим коллегам, будут тянуться к ним не только в игровом плане, но и в человеческом. У детей из детского дома обостренное чувство привязанности к тем, которые хоть как проявляют к ним внимание. Они уже подрастут за это время и будут ТРЕБОВАТЬ от Вас не только игр, а простого долгосрочного человеческого общения, потому что здесь уже не игры, а серьезные судьбы слабая травмированная психика детей. Как Вы поступите после того как срок Вашей программы закончится?

    • Alexey Minyaylo

      Галина, здравствуйте! Вопрос не в том, нравятся наши игры или нет, а в том, дают ли они результат. Они его дают, и это главное.

      Сейчас мы формируем партнёрство с организациями, которые занимаются постинтернатным сопровождением в том числе. А насчёт требования долгосрочного человеческого общения — ну они его и от воспитателей будут требовать, и от директора детского дома, и от наставников, и от учителей. Каждый должен заниматься своим делом. Проблему болезненной привязанности не решить, если до конца жизни поддерживать привязанность с ребёнком. Когда младенцам перерезают пуповину, идёт кровь. Но по-другому нельзя. Никто же не говорит, что у младенца при перерезании пуповины калечится жизнь. Здесь похожая ситуация.

      • Галина

        Алексей, спасибо за ответ. У младенца калечится жизнь, когда его после перерезания пуповины не воспитывают мама и папа. Когда нет постоянного взрослого, который дает ему ощущение защищенности и опоры. Когда нет корней, дерево качается и падает. Вот что нужно детям — поддержка значимого взрослого. А Вы, как я понимаю, к этому пока не готовы и не ставите себе такую задачу. У Вас другие цели к сожалению.

        • Alexey Minyaylo

          Наша цель в том, чтобы ребёнок стал самостоятельным, а не искал до конца жизни защищённость и опору в ком-то. Как писал философ, богослов и писатель Клайв Льюис:

          «Материнская любовь — это дар. Но дарует она, чтобы довести ребенка до той черты, после которой он в этом даре нуждаться не будет. эта любовь работает против себя самой. Цель хорошей матери — стать ненужной. «Я больше им не нужна» — награда для матери, признание хорошо выполненного дела».

          Так и мы. Готовим их к самостоятельной жизни, чтобы мы им были не нужны.

          • Галина

            Алексей, Ваша позиция мне понятна. Но я немного не об этом, что ребенок после детского дома напоминает растение «перекати поле», у которого нет корней. Нет общей линии его воспитания, как в семье. Один прибежит в детский дом научит чему-то, а другой — совсем противоположному, воспитатели тоже гнут свою линию и так у детей в голове — каша. Он не знает куда бежать, к кому обратиться, кто поможет первое время после выпуска из детского дома? Я говорю не понаслышке, я просто знаю об этом достаточно много. Все игры с волонтерами напрочь забываются и начинается реальная жесткая будничная жизнь, в которой и обман и страх перед этой жизнью. А волонтеров-то рядом нет. Они свои игры отыграли. Ну, это моя позиция. Я ее никому не навязываю.

            • Alexey Minyaylo

              Понимаю вас и ваше беспокойство. Что могу сказать:
              1. Мы лучшая игротехническая команда в России, и делаем игры, которые работают.
              2. Вы совершенно правы, одних только игр недостаточно.
              3. Поэтому мы формируем альянсы с организациями, которые охватывают другие аспекты социализации:
              + наставничество (сотрудничаем с Kidsave)
              + обучение бытовым навыкам и навыкам самостоятельной жизни в квартире (сотрудничаем с центром «Ступеньки»)
              + помощь в устройстве на работу (планируем работать с программой Работа-i фонда «Рауль»)
              + помощь в устройстве детей в семью (обсуждаем возможность работы с БФ «Измени одну жизнь)
              + ищем партнёров для постинтернатного сопровождения и других полезных партнёров.

              Когда берёмся за дело все вместе, будет эффективнее.

              И спасибо вам за неравнодушие. И подписывайтесь на нашу страничку. :-)

              https://www.facebook.com/thenoonproject

  2. Тахир

    …реальная помощь — это найти ребенку семью. Инвестировать усилия, средства во что -то другое, каков бы ни был набор инструментов, -это самоудовлетворение, оплата собственного досуга. В суе говорить о навыках и компетенциях без семьи. Займитесь поиском родителей для конкретного ребенка, консультированием, сопровождением будущих приемных родителей.

    • Alexey Minyaylo

      Тахир, здравствуйте! Вы правы, найти семью — лучше всего. Но «лучше всего» не означает, что остальное не имеет смысла. Ещё как имеет, особенно в условиях, когда всем сиротам семью пока найти невозможно. А помогать нужно а) эффективно (и мы эффективны) б) с использованием лучших своих навыков. Мы умеем делать отличные и эффективные образовательные игры, их и используем для обучения конкретным навыкам.

      • Тахир

        Алексей, недолгосрочное со взрослым из вне — это очередное нарушение привязанностей. Как бы вы хорошо не играли и ни моделировали жизненные ситуации, всего чего хотят и чего ожидают дети, это семья. НКО необходимо поменять общественное мнение. Просвещение, пропаганда- нам необходимо инклюзивное общество, а не его придатки .

        • Alexey Minyaylo

          Тахир, вы правы! И над этим работаем. Кстати, присоединяйтесь (если ещё не), в этом деле лишних рук никогда не бывает.

          Что касается долгосрочности, то наша программа рассчитана на 3 года, так что её вполне можно назвать долгосрочной.

    • aidir

      Количество потенциальных родителей — «не резиновое». Наивно думать, что вот вложим больше средств — и сразу больше усыновителей появится, вложим ещё больше — о, ещё подтянулись.

  3. Гезалов Александр

    Если честно мне даже не интересно обсуждать то что тут написали.Потому что игры и заигрывания для сирот это норма.Для серьезного разговора лучше таки посмотреть о том, что же думают дети-сироты на самом деле и что их ломает и не помогает.Это пожалуй тема, которую таки никто не движет «Чувства детей».Большинство ими играет..

    • aidir

      Да в том-то и дело, что не смешно.

      Чувства чувствами, а опыт опытом. Вы так и не поняли, в чём суть обучения в процессе игры, потому что у вас заведомо отталкивающая реакция на понятие «игры» как на развлечение. Ну, давайте заменим словом «тренинг».

      Понятно,что для нормального развития одних тренингов недостаточно, но после данной статьи непонятно, чего в них деструктивного. Я просто по себе хорошо знаю вот этот эффект:
      «Думаете, я не знал советов с хэдхантера и из умных журналов? Знал, но на моё поведение это повлияло слабо — примерно на те самые 10%, на которые усваивается теоретическая информация. Всё изменилось только тогда, когда я сам стал работодателем, т.е. приобрёл опыт собеседования «с другой стороны».»
      Я хорошо знаю, как смоделированная ситуация действительно способна заменить реальную в плане даваемого опыта.
      И ещё лично в моей жизни даже тот взрослый, который был поддержкой «не навсегда» всё равно что-то давал, как-то выручал, даже хотя хотелось подольше и было как минимум обидно его терять.

      Так что я не понимаю,как долгосрочный тренинг может ломать… По-моему,он хотя и заигрывает, но вырывает из череды заигрываний бессмысленных, выводит к осмысленным действиям. Многих, мне кажется, серьёзностью не выведешь никуда, они к ней не готовы. Серьёзность раздражает тех, кто привык развлекаться — это и на благополучных взрослых видно.

Leave a Reply