Мужчина с характером


«Ну, и зачем ты пришла?»

«Оставь его – еще родишь!»

«Это истеричная мамаша – больше не беспокойте меня по этому поводу!»

«В платной палате есть, кому лежать. Ложитесь с ним в коридоре».

Страшные слова, сказанные медицинскими работниками (да-да, врачами, медсестрами и заведующими отделений), на всю жизнь остались в памяти Милены – мамы четырнадцатилетнего Ильи. Каждый такой разговор она помнит дословно и в хронологическом порядке. По словам женщины, именно неправильно принятые роды, перелом кости черепа сделали из мальчика инвалида. Всю свою жизнь ребенок прикован к постели. За это время к диагнозу ДЦП добавился остеопороз и множество болезненной симптоматики.

Некоторые виды патологических рефлексов при детских церебральных параличах

Некоторые виды патологических рефлексов при детских церебральных параличах. Иллюстрация с сайта www.ordodeus.ru

Во время нашей встречи мама, казалось, хотела выговорить всё, что накопилось за 14 лет. Быстрая, энергичная, Милена даже находила в себе силы отшучиваться и юморить. Конечно, чтобы прийти к такому состоянию, нужно было многое пережить.

«Первые пять лет можно просто стереть из памяти: это был настоящий кошмар. Мы жили вчетвером в однокомнатной квартире – я, муж, старший сын и Илюха. Он постоянно кричал по ночам, очень часто были приступы эпилептические, судороги. Я все время плакала. А тут еще старший возвращается из школы, смотрит на меня большими глазами и тоже внимания просит»,  — поделилась с нами мама.

Статья по теме

Записи не найдены

Однако расписываться в собственном бессилии Милена и её муж не собирались.  Ни врачи, которые смотрели на маму, как на сумасшедшую, ни родственники, которые практически отвернулись, не стали поводом для того, чтобы сдаться: «Илья  — наш мотиватор. Ради него мы старались и стараемся до сих пор. Рискнули и купили большую квартиру в кредит, сделали ремонт. Прохлаждаться и грустить некогда».

Дел у Милены, действительно, хватает: накормить, остановить приступ, дать лекарство, поменять памперс, помыть… И так по кругу целый день. А еще в магазин нужно успеть. «Илюха у нас  — мужчина с характером. Всякую измельченную, протертую пищу он есть не будет даже. Ему мяса подавай»,  — смеется мама, а мы уже представляем, каково это – накормить лежачего ребенка. Милена рассказала, как в больницах ей приходилось самой дежурить у реанимаций, чтобы покормить Илью – местную пищу он не ел, а следить за этим, почему-то, никто не хотел.

«Найти  сиделку, чтобы мне буквально на час отлучиться из дома, тоже оказалось непросто: все отказывались, когда узнавали, что ухаживать нужно за проблемным ребенком. Сейчас нам помогает одна пожилая женщина, которая сама имеет в семье ребенка-инвалида  — у её внучки ДЦП. Она очень нас выручает, но  все же боится и по любому тревожному поводу звонит мне. Поднимать Илью она, естественно, не может. Мне самой тяжело таскать парня, который ростом с меня, а я барышня не хрупкая. Отнести в ванную помогает старший сын, но только этого мало. Тут еще важно не покалечить. Из-за остеопороза у Илюхи кости ног совсем хрупкие: в прошлый раз их сломали во время мытья…И как вот такого ребенка доверить малознакомому человеку?»

Сейчас Илья постоянно находится дома, но даже там перемещаться ему крайне сложно – специализированной коляски в семье нет. Сотрудники выездной паллиативной  службы омского благотворительного центра «Радуга» занимаются её приобретением. Это семейство прошло через множество испытаний и несправедливостей. Очень хочется, чтобы среди воспоминаний Милены были и приятные.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply