Прощай, детдом. Прощай, детлом?


С 1 сентября в России не будет детских домов. Согласно принятому весной постановлению правительства РФ № 481 «О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей», сиротские учреждения станут лишь временным жильем для детей перед устройством их в семьи. Это революция: семейное устройство, а не государственное попечение, должно быть теперь приоритетом. Александр Гезалов — о том, приведёт ли смена формата детдомов к изменению всей сиротской системы, ломающей судьбы детей, оставшихся без родительского попечения.

Кадр из фильма Ольги Синевой «Блеф, или с Сновым годом»

Кадр из фильма Ольги Синевой «Блеф, или с Сновым годом»

История российских детдомов насчитывает уже около стал лет. Правозащитники называют всю эту систему «Россиротпромом» — российской сиротской промышленностью. Ведь в обороте ежегодно миллиарды неэффективных рублей, тысячи судеб, жизни тех, кто работает в этой системе, а также выпускников детдомов, часто мыкающихся после сытого и неэффективного детства.

Недавно в Твери прошел выпускной бал для выпускников детдомов, который провела Уполномоченный по правам ребенка области Лариса Мосолыгина. Главный вопрос который задавали дети, был прост: как не бояться жить, как не бояться общества, что делать, если окажешься один среди домашних детей?

Сами выпускники сиротских учреждений чувствуют своё несоответствие общественному запросу. И им реально страшно. А пока они жили в детдоме и не работали (потому что СанПИН запрещает), они не задумывались о будущем, потому что за них решала система. Главные вопросы возникают после того как дети покидают детдом. Это, например, вопросы жилья и образования. Но самое главное — у большинства выпускников нет внутренней мотивации двигаться вперед. Поэтому дети стараются задержаться в знакомой по детдому среде — в колледже, где и питание бесплатное, и повышенные стипендии, и общежитие вместо собственного дома. Некоторые сироты стараются получить два средних специальных образования — но, к сожалению, не из-за тяги к знаниям, а только по одной причине – чтобы подольше жить на государственном обеспечении.

Как-то я писал очередной свой текст про систему детдомов и сделал странную описку: назвал детский дом детломом. Видимо, неосознанно вложил в это новое слово то, что получил сам, прожив в детском доме всё детство, – покалеченность и слом. Попадая в эту систему, ты получаешь такую радиацию, которую потом уже сложно в себе истребить.

Основная задача ребёнка в детском доме — не отсвечивать, потому что отсвечивающие дети мешают системе нормально существовать. Все твои таланты будут срезаны по уровень плинтуса, потому что в сиротской системе нет личностного участия. Сотрудницы детских домов просто не успевают дать каждому ребёнку то, что необходимо для его саморазвития. Проще строем, проще «всё для всех».

Что происходит, если воспитанник детдома чем-то отличается от других? Это чревато. Если администрация учреждения не может справиться с детьми, она может запросто отправить их в психушку. Посмотрите фильм Лены Погребижской «Мама, я убью тебя», он об этом.

Недавно нам чудом удалось вырвать с очередного отъезда на «лечение» питерского паренька Кирилла. Он неадекватно вёл себя после смерти матери, и потому частенько бывал в психушке.

Или вот ещё классическая история — приёмная семья, не справившись с ребёнком из детского дома, возвращает его обратно. Люди, отвечающие за семейное устройство, в таком случае склонны винить семью. Но почему-то не детдом, который так искорёжил психику ребёнка, что в обычной жизни он выглядит чужаком.

В фильме Ольги Синяевой «Блеф, или с Новым годом» показано, как система «Россиротпрма» затягивает в свои ряды детей: сначала изымает из семей, а уже потом разбирается, как и чем живёт эта семья.

Органы опеки и комиссии по делам несовершеннолетних работают не по профилю. У них не хватает ресурсов, чтобы качественно помогать семьям на грани риска, но при этом есть полномочия «разбираться» с такими семьями. В итоге опека зачастую приходит не вовремя. Или когда семья совсем уже не семья, и спасти её нет никакой возможности. Или когда вся вина семьи лишь в том, что она бедная. Из обеих семей дети отправляются в систему детских домов, которая перемалывает их, по сути лишая нормального будущего.

В этом году ввели стандарты работы сотрудников органов опеки. Пока это не привело к серьёзным изменениям, власти часто не понимают, что именно нужно делать в интересах детей. Однако постепенно вопрос системной работы по профилактике социального сиротства выходит на высокий уровень. Заказывать социальные услуги для семей стало проще. А значит, есть шанс снизить поток новых воспитанников детских домов.

Есть шанс и на то, что система изменится полностью. То, что с 1 сентября детские дома станут центрами семейного устройства — важный шаг. Конечно, сменив вывеску, детдома по сути своей долго ещё буду оставаться детломами — далеко не все хотят меняться, да и не только в детских домах дело, но и например в пренебрежительном общественном отношении к выпускникам детских домов. Однако вода точит камень, а вектор (каждый ребенок должен быть в семье) выбран правильный. За сотню лет развития сиротской системы в России воды утекло очень много, пора камню-«детлому» уйти в прошлое, подмытому общественным давлением.

Да, в постепенном изменении системы детских домов большая роль общественных организаций и общественных деятелей, — таких как Мария Феликсовна Терновская, Елена Клочко, Елена Любовина, Наталья Городиская, Дмитрий и Елена Калина, Диана Машкова и другие. Неравнодушные люди много чего делают. Это и работа по подготовке детей-сирот к самостоятельной жизни, и поиск приёмных родителей, восстановление кровных связей. Совсем скоро появится Всероссийская ассоциация приемных семей. Надеюсь, что это так же ускорит процесс «распада» сиротского фундамента.

Ещё раз: с 1 сентября словосочетание «детский дом» уходит в прошлое — спустя сто лет. Надеюсь, что на реализацию государственной программы в интересах детей будет затрачено гораздо меньше времени. Чтобы дети больше не доходили до стен казённых учрежений, и даже оказавшись в трудной ситуации, возвращались в кровную семью (родственников) или попадали в приёмную. Как сказано на сайте фильма «Блеф, или с Новым годом» — нет детлому. Пусть так и будет…

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply