KPI опеки


Недавно я в очередной раз был в одном регионе, сопровождая девушку, которая хочет взять в свою семью воспитанника из дома ребенка. На сайте Федерального банка данных о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей (ФБД) ничего не сказано о том, что у ребенка — целый букет заболеваний. Это мы выяснили уже в самом доме ребенка. Более того, оказалось, что сотрудники учреждения знают о болезнях ребенка гораздо меньше чем приемная мама. Своми вопросами о диагнозах она поставила сотрудниц в тупик. Последние ничего о болезни не знают, только догадываются. И уж точно не способны помочь маме разодбраться, сможет ли она помочь ребенку нормально жить. Хватит ли ресурсов, знаний и умений?

Уже в разговоре с врачами мы также узнали, что этого ребенка уже смотрели потенциальные приемные родители из Москвы.

— Но мы, — сказала одна из сотрудниц, — смогли убедить их, что ребенок совсем плохой, и они отказались.

— Зачем им больной? — поддакивала другая.

А если вдуматься, такой вот больной ребенок нужен только самим сотрудницам, чтобы в доме ребенка была достаточная наполняемость и заработные платы.

Приемную маму, с которой приехал я, такие доводы не смутили. Она подписала согласие, и будет забирать ребенка уже совсем скоро. Мы будем следить за тем, как малыш будет расти и адаптироваться в приемной семье. Я надеюсь, что все будет хорошо. Сразу после того как девушка дала согласие, сотрудницы дома ребенка сменили пластинку — начали говорить, что у ребенка есть положительная динамика и заболевание стало отступать.

1982166_1185344864824027_4034168564494557933_nИ мы каждый раз говорим о том, какие же критерии должны быть в работе органов опеки и уполномоченных служб – устройство ребенка в кровную или приемную семью. Благо уже есть 481 постановление Правительства о переформатировании детских домов в центры семейного устройства и 12 пункт переченя показателей для оценки эффективности исполнительной власти регионов — доля детей-сирот, находящихся в государственных учреждениях.

Вместе с Геннадием Прохорычевым, уполномоченным по правам ребенка во Владимирской области, мы разработали алгоритм, позволяющий увидеть динамику работы всех служб. В ближайшее время разработка будет передана депутату Госдумы РФ Ольге Баталиной для дальнейшей трансляции и проработки.

Итак,

Учет ситуации каждого ребенка

  • время пребывания ребенка в ФБД (сокращение срока пребывания)
  • обновляемость и качество фотографий ребенка из ФБД
  • проведенные исследования здоровья во время нахождения в ФБД
  • размещение информации о ребенке в социальных сетях (количество лайков и перепостов)
  • наличие видеоанкеты о ребенке
  • количество потенциальных приемных родителей, смотревших ребенка
  • возвращение детей в кровные семьи
  • информация о ребенке в СМИ
  • буклеты, флайеры, а также другая рекламная продукция
  • реклама ребенка на семейных форумах и сообществах
  • наличие системы сопровождения семей
  • наличие отвественного за семейное устройство детей-сирот
  • участие в продвижении ребенка медийных лиц
  • участие партнерских организаций, фондов и НКО, уполномоченных по правам ребенка
  • учет мнения ребенка с 10 лет (обязательно)
  • система поощрения за качество работы учреждения (мотивация)
  • привлекаемые дополнительные ресурсы

На вопросы готов ответить: gezalov@ya.ru

P.S. В тексте — фото девочки Ангелины, нуждающейся в семейном устройстве. Все вопросы на почту 33deti@mail.ru.

P.P.S. У этой истории есть еще один любопытный поворот. Девушке, с которую я сопровождал в дом ребенка, в ее родном регионе не дали разрешение стать приемной мамой. Хотя она уже многодетная, а ее муж и дети только за появление нового члена семьи. Решить вопрос удалось только потому, что во Владимирской области есть уполномоченный по правам ребенка Геннадий Прохорычев. Геннадий сам выпускник детского дома. И он лично ездил с женщиной по инстанциям, помогая ей решать возникающие проблемы.

Leave a Reply