Наука как искусство


С 16 по 29 марта 2009 года в Москве прошел международный научно-популярный фестиваль ScienceArtFest , организованный Фондом Дмитрия Зимина «Династия». Фестиваль показал, как наука может стать предметом искусства, и рассказал, как сделать научные музеи по-настоящему популярными.

Почти двухнедельный фестивальный марафон объединил множество разнообразных культурных событий. Свое 75-летие отметил на ScienceArtFest «Леннаучфильм» — посетители увидели лучшие фильмы знаменитой киностудии, снятые с 1933 по 2008 годы. С публичными лекциями выступили специалисты в наиболее актуальных направлениях развития современной науки: генетика, работа мозга, новые формы материи во Вселенной. Ученые побеседовали с публикой на тему «Научные фальсификации и общественные психозы, связанные с наукой» — о клонировании, озоновых дырах, адронном коллайдере и глобальном потеплении. В одном из павильонов Винзавода работала мастерская, где детей учили создавать научно-популярные мультфильмы. Все события происходили одновременно с работой первой в России выставки ScienceArt «Наука как предчувствие»/«Science as Suspense» с участием «звезд» этого признанного во всем мире жанра современного искусства.

[slider title=»Приоритетные направления Фонда »Династия»»]Фонд некоммерческих программ «Династия»учрежден в 2001 году Дмитрием Зиминым, почетным президентом компании «Вымпелком» (торговая марка «Билайн»). Приоритетные направления деятельности фонда — развитие фундаментальной науки и образования в России, создание условий для работы ученых на родине, популяризация науки и просвещения. Ежегодно проводится десять открытых грантовых конкурсов: для молодых физиков-теоретиков, молодых математиков, школьных учителей физики и математики, конкурс «Научный музей в XXI веке». С 2005 года фонд возглавляет совет Форума доноров — крупнейшей ассоциации российских и зарубежных грантодающих организаций[/slider]

В рамках ScienceArtFest прошла церемония награждения победителей Второго грантового конкурса «Научный музей в XXI веке» фонда «Династия», который проводится при поддержке ассоциаций научно-технических и естественно-научных музеев российского комитета ИКОМ уже третий год.

Конкурс — один из этапов на пути создания в больших и малых городах России сети «музеев науки», организованных по принципу «Научая — развлекай, развлекая — научай».

На фестиваль приехали музейщики из больших и малых городов России: Владивостока, Петербурга, Калининграда, Нижнего Новгорода, Новосибирска, Иркутска, Ярославля, Петрозаводска, Самары и других.

Как рассказала нашему журналу ведущий координатор программы «Научный музей в XXI веке» Ирина Актуганова: «Большинство музейщиков регулярно бывают на международных музейных конференциях, знакомы с зарубежным опытом, но именно встреча с художниками ScienceArt, как они сами утверждают, дала понять, что дело не только в деньгах. Дело в идеях. Художники рассказывали им о технологии придумывания проекта. О том же самом шла речь и на круглом столе для музейщиков. Как работает творческая мысль — вот что важно. Эта часть программы фестиваля оказалась для музейщиков наиболее полезной».

Более подробно о фестивале и о его предтече — грантовом конкурсе — мы побеседовали с заместителем исполнительного директора Фонда, директором по развитию новых проектов Розой Хацкелевич. Роза Самуиловна курирует новые проекты «Династии», в частности — конкурс «Научный музей в XXI веке» и проект «Премия «Просветитель».

— Как возникла идея ScienceArtFest?

—  Это результат развития одной из линий, по которой работает Фонд «Династия». Уже третий год подряд мы проводим грантовый конкурс «Научный музей в XXI веке», нацеленный на модернизацию экспозиций естественно-научных и технических музеев России (в РФ их зарегистрировано около четырехсот). Каждый год мы анализируем результаты и вносим необходимые коррективы. На сегодняшний день в конкурсе могут участвовать не только государственные музеи и музейные организации, но и частные инициативы. Эта тактика дает возможность обойти устоявшиеся бюрократические схемы и привлечь новые силы и таланты. Если частная организация способна спроектировать и реализовать качественный интерактивный объект, а потом передать его в действующий музей или научно-познавательный центр, мы всячески это поощряем.

Фестиваль задумывался как расширение возможностей музейного конкурса и выставление более высокой — «европейской» — планки для наших грантополучателей. Программа была построена таким образом, что у наших музейщиков была возможность познакомиться с разнообразным западным опытом из первых рук.

— В чем причина отсталости наших музеев?

— Это скорее не отсталость, а усталость. Надо вспомнить, что существенный рывок к тому, чтобы из преимущественно аграрной, технологически отсталой страны превратиться в высокотехнологическую державу, был сделан в России именно в советское время. Поэтому и большинство музеев нашего профиля были созданы во время существования СССР. С тех пор экспозиции сильно обветшали и устарели, и сегодня им крайне тяжело конкурировать с современными высокотехнологическими информационными средствами. При этом коллекции многих музеев действительно богаты и разнообразны, но в залах царит скука и равнодушие к внешнему миру: финансируются они из государственного бюджета, государственного заказа на модернизацию нет, творческих сил мало.

Сейчас потихоньку все начинает меняться. Мир вокруг меняется и музеи – тоже. Но очень многое зависит все же и от активности самих музейщиков, широты их мировоззрения.

— Почему возникла необходимость ломать эту традицию?

— «Ломать» — это громкое слово. Частный фонд не может и не должен ломать то, что десятилетиями формировалось, культурно сложилось. Мы предлагаем музеям сделаться интересными и нужными людям, и готовы поддержать работу коллективов, которые откликаются на наши призывы и разделяют наше представление о том, как должен работать современный музей. Он должен быть интересным, впечатляющим, отвечать на вопросы об устройстве окружающего мира и обязательно быть легкодоступным, чтобы там многое можно было потрогать руками, чтобы хотелось прийти еще и еще.

Отзывы музейщиков:

Нам было важно предъявить свой продукт и коллегам, и сообществу в целом, причем по-своему важно было получить реакцию от различных частей сообщества (что редко удается в одно время и в одном месте): журналистов, ученых, студентов, актеров театра, фондовых управленцев

К выставке одна, но существенная претензия — почему не было российских участников? Притом, что в Москве реализован совершенно в тему проект «Препараты и пособия» Ефимова и Денисова, достойные работы могли бы предложить также питерские, екатеринбургские и нижегородские художники

Спасибо за попытку изменить традиционный взгляд на экспозицию научного музея, а также предоставленную возможность отвлечься от повседневных дел и окунуться в творческую среду. Очень любопытно было наблюдать некое противостояние в общении людей искусства и «практиков» музейной среды. Думаю, что роль художника в создании современных экспозиций музеев науки трудно оспорить: она не менее значительна, чем роль ученого

— А сами музейщики осознают, что пора «открыться»?

— Безусловно. Они понимают, что живут в новом, информационно- насыщенном пространстве, в жесткой конкуренции за внимание зрителя. Потребности аудитории изменились. Лучшие из музеев, в которых работают думающие люди, уже проводят модернизацию. Более того, количество музеев не сокращается, а увеличивается. Например, в этом году в Петербурге открылся новый «Музей оптики». Еще за год до открытия они написали заявку на грант для создания трех интерактивных объектов — стробоскопической гитары, лазерной арфы и небольшого планетария. Фонд этот проект поддержал, и сегодня, благодаря этим объектам, экскурсии у них расписаны на три месяца вперед!

— Интерактивность — это будущее музеев?

— Это настоящее музеев. Россия отстала в этом плане как минимум на двадцать лет. В любом западном городе вы найдете интерактивный музей: технический или естественно-научный. Эти музеи, как правило, совмещают несколько функций. Они не только показывают исторические экспонаты, но и создают лаборатории, где можно проводить учебные эксперименты. Такие места называют Science and Technology Centers. Музеи науки стали строиться по принципу «развлекая, научай». Эта тенденция берет начало в семидесятых годах, когда после очередного финансового кризиса европейские государства отказались финансировать учреждения культуры. В результате, чтобы выжить, музейщики стали придумывать, как привлечь посетителей, стали приглашать художников, дизайнеров, инженеров. То, что мы видим сейчас в Европе и Америке, — результат этих усилий.

— Развлекая, не теряют ли музеи свою научную ценность?

— Нет, потому что помимо развлекательных объектов у них есть множество образовательных программ. В музее можно развлекаться, можно заниматься наукой, можно проводить уроки для детей. То есть это очень многоуровневые институции. В Европе научные музеи — часть культуры. Ведь культурным человеком может называться только тот, кто имеет хотя бы базовые научные представления об окружающем мире.

Российские ученые всерьез обеспокоены широкой пропагандой через масс-медиа псевдонаучных знаний.

Разве мы хотим быть пещерными людьми, которые читают только гороскопы, завороженно смотрят, как Ури Геллер гнет ложки, и знать не желают, как устроен мобильный телефон и почему греет солнце?

Научно-популярный фестиваль ScienceArtFest стал культурным событием в России. Ярким, неожиданным, запоминающимся, провокационным. Но смогут ли музейные работники реализовать на практике то, что увидели в столице? На этот вопрос нашему журналу ответила Ирина Актуганова: «Все что мы могли сделать для этого — сделали, но не намерены на этом останавливаться. Отзывы и реакции были очень интересные и заинтересованные. Было видно, что в головах музейщиков произошла существенная «подвижка», установились тесные контакты с рабочими коллективами, которые умеют не только придумывать, но и технически реализовывать сложные технологические объекты. Надеемся, что это принесет свои плоды. И нам радостно сознавать, что Фонд «Династия» был у истоков этих инициатив».

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply