«Продолжаю жить безответной жизнью»…


Спектакль «Отдаленная близость», который показывают в Москве — первый для нашей страны, в котором актеры с особенностями развития играют на профессиональной сцене.

Спектакль "Отдаленная близость" - театральный проект, в котором особые актеры выступают на профессиональной сцене

Спектакль «Отдаленная близость». Фото со страницы студии «Круг II» в Фейсбуке.

[slider title=»«Отдаленная близость» создана в рамках интегративного русско-немецкого театрального проекта»]

Совместный театральный проект Немецкого культурного центра им. Гете в Москве, РОО социально-творческой реабилитации детей и молодежи с отклонениями в развитии и их семей «Круг» (РОО СТР «Круг») и Театра «Центр драматургии и режиссуры», при организационной поддержке ГБОУ ЦДТ «Строгино». Идея, сценарий, постановка и хореография: Герд Хартман (Германия), Андрей Афонин (Россия). Проект инициирован руководителем отдела культурных программ господином Вольфом Иро. Спектакль поставлен в рамках культурной программы Года Германии в России. [/slider]

С некоторых пор я обнаружила у себя полную неспособность смотреть спектакли так называемого «психологического» традиционного театра. Все мне стало казаться каким-то натужным, фальшивым, в общем – совершенно не вызывающим никакого подобия катарсиса и не наводящим ни на какие мысли/понимания. (Сразу оговорюсь, что в этой статье мне очень часто придется прибегать к словосочетанию почти паразитного характера: «так называемый», — т.н., — иначе просто не получится описать достаточно сложные вещи, о которых пойдет речь.)

С театром же т.н. «особым» произошла совсем другая история: чем больше я с ним знакомлюсь, тем сильнее он меня привлекает.

Постановки театральной студии «Круг II» и прежде радовали своей глубиной и оригинальностью, оставляя долгий шлейф размышлений.

Новый спектакль, созданный режиссером студии Андреем Афониным вместе со своим немецким коллегой Гердом Хартманом (режиссер театра Thikwa), впервые вышел на «обычную» и при том — профессиональную — сцену. «Это прецедент для России, — сказал Андрей Афонин. — После полутора лет нашей работы создан спектакль, в котором актеры с особенностями развития играют на профессиональной сцене вместе с профессиональными актерами. Он идет в рамках культурной программы Года Германии в России».

Посмотрев этот спектакль, очень трудно не задать себе вопросы: что такое театр сегодня? И какой из театров – современный?

Спектакль "Отдаленная близость" - театральный проект, в котором особые актеры выступают на профессиональной сцене

Спектакль «Отдаленная близость». Фото со страницы студии «Круг II» в Фейсбуке.

«Особый театр»

Итак, т.н. «особый театр». В программке значится: «Спектакль с участием актеров с особенностями развития, по мотивам литературных произведений людей с особенностями развития».

Не буду подробно останавливаться на вопросе о том, кто такие т.н. «люди с особенностями развития» и чем они отличаются от т.н. людей «без особенностей». Отмечу другое: «литературные произведения» уже не имеют никакого отношения к тому, какими именно «особенностями» обладает их автор, потому что они – литература. Например, нам известно, что Гомер был слепым, а Ницше как будто бы сошел с ума. Но когда мы читаем их текст, нам это совершенно неважно, и текстам этим не важно наше мнение об их авторах.  Тексты живут в культуре своей собственной жизнью. Очень спорный вопрос: кто кого создал, например, М. Пруст свои романы, или они – его самого? Искусство, по определению, вне диагнозов и штампов, накладываемых на людей в социальной действительности. Кроме тех случаев, когда его используют в идеологических целях. Симптоматично, например, что в гитлеровской Германии на выставке «Дегенеративного искусства» в одном ряду были представлены работы т.н. «авангардистов» и т.н. «душевно больных» авторов.

К сожалению, в нашем обществе не только творчество людей с т.н. «особенностями» часто рассматривается как проявление болезни, но и вообще любое стремление к творческому акту уже  подозревается в некой скрытой патологичности. Весьма здраво в этой связи звучат слова одного из персонажей спектакля: «В каждом обществе как системе существуют элементы, не желающие соответствовать его нормам и критериям поведения. И тогда система запускает машину внушения, убеждения и принуждения…»

Спектакль "Отдаленная близость" - театральный проект, в котором особые актеры выступают на профессиональной сцене

Спектакль «Отдаленная близость». Фото со страницы студии «Круг II» в Фейсбуке.

Не удивительно, что восемь из девяти авторов, чьи тексты вошли в спектакль, не захотели открыть своих имен. И только один побывал на показе спектакля. «Несмотря на то, что мы им объясняли, что это – театральный проект, что он на профессиональной сцене… Тем не менее люди, которые являются авторами  этих текстов – они боятся. Боятся выражения своих чувств, боятся, что то, что они написали, будет истолковано как проявление их болезни, а не творчества», — рассказал Андрей Афонин. Они попросту боятся быть непонятыми, боятся в очередной раз столкнуться с отторжением и унижением.

Произведения, положенные в основу спектакля, были взяты из разных источников – какие-то с т.н. «особенных» форумов, какие-то – из литературных сборников, издаваемых психиатрической больницей имени Н. А. Алексеева (бывшей Кащенко). Не все авторы сразу согласились на использование их текстов. Один, например, высказывал такие опасения: «Вы что, хотите представить меня как больного? Это же со стороны выглядит как бред, хотя внутри у меня есть логика…»

«Сказки живут в воздушном шаре»

Но уж на что совершенно не похож спектакль, так это на бред. Ткань пьесы – мастерски скроенный коллаж из фрагментов разно-жанровых текстов, которые разыгрываются и проживаются на сцене. Часть их можно ассоциировать с т.н. «наивным искусством», часть очень созвучна творчеству обэриутов, а некоторые остро ставят проклятые экзистенциальные вопросы. Пластические, музыкальные, словесные образы движутся в сложном переплетении. При этом сквозь спектакль проходит единая линия: персонажи (с нуля) готовят суп, который едят в его конце. После финала к поеданию супа приобщаются и зрители.

Спектакль "Особая близость" - театральный проект, в котором особые актеры выступают на профессиональной сцене

Спектакль «Особая близость». Фото со страницы студии «Круг II» в Фейсбуке.

История про таракана – Григория Константиновича Пруссакова, родившегося в Италии под счастливой звездой – «лучшего друга Инны Полуниной», соседствует с рассказом о том, как «мы с мамой едим первую клубнику», и открытием, что «сказки живут в воздушном шаре». Рядом развитие тем: «Реальность. Что это?» и «Почему я живу?»… Нет смысла пересказывать спектакль – его нужно смотреть, что, к счастью, можно сделать – теперь он будет выходить раз в месяц, ближайший показ – 11 февраля.

Для меня индикатором успеха театра стало следующее: моя мама, с которой мы ходили на спектакль вместе, по его окончании сказала, что ей так и не удалось понять, кто есть кто из актеров: кто профи, а кто… Вселяет надежду и то, что в зале случился «пере-аншлаг» — он был буквально забит зрителями.

Именно такой театр, на мой взгляд, и является современным – он способен остаться, говоря словами Мераба Мамардашвили,  той «приставкой» через которую (наряду с ритуалом и мистерией) мы становимся людьми. Можно сказать, что на смену т.н. «психологическому театру», «театру абсурда» и «театру жестокости» приходит «театр гуманности».

А в качестве эпилога позволю себе процитировать фрагмент спектакля: «Почему я живу? Вы меня спрашиваете? — Откуда мне знать. Такой вопрос… Нет-нет, я бы с радостью, но честное слово… Этот вопрос я часто сама задаю себе. И примерно так на него отвечаю: я не знаю смысла своей жизни. Это может показаться странным, но это так. Я не знаю ответ. Но продолжаю жить. Продолжаю жить безответной жизнью».

  1. Оlga

    Сказать, что спектакль замечательный — нет, сказать , что спектакль интересный — нет, мне кажется этот спектакль можно оценить только молчанием и осмыслением, очередным осмыслением. Видеть невидимое, слышать беззвучное, чувствовать неосязаемое…..

Leave a Reply