Значимые и взрослые: истории наставников и их детей


Проблему сиротства в России не решить за день, месяц и даже год. Но прямо сейчас можно сделать одного ребенка, лишенного семьи, немного счастливее, подарив ему свое время, заботу и внимание.  Этим занимается межрегиональная общественная организация содействия воспитанию подрастающего поколения «Старшие Братья Старшие Сестры». Ее миссия – помочь детям, оставшимся без попечения родителей и оказавшихся в трудной жизненной ситуации, найти себя и встретить взрослого человека,  которому можно доверять.

«Филантроп» собрал истории участников программы, которые однажды нажали на сайте кнопку «стать волонтером» — и стали старшими братьями. 

«Это захватывающий и благородный опыт»

Георгий (26 лет, финансист) и Эрик (16 лет) 

img_0254«В программу наставничества я попал полтора года назад. Захотелось поменять что-то в жизни, добавить смысла. Я нашел в интернете информацию о «Старших Братьях Старших Сестрах», летом подал заявку, и уже осенью меня познакомили с моим младшим. Его зовут Эрик, в марте ему исполнится 17 лет.

Я сильно волновался, потому что это такой момент… Долго к нему готовишься, проходишь тренинги, узнаешь все больше и больше информации, и, соответственно, когда приходит время применить знания, думаешь: «Как бы не ошибиться».  Куратор Маша встретила меня в метро, мы пришли в интернат, сначала было собеседование с кем-то из администрации, спрашивали, кто я, откуда. Потом меня познакомили с Эриком.

Мы быстро нашли общий язык, он тогда очень ждал кого-то, кто стал бы ему другом. 

Когда я с ним познакомился, ему было 15. На  тот момент это был еще совсем ребенок, потому что дети, которые живут в учреждениях, особенные, они могут казаться младше на 2-3 года. За год нашего общения Эрик сильно поменялся, повзрослел, стал более серьезным, понимает, что ему предстоит выпускаться, жить отдельно. 

Конечно, как у любых друзей, у нас возникали разногласия, но и я, и он всегда были настроены на то, чтобы наше общение не закончилось. Я могу сказать, что Эрик доверяет мне. Это проявляется даже не столько в том, что он рассказывает подробности своей семейной истории. Мне не кажется, что для таких детей рассказать свою историю – это момент доверия. Все дети из интерната, с которыми я общался, живут с этим и не делают из этого трагедию: у них так, у других иначе. С Эриком мы о многом разговариваем о личных вещах. Вот это для них сложнее – рассказать не о том, что было, а о том, что сейчас происходит в жизни. Только тому, кому доверяют, скажут. 

img_0261Представьте, как бы вы проводили время со своим младшим братом. Наши встречи – то же самое. В прошлом году мы много времени проводили в интернате или гуляли неподалеку, в этом учебном году Эрика чаще стали отпускать, поэтому мы практически каждую неделю выезжаем в город, в торговые центры, в кино. Сегодня, например, с еще одной парой, девушка и ее младший, катались на горке, было весело. На прошлой неделе Эрик приходил ко мне домой, мы готовили, смотрели кино, просто общались. Были на картинге, на скалодроме.

Большой плюс от участия в программе — ты можешь заняться тем, чем никогда не занялся бы, не будь у тебя младшего брата. 

Моя семья в курсе, они поддерживают меня в этом начинании. Надеюсь, что скоро получится познакомить Эрика с моей родной младшей сестрой, она учится в другой стране и на несколько дней вернется в Москву. Сейчас я вижу, что Эрик равняется на меня. Пусть сестра будет для него еще одним примером того, как можно в жизни чего-то добиться.

До того, как мы познакомились, Эрик перебивался с «двойки» на «тройку». В 9 классе подтянулся, закончил год на «четыре» и «пять», получил хороший аттестат, поступил в колледж малого бизнеса, но сейчас у него немного сменились приоритеты. Он повзрослел, у него появились друзья, что хорошо. Социализироваться важнее, чем иметь отличные оценки, но и учебу забрасывать нельзя. Я не давлю на него в этом плане, там есть кому давить, но я хочу помочь ему самостоятельно прийти к пониманию того, что в жизни важно, а что второстепенно. 

За год общения с Эриком я ни разу не задумывался, нужно мне это или нет. Нужно. И чем больше погружаешься  в тематику сиротства в России, тем отчетливее понимаешь: кто, если не мы. Конечно, непросто взять на себя такую ответственность, но это и тебе дает ресурс. Каждый раз после встречи с Эриком я чувствую воодушевление от того, что помогаю хотя бы одному человеку стать счастливее.  К тому же в программе не так много мужчин, но много младших, которые ждут своих старших братьев. Радует, что с каждой новой встречей волонтеров я вижу, как мужская часть нашего сообщества растет. Быть «старшим» в программе — это действительно необычный, захватывающий и благородный опыт, и я бы хотел, чтобы как можно больше молодых людей становились наставниками».

 «Мы с ним деремся, боремся»

Катя (30 лет, менеджер по продажам) и Саша (14 лет)

katya-i-sasha-3«Летом 2015 года я попала на фестиваль «Ягодный компот» в Музеоне и там узнала о программе наставничества «Старшие Братья Старшие Сестры». В этот же день приехала домой, оставила заявку на сайте, потом прошла обучение, и уже в январе мне подобрали пару. Во время обучения мне важно было понять, справлюсь ли я. Я видела наставников, таких же людей, как я, без педагогического образования, без опыта работы с детьми, намного младше меня, студентов 20-ти лет, и взрослых, тех, кому за 50. Их пример вдохновил меня. В конце курса у волонтеров спрашивают, с какими детьми они хотят общаться: норма либо коррекция, пол ребенка и территориальное расположение интерната. Мне было все равно, какого пола ребенок, есть ли у него диагноз. Единственно важное –  чтобы это был маленький человек, которому действительно нужен наставник.

Позвонила куратор Алина, сказала, что есть мальчик Саша, он живет в Центре содействия семейному воспитанию «Алые паруса» и очень ждет друга.

Я сама не заметила, как мы с Сашей сблизились. Не было никаких проверок, испытаний, которые обычно устраивают дети, я просто видела, что нужна ему.

За этот год Саша очень сильно вырос. Когда я познакомилась с ним, это был мальчик, а сейчас юноша, со своим мнением, со своим взглядом на жизнь. Практически сразу я стала проявлять к Саше внимание и заботу, где могла, приобнимала, спрашивала, как у него дела, и он, раскрылся. Видно, что ему не хватало нежности. Воспитатели, преподаватели и ребята из его группы говорят, что с моим появлением Саша стал более открытым. Когда я приезжаю в «Алые парусы», он оживает. Если раньше он забивался в угол и часами мог просидеть в телефоне, то сейчас сам идет на контакт со сверстниками, общается со взрослыми ребятами, которых обычно побаивается. Саша научился доверять окружающим, для меня самое главное.

Сильно изменилась и моя жизнь. Я поняла, что детский дом – это то место, где меня ждут. Конечно, дети все разные. Есть ребята, которые более холодно себя проявляют, и многие волонтеры пугаются, говорят: «Мне младший не звонит, спрашиваю, чем младший хочет заняться, а он не может придумать». Но в этом нет ничего страшного. Дети, которые живут там, привыкли, что решения за них принимают взрослые. Саша тоже не всегда может тепло встретить, обнять. У них не принято так проявлять чувства. Все дети в специальных учреждениях внешне демонстрируют только материальный интерес. Кроссовки, телефоны, планшеты добавляют им статусности в глазах старших ребят. Но внутренне каждый ребенок, даже самый взрослый, 18-летний, все же ждет душевного тепла, ласки и внимания. Вот и Саша хорохорится,  делает вид, что ему интересно только, куда мы пойдем, чем будем заниматься, что мы можем выбрать ему в подарок на Новый год или 23 февраля. Но за всей этой мишурой видно: ему гораздо важнее человек, которому не все равно, что происходит в его жизни.

Сашины родные мама и папа живы. Настоящей его истории я не знаю, не положено по правилам программы, но знаю его семью, знакома с одной из бабушек. Однажды мы с ней столкнулись в коридоре интерната, она плакала, благодарила. Говорила, что Саша очень много рассказывает о нашей дружбе. Я не знаю, почему при живых родителях мальчик воспитывается в детском доме. У него есть проблемы со здоровьем, и, видимо, семья посчитала, что в специальном учреждении ему дадут лучший уход. Раз в месяц его забирает к себе бабушка, ему привозят хорошую одежду, он созванивается с папой и ни в коем случае не хочет идти в приемную семью. Говорит, что это расстроило бы отца и, когда ему исполнится 18 лет, обязательно вернется жить к бабушке.

Саша, когда злится, говорит, что хотел волонтера-мужчину. Понятно, мальчишкам не хватает общения с мужчиной, который бы заменил им в каком-то смысле отца. Но у него есть я. Мы с ним деремся, боремся, делаем такие вещи, которые раньше я не делала по причине того, что все-таки девушка.

Я хотела записать Сашу на паркур, но его здоровье не позволяет. У него большой интерес к шоппингу, мы часто ходим по магазинам, просто смотрим, он с удовольствием подбирает образы. В следующем году Саше поступать в колледж, будем посещать профориентационные мероприятия. Он против, говорит, что с будущей профессией определился. Хочет стать поваром-кондитером. Я беспокоюсь, объясняю ему, что это сложная для мужчины профессия, агитирую идти в продажи или выбрать техническую специальность, но он стоит на своем. Хотя недавно Саша сказал, что подумал и будет обычным поваром, для меня это уже прогресс.

Недавно я подписала договор и продлила свою роль старшей сестры еще на год. Я ни капли не сомневалась. Все взрослые, у которых есть желание и время поделиться теплом и вниманием с детьми в детских домах, найдут себе в этой программе».

«Дружба у нас завязалась с первого дня»

Ирина (48 лет, педагог) и Рустам (9 лет)

irina-i-rustam-2«Дочка выросла, зажила своей жизнью, и я вспомнила о том, что когда-то в юности мечтала помогать детям в детских домах. По образованию я педагог, и меня всегда интересовала проблема детей-сирот, но я искала именно программу наставничества, чтобы не просто ездить по учреждениям с подарками, потому что это бессмысленно, а общаться с ребенком один на один, оказывая таким образом конкретную помощь. Нашла в интернете программу «Старшие Братья Старшие Сестры», почитала, нажала кнопку «стать волонтером». Прошла обучение, меня пригласили на день открытых дверей, познакомили с мальчиком Рустамкой. Он читал стишок, так трогательно, до слез, я сама первая к нему подошла, мы вместе клеили цветочек. Потом уже нас познакомили официально, и мы стали дружить. Он такой хороший, очень легко на контакт идет, позитивный, с чувством юмора, выгодно отличается от многих ребят, светлый мальчик.

Я часто слышу, что у наставника и ребенка не сразу складываются отношения, но у нас с Рустамом дружба завязалась с первого дня, во многом благодаря его общительности, потому что он так хорошо откликается на все мои предложения.

Сначала, когда нам не разрешали выходить, мы много времени проводили в интернате. Я знала, что у него проблемы с чтением, предлагала ему почитать вслух – он так старался, и я сама ему читала, чтобы заинтересовать. Приносила ноутбук, мы вместе с другими детьми смотрели мультики. Уроки помогала делать. С уроками у него было не совсем хорошо, уже говорят, лучше, но теперь мы в здании фактически не встречаемся. Когда организационные моменты уладились, когда меня узнали в детском доме, нас с Рустамом стали отпускать гулять.

irina-i-rustam-1Ходили на каток в Сокольники. Я совершенно не ожидала что он, первый раз встав на коньки, смело поедет. В другой раз он встал уже на фигурные коньки. Женщина, бывшая фигуристка, обратила на него внимание и показала ему интересные штуки, пируэты. Рустам потом хвастался, чему научился, и действительно ведь хорошо у него получается. Он вообще спортивный ребенок, озорной, веселый. Рядом с ним я не перестаю улыбаться, такое замечательное у него чувство юмора. Животных сначала боялся, представляете, не знал, как гладить котов. Я его потихоньку учила: сначала одним пальчиком, потом ладошкой. Поехали в «Хаски парк» к собачкам. За поводок водил, а подойти боялся, погладить боялся. Сейчас стал смелее. То не хотел даже в океанариум идти, рыбки его пугали, а теперь сам просит, мы уже два раза были.

В гости к себе Рустама приводила. Ему очень нравится побыть дома, он мне помогает, радуется каким-то бытовым вещам, которые домашним детям привычны, как, например, картошку почистить.

Конечно, он ждет от меня чего-то больше, и я думаю о том, чтобы оформить гостевой режим. Мне еще многое нужно узнать, решить ряд домашних организационных вопросов. Я ему объясняла, мы не раз говорили на эту тему. Не только Рустам, они все спрашивают об этом, особенно те, кто помладше.

Мне очень нравится программа, и кураторы замечательные, всегда помогут, и волонтеры – хорошие позитивные ребята. Был у меня небольшой период, когда я засомневалась. На Рустамку стало что-то такое накатывать, он маму часто вспоминал, ждал ее, расстраивался. Я тогда задумалась: может, общение со мной рану в его душе бередит, надо ли оно вообще. Но, наверное, все-таки надо. Каждому ребенку нужен друг вне стен детского дома. Потому что никто не должен быть один в этом мире, особенно дети».

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Добавить комментарий