Как театр помогает детям из детских домов и зачем им «Волшебный пендель»


В Москве завершился второй театральный фестиваль «Я не один», организованный актрисой Мариэттой Цигаль-Полищук и благотворительным фондом «Я не один». В МХТ им.А.П.Чехова, Театре Наций, Театре им.А.С.Пушкина, Центре им.Вс.Мейерхольда и галерее «На Солянке» в течение недели с 12 по 17 сентября показывали спектакли, в которых все роли были главные, и исполняли их воспитанники детских домов. Вместе с молодыми режиссерами Семеном Серзиным, Алессандрой Джунтини, Юрием Алесиным, Юлианой Лайковой, Евгенией Никитиной и Дарьей Потишной детдомовцы поставили спектакли о жизни, чувствах и мечтах своего поколения. Зрителям показали пять историй: «Ромео и Джульетта. Опыты», «Дом странных детей», «Дети детей», «Море деревьев» и «Глаз волка». О том, какие история остались за кулисами, в детском лагере Поленово и дальше, в сердцах и судьбах, рассказали корреспонденту «Филантропа» участники фестиваля.

Ромео и Джульетта. Опыты. Реж. Юлиана Лайкова. Сцена приготовления яда. Фото Александр Андриевич

Волчата учатся играть

Последний из пяти составивших программу спектаклей – «Глаз волка» по роману Даниэля Пеннака. Действие происходит в парижском зоопарке, а на самом деле в Москве, на Солянке, в государственной галерее. Одноглазый полярный волк, запертый в клетку, и мальчик по имени Ваня, который его играет. Оба не верят в людей, потому что видели от них слишком много зла: волк по сюжету – люди лишили его семьи, свободы и глаза, а мальчик Ваня по-настоящему. Волк играет одиночество. По режиссерскому замыслу ходит от стены к стене в тесной клетке, показывает зрителям тоску, безысходность, обиду. Для Вани жизнь придумала то же самое. Он, как и 7 других артистов спектакля «Глаз волка», живет в Щёкинском специальном учебно-воспитательном учреждении для обучающихся с девиантным (общественно опасным) поведением закрытого типа. Это значит, Ваня сделал что-то такое, из-за чего люди отказались от него. И от Захара, который играет в спектакле мальчика Африку, и от Нади – она молодая волчица Блестка, и от харизматичного маленького торговца в исполнении Севы.

Но сегодня дети свободны, в галерее на Солянке то ли играют, то ли рассказывают про свою жизнь, — и им аплодируют.

«Они ведь на самом деле маленькие волчата, закрытые, сложные, законы воровской жизни знают лучше, чем школьную программу, — рассказывает Мариэтта Цигаль. –  Перемены, которые произошли с ними, невероятны. Чтобы вы понимали, эти дети живут в таком месте, где, если что-то на пол упало, поднимать – не по понятиям. На наших глазах они раскрывались, учились разговаривать, по-детски дурачиться, учились тому, что иногда не страшно быть смешными».

В спектакле про волчат мало диалогов. Все самое важное артисты говорят пластикой, жестами и картинами, которые нарисовали сами. Профессиональное жюри на закрытии вручило спектаклю два больших приза – за лучшее художественное оформление и лучшую пластическую игру. Обнаружить сильные стороны ребят и правильно показать их публике смогла молодой режиссер из Санкт-Петербурга Евгения Никитина. Она, понятно, переживала больше всех. Не смотрела, играла, а точнее жила спектакль из зрительного зала: повторяла вместе с актерами каждое движение и каждый монолог, как будто живая шпаргалка.

«Это удивительный опыт, еще непонятно, кто кого учил, — признается Евгения. –  Они в первый раз были на сцене и отлично справились, я горжусь ими. Я выбрала роман «Глаз волка», потому что он классный и потому что на самом деле во многом про них. Не знаю, каково было другим режиссерам, в общем-то проблемы возникали у всех, но мои дети сложные и особенные. Понадобилось много внимания к ним, любви и терпения, чтобы у нас что-то получилось. В процессе стало понятно, что у меня собралась команда художников. У них не просто способности, у них талант к рисованию, и многим нужно обязательно продолжать этим заниматься. Я благодарна фестивалю, потому что в моей жизни появилось восемь совершенно восхитительных детей».

На открытии. Ольга Ломоносова член попечительского совета проекта. Фото Александр Андриевич

Волшебные пендели

Социальный проект «Я не один» в 2015 году придумал актеры Юрий Тхагалегов и Мариэтта Цигаль-Полищук. Они рассказали про свою идею в благотворительных фондах «Артист» и «Жизнь в Движении». Вместе с командой энтузиастов, среди которых режиссер Евгения Беркович, уже второй раз Мариэтта проводит фестиваль, объединяющий в творчестве детей-сирот и молодых актеров и режиссеров. В этом году 35 подростков из детских социальных учреждений и приёмных семей в течение трех недель учились у профессионалов театральному искусству, сценической речи, движениям, танцу, вокалу. В детский лагерь Поленово, где жили дети и наставники, с мастер-классами приезжали известные актеры, хореографы, музыканты.

И все это ради того, чтобы в конце, на закрытии, дать ребятам «Волшебный пендель» – так называется премия, которую вручают за лучший спектакль, лучшую мужскую и женскую роль, лучший реп, лучшую музыку, лучший танец – за все. Проигравших на фестивале не может быть по определению.

«В этом году мы, конечно, открыли несколько невероятно талантливых детей, которым действительно нужно продолжать играть на сцене, — рассказывает Мариэтта. — Но ведь наша история не про сцену, не про то, что мы должны обязательно сделать из них артистов. Главная наша цель – чтобы дети поверили в то, какие они на самом деле талантливые. После детдомов у них же ограниченный выбор профессий, так не должно быть. Да, если ты идешь учиться на слесаря или парикмахера, потому что видишь в этом свое призвание, это отлично. Но мы хотим, чтобы наши дети понимали, как много они на самом деле могут. Мы учим их: неважно, кто ты сейчас, главное, кем ты хочешь быть».

Каждому участнику фестиваля «Я не один» дают не только воображаемый пендель, но и сертификаты на прохождение обучения. Наставники во главе с Мариэттой за три недели узнали характер, предпочтения и историю каждого ребенка настолько, что в конце безошибочно могут определить, кого отправить на курсы рисования, кого – на вокал, танцы или сценречь.  Если ошибка все-таки происходит, ее тут же готовы признать и исправить. 19-летнему Диме подарили сертификат на занятия со специалистом по сценической речи. Дима ходил целый день грустный, а к вечеру написал в фейсбуке пост о том, как бы ему хотелось петь оперу. Мариэтта, конечно, увидела и в комментариях к записи пообещала поменять сертификат на уроки оперного вокала. Для каждого у нее находится свой особенный способ помочь. Например, воспитанников детского дома из Челябинска, чтобы не потерять, передали в подшефство челябинскому молодежному театру.

«Директор дружественного нам детского дома рассказал мне, что в Челябинске есть замечательная группа ребят, которые очень любят театр, мечтают играть на сцене и даже уже планируют поступать в театральные институты. Мы нашли средства и силы привезти их», — рассказывает Мариэтта. По словам режиссера, у проекта изначально была цель не ограничиваться Москвой и Московской областью. «Потому что здесь как раз дети в таких учреждениях живут более-менее благополучно. Как это обычно бывает, спонсоры приезжают и дарят им по 150 айпадов, — добавляет Цигаль-Полищук. — Директор говорит: «Нам бы не айпады, нам унитазы нужны». А спонсор недоумевает: какие унитазы? У него в плане написано 150 айпадов. План выполнил, доброе дело сделал. И вот сидят дети на разваливающихся унитазах, зато с айпадами. Но им же, понятно, не  это нужно».

О том, что на самом деле нужно каждому ребенку в детском доме, — об усыновлении — взрослые говорят полушепотом между собой, чтобы вдруг не дать детям ложных надежд.

Найти потенциальных родителей детям из проекта помогает еще один партнер — фонд «Арифметика добра». Во время спектаклей, считает Мариэтта, дети настолько искренни и прекрасны, что в них невозможно не влюбиться. И самое важное случилось: на двоих участников фестиваля еще до его завершения оформили гостевой режим. 

«Важно, может быть, важнее самого фестиваля, то, что происходит после — продолжает Мариэтта. – Вот нам говорят: «Ну и что, ну поиграли они у вас на сцене, а потом дальше пойдут магнитолы воровать». А я верю, что не пойдут.  У нас сейчас нет доказательств. Должно пройти три-пять лет, чтобы мы действительно могли сказать: «Вот смотрите, Маша, Петя, Вася учатся в университетах, не пошли воровать». Я верю, что так будет. И директор закрытого учреждения под Тулой поверила нам, поэтому отпустила их. И в Челябинске нам поверили, и в каждом детском доме поверили. Но главное, мне кажется, сами дети поверили в то, что можно по-другому».

This slideshow requires JavaScript.

Главные роли

«Мне все запомнилось»

Сева, 17 лет. Живет в Щекинском специальном учебно-воспитательном учреждении для обучающихся с девиантным (общественно опасным) поведением закрытого типа. Волчонок и футболист.

— Расскажи про себя.

— Я родом из республики Коми, Сыктывкар, живу в Щекино.

— Как ты попал на фестиваль?

— Сам не знаю, как попал. Как-то так получилось. Ну, я хорошо танцую. Занимаюсь брейк-дансом. Ко мне подошли, сказали, типа поедешь в лагерь Поленово? Ну, я спросил зачем. Они говорят: спектакль не спектакль. Ну, я согласился.

— Чему вас в лагере учили?

— Много чему. Репетировали там. Сценки не сценки там.

— Что самое сложное было?

— Это репетиции, как обычно. Не знаю, как вам объяснить. Приходил один режиссер Дима, постоянно приседали, отжимались, вся фигня.

— Зачем?

— Не знаю, как это объяснить. Тактика не тактика, чтобы лучше там двигаться. Пластика не пластика.

— Что самое интересное было? Что запомнилось больше всего?

— Мне все запомнилось. Например, как в лагере по воскресеньям ходили купаться, дискотеки были.

— А играть на сцене понравилось?

— Да. Страшно. Непривычно, много народу. Я, может, первый раз на сцену вышел. Ну, и радость.

— Не думаешь о том, чтобы актером стать?

— Как жить покажет, может, и буду актером.

Поклоны после первого спектакля. Ромео и Джульетта. Опыты. Фото Александр Андриевич

«Мы много смеялись»

Полина, 10 лет. Живет в приемной семье. Впервые вышла на сцену и покорила всех талантом, за что получила в подарок контракт с актерским агентством. За один день выучила монолог Джульетты в переводе Пастернака. Голубоглазая принцесса в пышной розовой юбке и будущий врач.

— Я занималась раньше театром, и, наверное, мама как-то узнала и сказала: Полина, если хочешь, ты можешь поехать на этот фестиваль.

— Что тебе запомнилось особенно из жизни в лагере?

— Было весело. Мы много смеялись. Например, над тем, как постоянно бубнила Люба, как дурил Дима. Много над чем смеялись. И огорчались тоже, что каждый раз кто-то что-то забывал, неправильно делал, не выучил текст. Забываешь танец, когда уже неделю учишь его, – это не хорошо.

— Расскажи про спектакль, в котором ты играла.

— В нашем спектакле все девочки были разными Джульеттами. Я играла красивую, нежную, как фильме. Я танцевала, это показывало ее чувства. Мне нравится танцевать, а не нравится учить стихи. Поэтому я не буду актрисой, а буду врачом. Но мне понравилось на фестивале.

Тут классно. Мы когда только начинали спектакль, мне даже хотелось стать актрисой. Потом много текстов надо было учить. Я поняла, что это очень большой труд, и передумала.

— Как ты думаешь, какой должна быть актриса?

— Актриса должна быть открытая. И больше я не знаю.

Дети детей. Фото И. Лунгин

«Все только начинается»

Дима, 19 лет. Живет в центре содействия семейному воспитанию «Алые паруса». Любит музыку и играть разные роли, даже в жизни. Творческий во всем, от этого манерный. Звезда и Ромео.

— Мариэтта взяла меня под моим желанием, потому что я очень хотел попробовать театральный лагерь. Я читал про фестиваль, который был год назад. Знал возможности, потому что сюда серьезные люди приезжают, все серьезно. И я поехал сюда, только чтобы попробовать. Попробовал и понял, что театр – это не мое. Мое – это опера. Я буду оперой заниматься. А театром в наше время заниматься невыгодно, то есть нет свободы мысли.

— Какие в целом впечатления от лагеря?

— Лагерь прошел шикарно, но мы погрязли в бытовухе. Истории вам рассказать из нашей жизни? Ха, да до балды историй! Кто-то в конце смены решил замотать женский туалет скотчем. И он это сделал. Тем самым развлек нас и развлек Ольгу Николаевну, начальницу турбазы.

— А если серьезно?

— Да пожалуйста. Если серьезно, мы многому научились за это время. К нам приезжал специалист, лучший в России организатор мюзиклов Франдетти и хореограф, тоже из мюзиклов, женщина очень крутая. Она нам показывала хореографию. Потом мужчина из Ирландии, Стив его звали, он проводил контактную импровизацию. Очень хорошее упражнение. 

— Чем дальше планируешь заниматься?

— Мне подарят сертификат на занятия оперой, и я буду петь. Все только начинается.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply