Семья вместо детского дома


"Вот мы какие!" Виртуозный детский дом в Зырянке

"Вот мы какие!" Виртуозный детский дом в Зырянке

В России с советских времен существовало понятие особой формы заботы о детях-сиротах – воспитание их в детском доме. По задумке, взращенные в коллективе, они лучше должны были подходить для строительства светлого будущего своей родины. Сегодня ситуация изменилась – одной из прогрессивных форм устройства детей, оставшихся без родительского попечения, считается патронатное воспитание. Ребенок в таком случае формально остается в детском доме, но имеет возможность воспитываться в семье. Хотя последние изменения в законодательстве об опеке и попечительстве могут затруднить развитие патроната в России.

В настоящее время, по данным Министерства образования и науки РФ, в стране насчитывается около 149 тыс. детей, которые могут быть устроены на воспитание в семьи граждан (под опеку и попечительство, в приемную семью или на усыновление), а в федеральном банке данных на сегодняшний момент есть сведения о 125 тысячах детей.  При этом почти 80% всех детей-сирот – это социальные сироты, то есть дети, оставшиеся без попечения родителей из-за лишения их родительских прав или признания недееспособными, брошенные родителями.

За последние десять лет многие специалисты пришли к выводу, что именно патронатное воспитание является одной из самых прогрессивных форм устройства детей, оставшихся без родительской заботы. Но, к сожалению, последние изменения в законодательстве об опеке несколько затруднили развитие патроната в стране. В прошлом году вступил в силу профильный закон РФ «Об опеке и попечительстве». Он описывает такие формы семейного жизнеустройства ребенка-сироты, как приемная семья, усыновление, опека. А вот патронат, по новому закону, в строго формальном смысле этого слова не является формой семейного жизнеустройства.

До принятия закона юридическое отличие патроната от приемных семей состояло в том, что приемная семья оформлялась по договору между органом опеки и родителями, а патронат – это когда родитель официально принимается на работу как «внештатный» сотрудник детского дома. Когда ребенок отдается на патронат, формально он остается воспитанником детского дома – просто имеет возможность воспитываться в семье. Его новых родителей обучают, смотрят, что в новой семье все развивается нормально. В случае если ребенок находится в приемной семье, родители должны сами обращаться в органы опеки, и это совсем не означает, что они сразу получат ответы на интересующие их вопросы. Патронатное воспитание также означало для родителей то, что они могли в любой момент получить консультацию, и помощь от специалистов патронатной службы.

За последние 10 лет практика патронатного воспитания успешно применялась в 42 регионах Российской Федерации, и поэтому сейчас в регионах новый закон воспринимают по-разному. Где-то, как например, в Томской области де-факто не признают его отмену, а в Перми наоборот, начинают строить систему опеки с нуля.

Как работает патронат

Московский детский дом №19 – благотворительный фонд «Наша Семья» известен в Петербурге, Томской области и других регионах. Он один из первых занялся патронатом, разработал свои технологии, которые успешно применяются и сегодня. Специалисты этого детского дома обучили сотрудников патронатных служб большинства регионов России.

Елена Писарева, замститель председателя Новгородской областной думы

Юлия Траутман, консультант Департамента по связям с общественностью правительства Томской области

«У нас были разные времена – иногда нам давали много новых детей – до пятидесяти человек. Иногда помещали одного-двух в год. Но всех, кого нам давали, мы устраивали» — рассказывает директор центра «Наша Семья» Мария Терновская, — нам пока не удалось устроить в семьи только шесть человек из 144. А был момент, когда мы устраивали семнадцатилетнюю девочку». Вообще практика детского дома №19 показывает, что такая  форма воспитания, как патронат, помогает устраивать в семьи не только совсем маленьких детей, но и детей с инвалидностью или тех, кто достиг подросткового возраста.

«Те люди, которые хотели взять маленького ребенка – проходили у нас подготовку, а потом брали более взрослых, которых трудно передать, например, на усыновление, — рассказывает Терновская. «Когда человек проходил такую подготовку, у него даже иногда менялось представление о себе, о своих желаниях и возможностях. Иногда выяснялось, что они  пришли в наш центр совсем по другой причине, чем им казалось вначале, и они очень радовались, когда начинали понимать ситуацию и настоящие мотивы своих действий. То, что двигает людьми, которые хотят взять на воспитание ребенка, может иметь самые различные корни. Например, это может быть мотив самореализации. Есть мотив гуманистический, христианский мотив. Мы выясняли, какой ребенок подойдет в конкретную семью».

«Наша Семья» была создана 1994 году как учреждение, предоставляющее патронатное воспитание. В нем есть элементы детского дома, но сейчас они реорганизованы в профессиональные службы по профилактике социального сиротства, то есть по сохранению ребенка в семье своих кровных родителей и по помещению детей на воспитание в семью. В детском доме проводится выявление и обследование кровных семей, находящихся в трудной жизненной ситуации, специалисты центра работают по спасению этих семей для сохранения ребенка в них. Это предполагает, в том числе, и заключение договоров между органом опеки, кровной семьей и детским домом. «В соответствии с договорами мы осуществляли работу по спасению семьи. Эта работа была направлена на то, чтобы мотивировать семью измениться до такой степени, чтобы они могли жить самостоятельно» — рассказывает Мария Терновская, -у нас есть приемное отделение для экстренного и планового помещения детей. Сам центр построен по типу семейной группы – то есть у нас на работе находятся постоянно живущие здесь воспитатели».

Когда дети попадают в центр, их начинают готовить к возвращению обратно в семью, а если это не получается, то ищут новую. Различные специалисты – педиатр, медсестры, психологи, нейропсихологи, логопеды-дефектологи, педагоги прорабатывают последствия эмоциональных травм, восприятия ребенком себя, своей семьи, настоящего, прошлого, будущего.

«Наша задача, в первую очередь – помочь детям. Но попутно мы помогаем людям, которые помогают детям – то есть родителям. Мы не агентство по усыновлению, которое ищет детей по запросу – мы служба, которая помогает детям. Это наше профессиональное кредо» — считает Мария Терновская.

В случае патроната юридическое оформление было простым – детский дом заключал договор. В договоре определялось, за что отвечает семья. Получалось, патронат – это и сама технология, и механизм, который создавался.

Виртуозный детский дом

В Томской области практика патроната в экспериментальном режиме начала внедряться с 2002 года на базе Зырянского детского дома. Дом стал готовить патронатных родителей, было создано отделение службы сопровождения патронатных семей. После того, как ребенок передавался в семью, детский дом продолжал сопровождать эту семью. Таким образом, система патроната состояла из трех важных составляющих: это подготовка родителей к тому, чтобы принять ребенка, подготовка ребенка к жизни в семье и дальнейшее сопровождение и поддержка этой семьи. С 2005 года, отделения службы сопровождения и патронатные семьи стали создаваться практически во всех детских домах области.

«Сейчас особенность Зырянки сохранилась в том, что они так виртуозно работают с кандидатами, что находят семью для подростков. Это высший пилотаж. На самом деле, подобрать замещающую семью для малыша в разы проще» — рассказывает консультант департамента по связям с общественностью правительства Томской области Юлия Траутман.

Всего в Томской области 10 детских домов, в которых живет 696 детей. По итогам 2008 года в области 75% детей, которые остались без кровных родителей, передаются на воспитание в замещающие семьи. Это и патронат, и приемные семьи и опека. «Мы стараемся избегать помещения этих детей в интернаты. Мы не пошли по пути массового закрытия детских домов – мы их оставили, но перепрофилируем на работу с замещающей семьей. На базе детских домов создаются школы приемных родителей» — объясняет Юлия Траутман.

Возможно, таких хороших показателей Томская область добилась благодаря тому, что там еще с 1995 года на базе приютов стали создаваться семейно-воспитательные группы. Это тот же самый патронат, только для детей, у которых еще не определен их статус. «Бывали случаи, когда как-то подтягивалась кровная семья, и появлялся шанс вернуть ребенка родным. И для ребенка это была не болезненная ситуация: он просто как бы гостил в семье (семейно-воспитательной группе), а потом вернулся обратно домой» — говорит Юлия Траутман.

В Томске считают патронат правильным явлением, и отказываться от него не собираются: «На федеральном уровне нет закона о патронатном воспитании. Были такие опасения, что с новым законом об опеке будет сложно с патронатом – но у нас никаких проблем в этой связи не возникло. У нас патронат с 2005 года как действовал – так и действует» — рассказывает представитель правительства Томской области.

Другая позиция

Директор московского центра «Наша Семья» Мария Терновская в отличие от своих томских коллег, смотрит на такую позицию иначе. По ее мнению с введением нового закона патронат фактически отменен: «Томская область – большие энтузиасты патроната. Им пока в Сибири хорошо – до них не докатилось. Другим, у кого такой возможности нет – плохо. В частности, страдают дети и семьи». По ее словам, в основе успешной практики патронатного воспитания заложен огромный труд специалистов детских домов, помогающих созданным семьям, и распорядиться необдуманно таким профессиональным ресурсом, по меньшей мере, неразумно и нерасчетливо.

Например, Пермский край дал разнарядку во все детские дома, в которых было патронатное воспитание — составить план по переводу патронатных семей в приемные. «Это социальный катаклизм. Если был у человека трудовой договор, то теперь он его лишается. Были понятные отношения со специалистами, которые ему помогали, а теперь ему говорят: забудьте про это, идите в другой центр – вам там все будут помогать. А он там не знает никого», — рассказывает  Терновская.

Елена Писарева, замститель председателя Новгородской областной думы

Елена Писарева, замститель председателя Новгородской областной думы

Еще одним из регионов, где пришлось практически отказаться от патроната, стала Новгородская область. «Сейчас мы практически перешли на форму приемная семья. У нас осталось две патронатные семьи. Все остальные семьи стали приемными» — рассказывает заместитель председателя Новгородской Областной Думы Елена Писарева. В Новгородской области, по данным комитета образования сейчас около пяти тысяч детей-сирот. Из них в семьях проживает 4007 человек, включая приемные семьи и опеку.

Мария Терновская считает, что отмена патроната губительна для всей системы заботы о детях-сиротах. «Сейчас вопрос подбора ребенка выведен за рамки нашей компетенции. Мы можем работать с детьми отдельно, а с семьями отдельно. Конечно, есть потеря качества, причем в самом основном вопросе. Наша функция сведена к тому, что мы только можем заниматься ребенком, и только если нам поручат – подготовкой семьи». А дальше ребенок и семья отправляются «в свободное плавание»,  и остается только наблюдать, смогут ли они принять друг друга. Терновская считает, что, так как теперь они ни на что не влияют, то и за результат, к сожалению, тоже не отвечают. Органы опеки тоже не несут ответственности за результат – они отвечают за сиюминутную функцию оформления документов и передачи ребенка в семью. По мнению Терновской, это проблема федерального законодательства, которую обязательно надо решать.

Получается, что несмотря на то, что на уровне федеральных законов, патронатное воспитание напрямую не отменяется, в то же время оно и не получает стимулов к развитию. Решение о принятии или непринятии этой формы остается за региональными властями. И, как мы видим, не всегда они решаются дальше заниматься этим направлением. Без патроната спектр форм семейного жизнеустройства детей будет неполным. Именно в этой форме в настоящее время возможно проводить профилактику социального сиротства – предупреждение оставления ребенка родителями и сохранения его родной семьи. А при невозможности сохранения семьи —  новые родители и ребенок проходят подготовку и получают поддержку в новой семье. Патронатные семьи – это лучшая альтернатива пребыванию ребенка в детском доме.  За эффективность  использования этой формы  говорит статистика. По данным Министерства образования и науки РФ, около 20% детей  в патронатных семьях ими усыновляются.

Ситуация с устранением патронатного воспитания, в первую очередь, «бьет» по детям. Дети в критической семейной ситуации больше не смогут рассчитывать на помощь специалистов для восстановления семьи. Ведь многие ребята, которым сложно стать усыновленными, но которые могли бы попасть в патронатные семьи, скорее всего не смогут найти родителей и останутся в казенных стенах детских домов. Большая доля тех, кто готов взять на воспитание ребенка, но нуждается в сопровождении специалистов после принятия его в семью, не решится взять на себя родительские обязанности.

Мария Терновская видит такой выход из ситуации: «Надо сохранять трудовые договоры с патронатными семьями, определить патронатное воспитание даже как опеку. Такие договоры не только налагают обязательства на семьи, а самое главное – обязывают организации сделать что-то для семьи. Так у организации появляется ответственность за результат.

Невыдуманная история

Суммируя все плюсы и минусы, обратимся к одной из мам, взявших ребенка на патронатное воспитание. Ольга рассказала, через какие сложности она прошла и какую радость она испытала: «Моя история не совсем обычная. Эта девочка училась с моим сыном в одном классе. Формально она является моей воспитанницей. А так – это моя дочка, родной человек. Полноправный член нашей семьи. Мы уже планы на будущее строим».

«Я сама по первому образованию педагог, а по второму – психолог. Но моих знаний не хватает для того, чтобы справиться с ситуацией. Бывают моменты, когда ты не можешь быть объективным. Это же твой ребенок — тебя захватывают эмоции. В этом случае наш детский дом очень помогает: специалисты в доброжелательной форме корректируют, направляют, советуют, как в данной ситуации вырулить» — рассказывает патронатный воспитатель.

Ольга рассказывает, что с отменой патроната родители оказались в разных ситуациях: «Для тех, кто успел оформить патронат, все те обязанности, которые мы несли до этого, сохранились. Если ребенок на патронате, то есть определенные обязательные процедуры, которые проводятся каждый год. Например, медицинское обследование, мониторинг развития» — рассказывает Ольга.

На вопрос, не жалеет ли Ольга о том, что взяла девочку на патронатное воспитание, она отвечает коротко и прямо: «Это конечно стоило того».

Ближайшие месяцы покажут, как смогут адаптироваться к нововведениям в законодательстве тысячи людей и сотни организаций в России, стремящиеся помочь детям и их будущим семьям найти и принять друг друга. Пожелаем им успеха, ведь именно в семье ребенок – не строитель светлого будущего, это и есть будущее.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Добавить комментарий