Ювенальная юстиция и ее враги


«Подростков нельзя сажать в тюрьму», –  психолог уголовно-исполнительной инспекции  ЦАО Москвы Ирина Клочко. И хотя служба психологов в инспекциях существует только три года, в ее практике было немало таких ребят  –  оступившихся, попавших под уголовное преследование, а потом и судебное разбирательство. И каждый из них переживал тяжелую психологическую травму. Особенно те, кому пришлось провести пусть даже короткое время в неволе. Ирина уверена: детям, хоть и почти взрослым, но все же детям, надо давать шанс. Иначе –  агрессивность, недоверие, утрата всех ценностных ориентиров, а за ними снова преступление, снова СИЗО, колония и потерянная для нормального общества жизнь. Именно поэтому Ирина считает очень благотворным сотрудничество с некоммерческими организациями, специализирующимися на ювенальной (детской) юстиции.

«И в самом деле один из измеряемых, наглядных результатов, к которому приводит применение ювенальных технологий, – отмечает руководитель социальной службы Центра поддержки растущего поколения «Перекресток» Вячеслав Москвичев, –  заметное снижение рецидивов среди подростков, совершивших преступление. Вовремя протянутая рука, вовремя сказанные слова, вовремя найденный подход. В случае с детьми и подростками ждать нельзя». Однако внедрение ювенальной юстиции в России сегодня сталкивается с огромным количеством проблем.

В идеале, как отмечает один их идеологов этого процесса глава центра «Судебно-правовая реформа» Рустем Максудов, цель ювенальной юстиции – «минимизировать столкновение детей с судебной системой». Уберечь еще полностью не социализированного человека от репрессивных практик государства, то есть, по словам Максудова, «заменить связку «правосудие – наказание» на другую: «правосудие – воспитательные меры».

Однако в силу существующего на данный момент законодательства избежать судебного разбирательства в случае, если ребенок совершил поступок, который следователи сочли подпадающим под ту или иную статью Уголовного кодекса, практически невозможно. Поэтому одной из задач, которые стоят сегодня перед сторонниками ювенальной юстиции – работа с судами и судьями. Главное, чтобы судья подошел к каждому конкретному случаю индивидуализированно, исходя из заботы о судьбе ребенка-правонарушителя, а не просто становясь винтиком в репрессивной машине государства.

«Когда судья увидит, что перед ним не злостный правонарушитель, а подросток, который готов ответственно отнестись к своей последующей жизни, он со спокойной душой сможет дать такому ребенку условный, а не реальный срок», –  говорит Москвичев. Именно на это – помочь осознать эту ответственность и научиться ее применять в повседневной жизни – направлено большинство реабилитационных практик, которые предлагаются нарушившему закон ребенку, его родителям и педагогам.

РООИ Перекресток. Такими они приходят

РООИ Перекресток. Такими они приходят

Работа с судебными органами ведется во многих частях России: Пермском крае, Волгоградской области, Тюмени, Петрозаводске, Новосибирске, Казани, Махачкале, Астрахани. Но, к сожалению, далеко не во всех. Даже в Москве пока на тесный контакт с ювенальными специалистами пошло руководство только Черемушкинского районного суда, где дела несовершеннолетних разбирают всегда одни и те же специально назначенные судьи, а не просто доставшиеся ребенку по территориальному признаку. По признанию Москвичева, другие московские суды пока на тесное сотрудничество с общественными организациями идти не хотят.

Впрочем, в России есть регион, где уже накоплен большой опыт внедрения ювенального судопроизводства. В судах Ростовской области уже несколько лет реализуется оригинальный проект, направленный в конечном счете на создание специальных ювенальных судов. Суть проекта заключается в том, что в судах, участвующих в эксперименте, за одним из судей закрепляется должность судьи по делам несовершеннолетних (сюда входят не только уголовные, но и гражданские дела, ребенок может быть не только обвиняемым или ответчиком, но и истцом, заинтересованной стороной или свидетелем). К такому судье в качестве помощника прикрепляется социальный работник, который занимается социально-психологической реабилитацией детей, участвующих в судебных разбирательствах.

В Ростовской модели ювенальной юстиции центральное место занимает именно суд, а не общественные организации или социальные службы. Однако, как отмечает Москвичев, такое понимание ювенальной юстиции – в узком смысле этого слова –  не даст максимального положительного эффекта. Для профилактики социальной дезадаптации, первичных правонарушений и рецидивов необходимо более широкое применение ювенальных технологий. В арсенале центра «Перекресток»: специальные социально-психологические тренинги, работа с семьями трудных подростков, работа с «детьми улиц», клуб для не нашедших себя в жизни подростков, летний лагерь, создание в школах специальных детских служб примирения.

Главное, что заложено в технологиях «Перекрестка» и других сотрудничающих с центром «Судебно-правовая реформа» общественных центрах – особая философия. Философия активной ответственности подростка. Подрастающий человек и его семья при таком взгляде на вещи превращаются из благополучателей (объектов социальной и психологической опеки со стороны государства и общества), в созидаталей своей судьбы, активных и ответственных членов общества. Наиболее полно такая философия отражается в специальной технологии ювенальной юстиции, активно продвигаемой ЦСПР и его руководителем Рустемом Максудовым. Эта технология основана на идее восстановительного правосудия, основанного на примирении нарушителя и жертвы. Ребенок, который проходит через процедуру примирения, не только учится нести персональную ответственность за содеянное, учится понимать, что кроме его собственных интересов существуют нужды и интересы других людей, но и получает психологическую разгрузку, снимает с себя груз вины, который в других условиях может привести к психологической травме с тяжелыми социальными последствиями.

Практика восстановительного правосудия меняет изначальные установки общества на силовое разрешение любых конфликтов, которое общество транслирует подрастающему поколению через государственные силовые органы, СМИ, да и просто ежедневное поведение не только подростковых коллективов, но и большинства взрослого общества. Агрессия со стороны общества рождает новую агрессию со стороны подростка и из этого замкнутого круга репрессивности невозможно найти выход без вмешательства профессионалов.

РООИ Перекресток. Клуб.jpg

РООИ Перекресток. Клуб

Рустем Максудов уверен, что проблема внедрения восстановительного правосудия –  это не просто частная ювенальная практика. «Ограничение силовых и репрессивных акций – мировоззренческая «расчистка» для появления новых типов культурной нормировки взаимоотношений людей, связанных с обустройством и восстановлением постоянно разрушаемых коммуникаций», –  считает он. Обучая подростков восстанавливать разрушенную коммуникацию, мы тем самым выращиваем поколение, более приспособленное к вызовам современного глобального мира, понимающего, что мироустройство, основанное на договоре и учете разнонаправленных интересов, гораздо более перспективно, чем основанное на доминировании грубой силы.

Однако, к сожалению, уже довольно многочисленные экспериментальные площадки по внедрению различных моделей ювенальной юстиции в целом по России не подкреплены институционально. Ювенальная практика остается до сих пор результатом общественной инициативы и доброй воли отдельных, чаще всего региональных чиновников. В различных регионах НКО, занимающиеся внедрением ювенальной юстиции, сотрудничают с чиновниками разного уровня – от областных администраций до представителей судебных органов, департаментов образования и т.д.

Единого государственного подхода по внедрению практик реабилитационного и восстановительного правосудия в целом по стране до сих пор не выработано. Из властных кругов время от времени подаются разнонаправленные сигналы, не воплощающиеся в сколь бы то ни было приемлемые и реализуемые государственные программы. Законопроект о ювенальной юстиции, созданный уже несколько лет назад, так и не был принят Госдумой. Верховный суд несколько раз высказывался в поддержку создания ювенальных судов, кроме того, существует некая государственная программа по внедрению ювенальной юстиции в России. «Минздравсоцразвития России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти –  государственными заказчиками подготовлен проект федеральной целевой программы «Дети России» на 2007–2010 годы. В качестве приоритетных целей и направлений проект программы предусматривает развитие ювенальных технологий работы с несовершеннолетними, инновационных форм семейного устройства и воспитания в семейном окружении детей, оставшихся без попечения родителей; укрепление материально-технической базы учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, развитие правового и организационного межведомственного взаимодействия и т.д.», –  говорится на сайте министерства. Однако, несмотря на громкие фразы и грандиозные планы, реальных результатов по их внедрению не видно. Нетрудно предположить, что даже те небольшие деньги, которые выделяются государством на решение проблемы, не воплощаются ни в какие целевые проекты, а по большей части оседают где-то в карманах чиновников.

Между тем даже в текстах Минздравсоцразвития обращается внимание на организацию взаимодействия различных ведомств, отвечающих за благополучие детей. Именно отсутствие взаимодействия значительно снижает эффективность тех мер, которые осуществляют различные государственные, муниципальные и общественные органы и организации. Однако организация такого взаимодействия принципиально невозможна без внедрения инновационных подходов для работы с детьми и неформальной заинтересованной коммуникации всех тех, кто отвечает за социализацию юных российских граждан.

РООИ Перекресток. В клубе можно поговорить, и даже помечтать.jpg

РООИ Перекресток. В клубе можно поговорить, и даже помечтать

Ни одна схема, спущенная сверху, при ее механическом внедрении не даст должного эффекта. Поэтому тот факт, что закон о ювенальной юстиции так и не был принят, в общем-то, отражает реальное положение дел с этим вопросом в России. Принятие такого закона не смогло бы решить основные проблемы – институциональные, кадровую и концептуальную неготовность российских чиновников и силовиков, да и российского общества в целом, решать проблемы, связанные с детской преступностью не репрессивными и не формальными методами, а путем гуманитарных практик.

Неготовность власти всех уровней проявлять инициативу и принимать ответственные решения в области судебного и социального регулирования, по мнению экспертов, связана и с общей неподотчетностью государства обществу. Никаких стимулов внедрять положительный опыт общественных организаций по эффективной работе с подростками у чиновников нет. «Если бы, например, судьба конкретного судьи зависела не от начальства, а от статистики снижения рецидивов среди подростков при минимизации решений о реальных сроках (иначе у судьи будет большое искушение сажать всех подростков, ведь рецидив после возвращения – это уже не ответственность судьи), он бы сам искал специалистов, которые могли бы ему помочь в социально-психологической реабилитации подсудимых», – считает Москвичев.

У ювенальной юстиции в России очень много врагов: общая конфронтационная атмосфера в обществе, понимающем только язык силы, еще более усилившаяся в связи с кризисом, основная социальная установка государства на репрессивные методы управления, всячески поддерживаемая силовым лобби в лице спецслужб, милиции, прокуратуры, судебного корпуса, службы исполнения наказаний, да и общая слабость гражданского общества и вытекающая отсюда неэффективность государственной машины.

Однако не может не радовать, что специалисты по ювенальной юстиции и восстановительному правосудию не теряют оптимизма. И только благодаря им у многих детей появляется шанс, о котором говорит Ирина Клочко. Однако общество, и прежде всего самая активная его часть в лице бизнеса, должны осознать всю важность широкого внедрения эффективных ювенальных технологий в России. Ведь речь идет о нашем будущем. А будущее ждать не будет.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply