Реабилитация наркозависимых: кто получит миллиард


3 декабря в РИА Новости прошел круглый стол на тему: «Реабилитация наркозависимых. Кто протянет руку помощи?». Инфоповод — 22 ноября глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов заявил, что в следующем году ФСКН выделит 1 миллиард рублей на поддержку негосударственных реабилитационных центров для наркозависмых. По какому принципу и кем будет вестись отбор? Станет ли государство поддерживать спорные авторские методики, подобные фонду «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана? 

 

Реабилитация наркозависимых

Сегменты «до» и «после» медицинской помощи наркозависимым у нас катастрофически не развиты, — говорит представитель Государственного антинаркотического комитета. Фото с сайта drugexpert.ru

Кто, если не мы?

— Если вы увидите на улице человека «под кайфом», что вы сделаете? Пройдете мимо? Позвоните в полицию? Вызовете «скорую»? А знаете, что вам ответят? В полиции: «Если он не пристает к прохожим и не распространяет наркотики, это не наше дело». Медики: «Есть угроза жизни? Нет? Тогда пусть завтра приходит в наркодиспансер».

Эту ситуацию, многим знакомую, описал один из участников пресс-конференции — протоиерей Игорь Подоситниковпредседатель Спасо-Преображенского центра для наркозависимых в Ставрополе. По его словам, в подобных случаях реально помочь могут только некоммерческие реабилитационные центры: «Что сделаю я: позвоню Николаю Новопашину (основателю ставропольского реабцентра — прим. ред.). Он пришлет двух волонтеров, которые помогут наркоману здесь и сейчас. Они приедут и в полночь, и в 4 утра. Именно поэтому я рад, что государство, наконец, обратило на нас внимание. Мы не сидим, свесив ножки, в ожидании миллиардов, но нам нужна материальная поддержка, чтобы работать».

Государство на круглом столе представляла Юлия Шевцовасоветник Координационно-аналитического управления аппарата Государственного антинаркотического комитета. Она привела интересную статистику: на 10 реабилитационных центров медицинского плана в России приходится несколько сотен общественных. Это свидетельство того, что, во-первых, общество стремится к самооздоровлению. Во-вторых, что медицинская реабилитация — далеко не самая эффективная. «Врачи 8 лет учатся, но как бы хорошо они свое дело ни делали, сегменты «до» и «после» медицинской помощи наркозависимым у нас катастрофически не развиты».

Николай Новопашин подтвердил, что ситуация аховая: «Я десять лет занимаюсь реабилитацией. Раньше наркоманы принимали опиаты и жили 30-35 лет — у нас было время их спасти и вернуть в социум. Теперь новые наркотики — дезоморфин («крокодил»), соли, спайсы, рекламой которых исписан весь асфальт у станций метро, — убивают людей за 2-3 года. Родители наркоманов, абсолютно нищие и отчаявшиеся, обращаются в госструктуры и слышат в ответ: «Власти выделили на медицинскую реабилитацию 200 миллиардов рублей, что вы еще хотите?» Но ведь это не работает! Наркоман может сгореть за год, так и не дойдя до больницы».

3 критерия отбора

Главный советник государства по отбору реабилитационных центров на получение грантов — Юрий Крупновпрезидент Ассоциации реабилитационных центров. Как вступить в Ассоциацию? По словам Крупнова, процедура стандартная для любого некоммерческого партнерства. А эффективность каждой общественной организации будет оценивать небольшая комиссия. «Мы ждем, когда государство даст нам базовые критерии, чтобы упростить и стандартизировать процедуру сертификации».

Шевцова, со своей стороны, назвала три главных критерия отбора реабцентров:

  • эффективность
  • работа в правовом поле
  • готовность сотрудничать с государством

Поддерживать будут центры, которые, по определению Шевцовой, придерживаются «золотой середины». А как быть с авторскими методиками? Участники пресс-конференции были единогласны: если центр чист с юридической точки зрения, если не скрывает своей религиозной и полилической принадлежности — почему нет. Юрий Крупнов рассказал, что «в Ассоциации сейчас 18 центров, в которых мы уверены. Две трети — православные, но мы открыты для всех конфессий. Главное, чтобы не было религиозной партизанщины». Протоиерей Игорь Подоситников поддержал Крупнова: «Я часто слышу от коллег: «Вот, протестанты нас перегнали — открыли много центров!». Но что мешает нам делать больше и лучше самим?»

Портрет обладателя миллиарда

Отвечая на вопросы журналистов, участники круглого стола озвучили несколько тезисов, по которым можно составить представление, как будет выглядеть реабилитационный центр — получатель гранта от государства.

  • Не нарушает закон, не скрывает своей конфессиональной и политической принадлежности, имеет прозрачную юридическую и финансовую отчетность.
  • Наиболее эффективен в своем регионе, то есть обеспечивает высокий процент ремиссии среди реабилитантов.
  • Не боится сотрудничать с государством.
  • Взаимодействует с медицинскими учреждениями.
  • Занимается социализацией людей, прошедших курс реабилитации, следит за их дальнейшей судьбой. К примеру, активно задействует их в работе с братьями по несчастью: известно, что самые сильные специалисты в этой сфере вырастают из бывших наркоманов.

Программу финансирования некоммерческих реабилитационных центров обещают запустить в 2013 году. Конечно, сама система взаимодействия власти и общественных центров, как считает Крупнов, «будет формироваться не один десяток лет», но есть задачи, которые надо решать немедленно. К примеру, наконец ввести в правовое поле термин «социальная реабилитация наркозависимых»: сейчас этого явления для закона как бы не существует. Создать общероссийский телефон доверия, чтобы человек, желающий помочь наркоману, всегда знал, куда обратиться. Попробовать разрушить стереотип, что наркозависимые — отбросы общества, сделать шаг от «падающего подтолкни» к человечности. А кто в итоге получит тот самый миллиард от государства — хочется верить, что самые достойные.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply