Чтобы найти материалы по ключевым словам, напечатайте их выше и нажмите клавишу Enter/Return. Чтобы отменить поиск, нажмите Esc.

#73(2010)


Матвей Масальцев

Матвей Масальцев, главный редактор журнала "Деньги и благотворительность" и портала "Филантроп"

Помощь сирым да убогим – обязательный пункт в «своде правил» любой традиционной религии. И многое из мотивации светской филантропии уходит корнями в религиозную этику.

Однако случилась секуляризация благотворительности, и теперь мы смотрим на благотворительную деятельность конфессий немного свысока. Как на что-то не очень прозрачное, непонятно структурированное, не особо эффективное, направленное лишь на собственный приход. А главное – тесно связанное с прозелитизмом: мол, вместе с помощью дают нам и опиум для народа, свою веру. И вообще, для многих словосочетание «религиозная благотворительность» означает вклад в строительство храмов. То есть конфессия выступает не донором, а получателем помощи.

Назвать все эти утверждения мифами нельзя, потому что в них – изрядная доля правды. На сайте www.philanthropy.ru мы провели опрос пользователей, многие из которых – профессионалы в некоммерческом секторе. При ответе на вопрос «Чего больше в благотворительной деятельности религиозных организаций?» голоса посетителей разделились так. «Помощи в решении социальных проблем общества» – 42%, «Прозелитизма» – 42%, «А разве они помогают кому-либо кроме своих прихожан?» – 17%.

Как видно, единого мнения у людей не сложилось. При этом «милосердие с небес» имеет значительную долю на «рынке» филантропии. Хотя бы поэтому нельзя игнорировать это явление. А нужно – изучать, пытаться понять, налаживать сотрудничество.

Тем более, что недавно Госдума приняла закон, по которому религиозные организации смогут претендовать на статус «социально ориентированных». И, соответственно, рассчитывать на господдержку наравне с другими НКО.

Современные религиозные благотворительные организации активно осваивают «светские» технологии и сами готовы к диалогу. Даже такие, казалось бы, консервативные, как Русская православная церковь (см. статью «Церковь ждет социальная реформа»). У религиозных филантропических организаций появляются и свои ниши. Например, забота о бездомных. И, как утверждают практически все герои публикаций этого номера журнала, конфессии научились разделять милосердие и миссионерство.

Есть большое количество примеров, когда церковная филантропия выходит далеко за пределы конфессии. Таким кейсам и посвящен номер «Денег и благотворительности».

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply