Победить болезнь вниманием и игрой


Помощь детям с особенностями развития медицинскими процедурами не исчерпывается  –  многие нарушения не могут быть устранены средствами из врачебного арсенала. При этом система раннего медицинского вмешательства у нас в стране работает, хоть и не без определенных проблем. Но немедицинская работа с детьми до трех лет, ранняя помощь сводится к отдельным практикам, существующим по большей части на деньги благотворителей.

В детский сад ребенок может пойти с трех лет, а до тех пор им занимаются только семья и врачи. Между тем, как раз в эти три первых года жизни человек усваивает огромный объем информации, овладевает основными навыками. И любые нарушения развития на этом этапе грозят катастрофическими последствиями. В это время у родителей традиционно есть лишь один помощник – детский доктор. А это значит, что к любому нарушению развития подход будет с самого начала сугубо медицинский.

«В нашей стране, к сожалению, принят медицинский подход, как будто все можно наладить с помощью таблетки или массажа, а к личности, к чему-то нематериальному внимания нет, –  считает специальный педагог Института раннего вмешательства (ИРАВ) Марина Емец. – Но медицина помогает только, если нарушения структурные. Зрения и слуха, например: если не определить дефект слуха до шести месяцев, то к трем годам ребенок не заговорит. А ведь не менее опасно нарушение ранних отношений».

Более того, лечение одних патологий может вызвать куда более серьезные по своим последствиям эмоциональные и психологические проблемы, особенно в раннем возрасте. Классический пример – ребенку с незначительными нарушениями прописывают болезненный массаж или еще более болезненное обкалывание воротниковой зоны. Причем жесткой необходимости в таких манипуляциях часто нет – доктора просто перестраховываются.

Ребенок ежедневно посещает неприятные процедуры, и все это проделывается в присутствии матери. У взрослого человека в такой ситуации есть мотивация, он понимает, что болезненные медицинские манипуляции нужны. А ребенок не понимает –  в результате эмоциональная травма, малыш перестает чувствовать себя защищенным, нарушается контакт с мамой.

Специальные развивающие упражнения Центра лечебной педагогики

Специальные развивающие упражнения Центра лечебной педагогики

Кстати, многих неприятностей можно было бы избежать, если бы использовались современные медицинские методики. Например, совсем недавно в нашей стране начали готовить врачей новой специальности – физических терапевтов. Физическая терапия (не путать с физиотерапией) позволяет работать с детьми с двигательными нарушениями, обучать их новым движениям. И в отличие от традиционного в таких случаях массажа, неприятных ощущений от физической терапии очень мало. Только вот доктора с такой специализацией в нашей стране пока редки, и их время стоит очень недешево. К сожалению, в бесплатных клиниках лечат по старинке.

«В медучреждениях лечение детей часто поставлено на конвейер, и ребенком никто не занимается. Он лежит там один, и маму к нему пускают на какие-то часы, –  рассказывает дефектолог Има Захарова, председатель экспертного совета Центра лечебной педагогики (ЦЛП). – Или другая крайность, когда ребенка оставляют в семье и снабжают маму таким количеством врачебных рекомендаций, что она только медицинскими процедурами и занимается, а на игру и общение с ребенком времени не остается».

Лечение – вещь, безусловно, важная, но ничуть не меньше значит в раннем возрасте общение. Общаясь и играя с ребенком, можно победить многие врожденные проблемы. Потенциал развития заложен в каждом человеке. И полностью здоровый ребенок все усваивает самостоятельно. Слушая взрослую речь, учится говорить, трогая окружающие предметы, изучает устройство мира и учится оперировать с предметами.

Но это все в норме, а врожденные особенности развития обрывают это самообучение на определенном этапе. Так, например, малыш со слабым слухом никогда не научится говорить без специальных занятий. Ребенка с проблемами развития надо стимулировать: слабовидящему дать звучащие игрушки с разнообразной фактурой, малышу с двигательными нарушениями – подобрать подходящую позу для игры. В общем, при таком индивидуальном подходе особый ребенок имеет все шансы пройти те же этапы развития, что и нормальный. Главное, как можно быстрее начать. Так в предельно общем виде выглядит концепция ранней помощи детям

Необучаемых нет

"Труды роста". На занятии по развитию двигательной активности. ЦЛП

"Труды роста". На занятии по развитию двигательной активности. ЦЛП

Специалисты Центра лечебной педагогики одни из первых в России приняли этот подход и начали практиковать развивающие игры для детей, которых официальная медицина считала безнадежными. Один из принципов работы центра – в первую очередь помогать тем, кому помощи ждать больше не от кого. Другой принцип – уверенность в том, что необучаемых детей не бывает.

Необучаемость – это вообще такой оставшийся в наследство от советской медицины ярлык, который вешают на детей со сложными нарушениями развития. На Западе от этого уже отошли. Впрочем, и у нас в стране последние годы видны определенные сдвиги. Так, раньше необучаемыми считали людей с синдромом Дауна, теперь многие такие дети учатся в общеобразовательных школах.

В ЦЛП каждого нового ребенка встречает целая команда специалистов: психолог, невролог, дефектолог. Сюда приходят с уже готовым диагнозом, с кучей выписок и результатов обследований. Бывает, что открываются ошибки врачей.

«Недавно в центр прибыл ребенок с диагнозом «аутизм», –  вспоминает один из педагогов. –  А оказалось, что все его проблемы из-за слабого слуха».

Взаимодействие рождает прогресс - в групповом занятии "Круг". ЦЛП.

Взаимодействие рождает прогресс - в групповом занятии "Круг". ЦЛП.

Это далеко не единственный случай, когда врачи ошибались в сторону худшего. Например, один мальчик, попавший когда-то в ЦЛП с диагнозом ранняя детская шизофрения, учится теперь в институте Шнитке. Другой парень, у которого диагностировали имбецильность, сейчас в хорошей математической школе. И таких историй здесь много. С другой стороны, это все случаи из разряда чудесных избавлений, но не ради них одних существует центр.

Подход можно найти к любому ребенку. На первичном осмотре команда специалистов составляет портрет его возможностей: чему ребенок может научиться, чему может научиться легко, какие функции им сейчас не используются. Второй этап – построение иерархии задач. Прежде всего, надо наладить контакт, выстроить общение. Начинать нужно с того, что может пробудить в малыше интерес. Например, привлечь внимание ребенка яркой игрушкой или огоньком свечи, чтобы он взглядом следил за ее движением. Или, наоборот, дать потрогать предмет с интересной фактурой, если его зрение ослаблено. Когда контакт достигнут, можно переходить к более сложным для ребенка вещам.

Всему этому обучают родителей, и основные занятия зачастую проводятся  дома. Только иногда мама приезжает в центр на консультацию. Если это необходимо, дети могут посещать индивидуальные и групповые занятия в помещении центра недалеко от метро «Университет». С каждым ребенком занимается один человек – здесь считают, что с малышом не должно работать много людей. Но этот человек имеет возможность регулярно консультироваться с целой командой специалистов. С каждым ребенком занимаются по индивидуальной программе, чтобы «поставить» ему коммуникативные и сенсорные навыки. А с годовалыми детьми уже можно работать в группе. За те без малого двадцать лет, что работает центр, через него прошли около 10 тысяч детей разного возраста.

Работать с детьми и родителями.

В Санкт-Петербурге у истоков ранней помощи стоял упоминавшийся уже ИРАВ. В нем занимаются с детьми до 3,5 лет, а с прошлого года появилась переходная группа для подготовки к поступлению в дошкольные учреждения.

На первой встрече обязательно присутствует доктор и в зависимости от особенностей развития либо психиатр, либо педагог, либо соцработник. Перед приемом родители заполняют нормированные шкалы для оценки развития ребенка. Используются уже хорошо опробованные американские шкалы с некоторыми поправками на российские реалии. Так, например, нормально развивающиеся заокеанские дети довольно быстро учатся пользоваться лестницей, потому что живут в основном в частных домах. Большинство петербуржцев обитает в квартирах, поэтому умение ходить по ступенькам критерием развития здесь быть уже не может.

Изучив шкалы, проглядев заключения врачей и осмотрев ребенка, специалисты решают, какие виды занятий ему нужны. Есть несколько разных групп, в которые можно водить детей в зависимости от особенностей развития. Можно заниматься и дома, периодически приезжая на консультации – вечером по средам в ИРАВ родительский клуб.

Занятия с родителями – очень серьезное направление работы. Их учат читать сигналы ребенка, понимать, что он хочет.

«Родители попадают к нам в таком состоянии, что приходится первые полгода работать с ними больше, чем с детьми, –  рассказывает Марина Емец. – Чаще всего мы стараемся подбодрить их через успех с ребенком. То, что родители довольны, –  для нас один из главных критериев хорошей работы».

До сентября 2008 года занятия в центре были бесплатные, но сейчас с родителей приходится брать деньги. Хотя по рыночным меркам услуги института совсем недорогие: 600 рублей за первичный прием, 200 – за занятие.

«Мы не могли получить деньги от государства, — объясняет Марина Емец. – В этом году, строчку про нас наконец-то внесли в городской бюджет, но начался кризис».

Научиться играть со своим ребенком

Из относительно молодых организаций, занимающихся ранней помощью, выделяется «Российская лекотека». Слово «лекотека» — образовано от шведского «leko» – «игрушка» и «tek» – «собрание», и изначально лекотеки были именно хранилищами игрушек. Ранняя помощь всегда связана с играми. А для развивающих игр с особыми детьми нужны специальные игрушки: одни из них дороги, другие редки. Вот и возникла идея собрать все необходимые для игр предметы в одном месте и одалживать их нуждающимся в помощи семьям. Первая лекотека появилась в 1963 году в Стокгольме. Потом подобные учреждения распространились по Европе и Америке. А первую российскую лекотеку создали в Москве в 2000 году.

«Когда мы начинали, то брали за образец шведские лекотеки, –  рассказывает Валерий Ярыгин, директор ГОУ Центр психолого-медико-социального сопровождения «Лекотека». – Потом наша модель изменилась. Теперь одно из главных направлений работы – обучение родителей».

Пап и мам здесь учат играть с ребенком. Многие родители этого, оказывается, совершенно не умеют. Это обычному малышу иногда достаточно просто дать игрушку, а детям с особенностями развития нужно куда больше внимания. В «Лекотеке» занятия бесплатные, зато требования к родителям, пожалуй, самые жесткие.

«Мы требуем обязательного присутствия родителей на занятиях и обязательного выполнения заданий дома, –  объясняет Валерий Ярыгин. – Это какие-то вещи в ежедневной жизни ребенка, например, туалет, умывание. Причем надо не просто водить ребенка умываться, а еще и выполнять при этом дополнительные задания. К примеру, спрашивать его, какого цвета мыло, какого цвета зубная щетка. Часть родителей не выдерживают такого ритма».

Хотя «Лекотека» и работает по большей части с очень тяжелыми детьми, всегда стоит задача научить их необходимым жизненным навыкам. А без регулярных домашних занятий этого не получается.

Те родители, кто выдерживает, ходят 2–3 раза в неделю на занятия в группы. Это, так сказать, основной состав, обычно их не больше 50 человек. Группы маленькие – по три-пять детей. На занятиях дети лепят, разыгрывают сценки, пробуют играть на музыкальных инструментах.

Есть семьи, которые занимаются на дому, а в центр приезжают только раз в две недели за консультацией. А при необходимости специалисты «Лекотеки» раз в месяц ездят к ним домой.

В общем, методики ранней помощи в России постепенно приживаются. К сожалению, доступны они пока далеко не в каждом регионе. А мест, где детям с особенностями развития могут помочь за счет государства, и того меньше. Но очень важно уже то, что они есть. И с каждым годом все больше особых детей имеют шанс не отстать в развитии от своих сверстников.

Комнаты ждя занятий в ЦЛП оборудованы всем необходимым. Ванные - тоже часть восстановительного процесса"Труды роста". На занятии по развитию двигательной активности. ЦЛП

Комнаты ждя занятий в ЦЛП оборудованы всем необходимым. Ванные - тоже часть восстановительного процесса"Труды роста". На занятии по развитию двигательной активности. ЦЛП

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply