«Можно говорить о потере госконтроля в масштабе всей страны»


Госдума одобрила начало реформы, которая затронет миллионы россиян. Меняется финансирование школ, больниц, детских садов. Не превратятся ли они в коммерческие фирмы? «Филантроп» опросил экспертов. Выводы — невеселые.

Законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» был принят 23 апреля в третьем чтении. Суть реформы в том, что с 2012 года все государственные и муниципальные учреждения будут разделены на две категории: некоторые из них станут казенными (и сохранят сметное госфинансирование), а всем остальным дадут возможность легально заработать на уставной деятельности. Но при этом — государственные деньги будут давать в рамках госзадания. Например, в зависимости от количества учеников или пациентов, а также в соотвестсвии с гарантированным минимумом бесплатных услуг. (Подробнее — здесь).

Возможность заработать

У представителей государственных организаций есть позитивные ожидания. Научный руководитель Государственного университета — Высшей школы экономики Евгений Ясин уверен, что закон должен облегчить работу бюджетных организаций, снимая бюрократические ограничения. Пример — ВШЭ, который сам является государственным учреждением, но при этом – зарабатывает.

Евгений Ясин, научный руководитель ВШЭ. Фото: радио "Свобода"

«У нас есть платный прием студентов, мы выполняем большой объем работ по заказам государственных и частных предприятий по повышению квалификации их управляющего персонала, — рассказал Евгений Григорьевич. – Пока мы все деньги должны учитывать на счетах Федерального казначейства. Это очень неудобно. Например, ВШЭ должна оплатить стоянку своих автомобилей. Порядок, который установлен бюджетным кодексом, в связи с тем, что мы бюджетная организация, предусматривает, что деньги выплачиваются только тогда, когда придут соответствующие счета (вне зависимости от того, какой источник денег). А стоянки и администрация парковок не хочет ждать. Она говорит: давайте немедленно. Нет – значит освобождайте места, есть другие желающие. Значит, мы должны идти на всяческие ухищрения».

Нет стандартов

Евгений Гонтмахер, руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН, согласен с тем, что в законе есть ряд полезных и осмысленных вещей: «Создание такого института как госзадание – это правильно. И то, что надо давать возможность автономным учреждениям зарабатывать – это тоже правильно».

Евгений Гонтмахер

Евгений Гонтмахер, руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН

Однако он считает, что закон сильно опережает время, поскольку денег в бюджете не хватает. А это означает, что госзадание будет формироваться, отталкиваясь от того, сколько есть в наличии денег:

«Поэтому многие автономные учреждения будут вынуждены, чтобы выжить, увеличивать долю платных услуг. У нас в 90-е годы и даже 2000-е принцип был какой: чтобы платные услуги не дополняли бесплатные, а замещали. И здесь, к сожалению, это будет продолжаться. Просто потому, что у нас нет стандартов обслуживания, которые бы давали реальную картину. Закон не то чтобы усилит процесс коммерциализации, но он его не остановит точно, потому что у нас и так нынешние бюджетные учреждения многие коммерциализируются довольно быстро. В связи с тем, что бюджетное финансирование уменьшается каждый год».

Мария Черток, директор CAF Россия, уверена, что без специальных усилий, предпринятых для того, чтобы сохранить объем и качество бесплатных услуг, риск коммерциализации социальной сферы довольно велик.

«Я так понимаю, что в медицине мы начинаем двигаться к американской страховой системе, которую американцы как раз недавно благополучно похоронили, потому что она оставляла миллионы людей без медицинской помощи, — сказала Мария Черток. — А здесь все как раз идет к тому, чтобы развивалось дополнительное медицинское страхование, чтобы повесить большую часть обязанностей на работодателей. Это тоже не может не беспокоить, потому что масса людей не имеет работы или получают зарплату в конвертах, и ни о какой дополнительной медицинской страховке речи быть не может. В этом смысле довольно неутешительный пока прогноз».

Мария Черток

Мария Черток. Фото с сайта www.miloserdie.ru

Закон деформирует благотворительность

Действие закона сильно деформирует сферу благотворительности, потому что в случае недостатка госфинансирования внебюджетная нагрузка ляжет на компании, на местный бизнес. Он должен будет так или иначе, чтобы люди выживали, поддерживать и больницы, и школы.

«Благотворительность будет развиваться в эту сторону. А ни на что другое просто хватать не будет,- считает Мария Черток. — Школы и больницы – это то, что фактически касается каждого, и за это будут биться. А есть же еще другие учреждения – музеи, театры, библиотеки, которые окажутся в еще худшем положении. Я уже не говорю про НКО – даже на культуру может не хватать. Ну и понятно, что в общих рамках бюджетная сфера будет получать больше внебюджетной поддержки, чем вообще негосударственная. В этом смысле для НКО перспективы совсем, на мой взгляд, аховые».

Нарушение Конституции

Александр Саверский, президент Лиги защиты прав пациентов и сопредседатель Всероссийского союза пациентов, оценивает закон еще более жестко, показывая, что он нарушает Конституцию РФ. Он отметил, что закон противоречит, в частности, ст. 41, которая гласит: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений».

Александр Саверский, президент Лиги защиты прав пациентов. Фото: GZT.RU

«Данный подход является циничным и лицемерным по отношению к больным людям, готовым за лечение отдать последнее, что у них есть, поскольку нет ничего ценнее жизни и здоровья, и которые находятся в беспомощном состоянии перед нарушителями их прав, — заявил Александр Саверский. — Более того, Минздравсоцразвития РФ допускает саму возможность не только оказания платных услуг в государственных и муниципальных учреждениях, но и возможность взимания денег за услуги, входящие в программу государственных гарантий. Допуская на все уровни медицинской помощи, где царят боль, страх и ассиметрия информации, агрессию частного капитала, государство способствует разрушению основного принципа медицины «Не навреди!» и ведет к неконтролируемому удорожанию услуг и увеличению их объемов. Согласно ст. 55 Конституции РФ в Российской Федерации, не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

Как и Мария Черток, Александр Саверский отметил, что нельзя не учитывать опыт распада американской системы здравоохранения, критика которой нынешним президентом США сыграла большую роль в его приходе к власти.

Г-н Саверский обратил также внимание на то, что право оказывать платные услуги получили сейчас танковые дивизии, ФСБ и МВД: «То есть, можно говорить о потере контроля государства в масштабе всей страны. И у меня такое впечатление, что этот закон разрабатывали экономисты, которые этих вещей не понимают».

Легализация «теневиков»

Серьезные опасения высказал и лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин. Он считает, что принятие закона — фактическая легализация теневой деятельности, которая сейчас и так происходит. А также, что он придаст мощный толчок коммерциализации образования и снижению объема услуг, предоставляемых бесплатно, а, следовательно, и к социальному расслоению, и, в конечном счете, к падению общего уровня образования.

Сергей Митрохин, лидер "Яблока"

«По-другому это невозможно расценить. Конечно, отдельные школы и муниципалитеты могут даже и на пользу себе развернуть этот закон, где особо выдающиеся руководители, администрации, — сказал г-н Митрохин. — Но в основной массе, в среднестатистическом выражении, это будет, скорее всего, резкое ухудшение ситуации с образованием. Все лучшие учительские кадры будут стремиться зарабатывать деньги, отказываться от обязательных (бюджетных) часов в пользу платных. И в результате только богатые родители смогут позволить себе полноценное образование для детей».

Лидер «Яблока» указал также и на противоречия декларируемого президентом курса на инновации с возможными следствиями применения нового закона: «Нынешнее правительство не в состоянии справиться с поддержанием образования на уровне, необходимом в современном мире. Фактически от образования отказались как от приоритета развития страны. И это, в общем, полностью перечеркивает то, что президент говорит о модернизации. Потому что одна из ключевых вещей для развития — и конкурентоспособности государства, и способности создавать экономику знаний – это приоритет именно образования. В данном случае происходит отказ от этого».

  1. inovikova

    Думается, что этот закон повлечет расслоение среди детей, вот как ребенку скажешь, что его друзья идут на какой-то урок, а он нет, потому что денег нет. Мне кажется, такие дети будут чувствовать себя изгоями, произойдет кучкование тех, что победнее и отдельно тех, что побогаче, что приведет к зависти, которая, я уверена, будет иметь развитие и в поступках. У детей победнее образуется больше свободного времени, которое они не будут знать куда приложить, а это залог известно чего. И какое поколение мы вырастим? По-моему, уже пора готовить проекты программ помощи этим детям.

    А этот пресловутый английский, который дети не смогут получать бесплатно, на какую работу они смогут потом устроиться? И если раньше у ребенка из семьи с небольшим достатком был шанс выучиться, выбиться вперед, то теперь изначально условия будут неравные. Или подразумевается, что первоклашки будут подрабатывать (как вынуждены делать студенты ВУЗов), чтобы оплатить свое обучение?

    Я все больше убеждаюсь в том, что нашему государству не выгодно иметь умный, мыслящий народ, все идет к тому, чтобы сделать из нас стадо, которое, ну да, будет уметь читать, писать, считать, а все остальное — от лукавого.

  2. Мизантроп

    Кстати, глядя на «господина» Ясина, сразу понимаешь, что человечество как биологический вид очень круто облажалось. Так что хочешь или нет, а придётся назад в пещеры. Зато экология улучшится.

  3. Мизантроп

    Остаётся один выход. Родителям организовывать банды и заниматься рэкетом школьных учреждений, которые тянут деньги с их детей. Точно так же поступать с больницами. Таким образом мы наконец окончательно вступим в эпоху средневековья, а там недалеко до первобытно-общинного строя и до пещер. Вот вам и вся теория эволюции. От неандертальца до кроманьонца 250 000 лет, обратно — за 20 лет. Дарвин отдыхает.

    • б.а.рмалей

      собственно, коммерциализация бюджетной сферы и приватизация государства как средства производства — давно состоялась в рф.
      это — действительно, классический феодализм.
      в этом смысле нко-шники клянчут деньги у сеньоров и крестьян, а часть вынуждены отдавать верховному суверену.

      и, натурально, припахать нко-шников для финсирования платных школ — отличная идея, чтобы они ничем другим не занимались.

  4. apechnikov

    То что реформа будет проведена — у меня не возникает особых сомнений. Сомнения возникают в основном при определении КАК будут. Наверное имеет смысл в этой связи обратить внимание еще и на то, кто же будет являться непосредственным проводником (вернее исполнителем) реформы в автономном учрежджении (например школе). Сейчас «зарабатывание» денег на нужды школы сейчас осуществляется в большинстве школ самым простым и не совсем корректным путем — перекладываним «налогового» бремени на родителей (т.к. называемые благотворительные взносы). Мало кто использует иные механизмы (как то попечительские и управляющие фонды школ). То есть кадры (читай директора школ) не умеют по другому привлекать деньги, нежели через «поборы» (как по другому назвать не знаю). Если уж начали реформу, то подготовьте исполнителей, дайте им хотя бы элементарные навыки и понятия, с чего им начинать.
    А прибавьте сюда еще страшнейшую бюрократическую машину различных структур системы образования, которая не умеет работать эффективно, получится совсем уж не радостная картина.
    Ниже привожу отрывок из письма нашего грантополучателя, который пытается сейчас реализовать социальный проект (на средства пожертвования) на базе школы г. Боддайбо (это районный центр Иркутской области). Очень иллюстративный материал:
    «…Подготовкой договоров здесь занимается директор школы, а не юрист. И происходит это, примерно, так:
    1. Руководитель проекта предоставляет директору счёт и договор (на поставку товара или оказание услуг).
    2. Директор в силу своего разумения и понимания (директор школы – это учитель химии, математики или физики, наделенный властными полномочиями) правит договор, вгоняя свои реквизиты, распечатывает, и относит в Управление образования экономистам.
    3. Экономисты проверяют договор и тут же правят.
    4. Директор несёт/везёт договор в школу исправляет, распечатывает, и, в следующий свой визит в Управление образования, несёт договор экономистам на проверку.
    5. См. п.3.
    6. См. п.4.
    7. См. п.3.
    8. См. п.4.
    9. Если повезло, договор получает подпись и печать школы, и переходит в финансистам.
    10. Если повезло, от финансистов он попадает в казначейство, где его в течение трёх дней регистрируют.
    11. Если к договору приложены: счёт, счёт-фактура (акт выполненных работ), товарная накладная (заметьте, товар ещё у продавца, т.к. без предоплаты они не работают), то в течение дней трёх-четырёх счёт могут оплатить.
    Честно говоря, мне казалось, что без денег образованию плохо, а с деньгами — ещё хуже…»

    С другой стороны, может именно жестокая необходимость и будет тем толчком, когда школы (да и больницы) начнут активно осваивать опыт работы Попечительских и управляющих советов, а может появятся новые подходы…Это я себя так подбадриваю :(

    • б.а.рмалей

      «Сейчас «зарабатывание» денег на нужды школы сейчас осуществляется в большинстве школ самым простым и не совсем корректным путем – перекладываним «налогового» бремени на родителей (т.к. называемые благотворительные взносы). Мало кто использует иные механизмы (как то попечительские и управляющие фонды школ). То есть кадры (читай директора школ) не умеют по другому привлекать деньги, нежели через «поборы» (как по другому назвать не знаю). Если уж начали реформу, то подготовьте исполнителей, дайте им хотя бы элементарные навыки и понятия, с чего им начинать».
      ……………
      попечительский совет или «инициативная группа» возможна только там, где есть сообщесво.
      или, говоря старым стилем — община. в рф общины и общинной жизни, в отличие от германии, италии, британии, сша, — нет.
      есть полная атомизация общества.
      откуда возьмется попечительский совет? как набор «уважаемых людей»? с местным авторитетом во главе?
      …………..
      а учить директоришек финграмоте — хорошее поле деятельности для нко. только: кто на это денег даст?

  5. Прохожий

    Итересно все-таки у нас во власти соседствуют правые и левые идеи. В одном месте это патерналистское государство в советских традициях, а по соседству — настолько экономически либеральное, что и не снилось младореформаторам.

    Проблема в том, что ни та, ни другая идеология не доведена до конца. И получается чертичто

    • б.а.рмалей

      а я не углядел в этом законе никакого либерализьму.

      либерализм частную собственность, святую и нерушимую предпорлагает. а где она?
      …………….
      провел блиц-опрос интеллигентных обывателей — никто закона этого не боится, никто о нем ничего не знает. и все считают, что это — крупный шаг к полному либерализдецу, то есть, мол, в правильном направлении…

      • Прохожий

        Об этом и речь. Либеральная по сути реформа на фоне нелиберальных совсем решений в других секторах (госкорпорации, отсутствие института частной собственности и тд)

Leave a Reply