Что такое философия благотворительности и зачем она нужна


Практические дела и проблемы, которых у российской благотворительности очень много, порой не позволяют взглянуть на сами основания благотворительных подходов, моделей и проектов. Практическое является первостепенным, и попытки говорить о ценностях и конечных целях благотворительности иногда воспринимаются как излишняя роскошь. Между тем, раз за разом, от одной заметной и привлекшей общественное внимание ситуации до другой, воспроизводятся некоторые постоянные коллизии российской благотворительности.

Огюст Роден. Мыслитель

Во-первых, это – чрезвычайная бедность большинства «настоящих» НКО и явная или не явная убежденность в том, что так и должно быть, что благотворительность должна осуществляться самоотверженно и бесплатно, сугубо волонтерским образом.

Во-вторых, – чрезвычайная амбициозность многих НКО, которые хотят жить и действовать по моделям «развитых стран» и двигаться от «аварийной филантропии» к «систематической».

В-третьих, — отсутствие массовых небольших частных пожертвований для благотворительных организаций, характерных для западных стран, и неизбежная попытка НКО просить средства и ресурсы у российского бизнеса и государства.

В-четвертых, — неприязнь многих НКО к фондам «губернаторских или корпоративных жен» и нежелание или неспособность найти общий язык с этими не всегда приятными душе НКОшника благотворителями.

В-пятых, «узковедомственный» характер адресатов помощи многих благотворительных организаций: «дети с онкологическими заболеваниями» (другие примеры — ДЦП, аутизм, сердечно-сосудистые заболевания), «слабослышащие», «колясочники» и т.п. Понятно, что эти группы находятся, пожалуй, в наиболее незащищенном положении, понятно также, что те или иные группы людей с физическими или психическими особенностями просто не могут не создавать объединений для взаимоподдержки, защиты своих прав, облегчения интеграции в общество, однако благотворительность не может сводиться к набору таких «ведомственных», пусть и очень нужных, организаций.

Кроме того, есть и еще несколько чуть менее «практических» вопросов, которые так или иначе обсуждаются все время существования российской благотворительности, но удовлетворительных ответов на них – нет. Например:

— Ситуация ребенка, у семьи которого не хватает средств для жизненно важной медицинской операции всеми или почти всеми признается экстремальной и аварийной, и, потому, — требующей помощи. Но признается ли такой же экстремальной ситуация талантливого юного музыканта из маленького городка, которому удалось продемонстрировать свои достижения на каком-то крупном конкурсе и которому рекомендовано переехать, скажем, в Москву, чтобы продолжить обучение и развитие? И денег у семьи на это также нет?

— Ситуация детдомовца и других сирот автоматически признается аварийной, но что предлагается этим детям взамен? MP3-плейеры, развивающие игры и яркие майки?

— Ситуация пенсионера, пенсия которого практически равна расходам на оплату услуг ЖКХ, многими признается катастрофической. Но могут ли НКО содержать пенсионеров вместо государства? И что будут делать НКО — что будут считать нужным делать — для пожилых в недалеком будущем, когда пенсионный возраст в РФ, скорее всего, будет повышен?

Ответы и на практические, и на «ценностные» вопросы предполагают обращение к базовым принципам и ценностям благотворительности, к осмыслению тех представлений о человеке и обществе, ценностных иерархий, которые в скрытом виде содержатся в основаниях любой гуманитарной активности.

Мы предлагаем открыть дискуссию на эту тему и приглашаем в ней поучаствовать – всех, кому тема покажется интересной.

Для начала – первый тезис, который, как мы считаем, можно было бы назвать философским.

Любое осмысленное человеческое действие несет в себе то, что можно назвать его философией. Благотворительность – не исключение. Причем, и милостыня, и отправка подарков в детский дом, и обучение безработных, и действия волонтерских отрядов в ситуациях стихийных бедствий могут быть названы «благотворительностью», однако очевидно, что они имеют совершенно разную философию, совершенно разный контекст и внутреннюю расстановку акцентов и смыслов.

Говоря высоким штилем, разными будут и те «образы человека», которые как бы «упакованы», «свернуты» в различных благотворительных акциях и подходах.

О том, каковы эти «образы человека» и как они влияют на строение благотворительных инициатив и акций, мы поговорим дальше, в следующих публикациях.

  1. Лидия Тихонович

    Евгений, отдельной дискуссии на эту тему не было. Мы многие подобные вопросы обсуждали в разных статьях. В последний раз, например, здесь: http://philanthropy.ru/analysis/2014/04/09/15195/#.U0VVWJXNsWw. Более ранние статьи: http://philanthropy.ru/esse/2010/06/04/2216/#.Uzq255XNsWw, http://philanthropy.ru/esse/2010/05/25/2149/#.U0Upp5XNsWw. Можно посмотреть в разделе «эссе» — там большинство материалов так или иначе связаны с этой темой. Будем рады Вашему участию в разговоре. Это можно делать прямо здесь, в комментариях, или же Вам создать свой отдельный блог. если вы зарегистрированы на сайте, это просто. Предмодерация занимает небольшое время. Еще есть сообщество «Филантропа» на фэйсбуке.

  2. Евгений Игуменов

    Здравствуйте! А где можно увидеть продолжение этой темы и как можно поучаствовать в обсуждении?

Leave a Reply