Вперед на ощупь: как Алексей Орлов совершает революцию в трудоустройстве незрячих людей


Алексей Орлов родился незрячим. Сейчас ему 26 лет, недавно он получил степень бакалавра культурологии и магистра педагогики в РГПУ им. А.И.Герцена в родном Санкт-Петербурге. За последний год Алексей успел поработать в четырех местах, попробовать себя в четырех профессиях и открыть несколько собственных проектов, в том числе «Осязаемый Петербург» и «Осязаемое доверие». Алексей рассказал “Филантропу”, как он искал работу и призвание в жизни, несмотря на инвалидность.

Прогулки в темноте

Алексей Орлов на занятии в саду «100 языков»

Я родился в семье зрячих родителей, и с детства меня приучали к самостоятельности. Я ходил в специализированный детский сад, а после учился в школе для незрячих и слабовидящих, где практически все ребята были окружены заботой родителей, порой доходящей до гиперопеки. Но меня мама и папа с детства приучали к другому. Я с самых ранних лет ходил один – сначала в булочную на первом этаже своего дома, потом дальше. А с 15 лет начал самостоятельно добираться на общественном транспорте до школы. Вначале, конечно, было страшно. Но этот опыт был бесценен: за несколько лет старших классов я научился ориентироваться в городе и понял, что в этой жизни буду полагаться только на себя.

Очень не хотелось быть, как мои одноклассники, которых в школу за руку водили родители. В итоге к выпуску я был единственным, кто ежедневно преодолевал путь до школы и обратно в одиночку.

Сейчас на местности я ориентируюсь практически так же, как зрячий, благодаря эхолокации, которая развивалась у меня с раннего детства. Я по звуку определяю положение объекта с точностью до сантиметра.

Классические профессии для незрячего человека — массажист, музыкант или учитель устного предмета, например, истории.

Но мне всегда хотелось другого — сломать эти привычные рамки восприятия человека с инвалидностью. Мне нравится находить нестандартные профессии для незрячих. Так я стал искать свой путь.

После школы я поступил в РГПУ им. А.И. Герцена на культуролога. Слушал лекции, конспектировал, печатая вслепую на компьютере, готовился к семинарам, писал доклады и курсовые – все, как обычно, только что-то приходилось писать для себя шрифтом Брайля, что-то повторно слушать в записи, какую-то информацию искать в аудиоверсии. Чтобы начать ориентироваться в университете, понадобилось пару месяцев. Зрячие одногруппники вначале водили меня по зданию, и я запоминал дорогу до аудиторий, библиотеки, деканата. Старался сделать это как можно быстрее. Излишне других студентов никогда не напрягал. Я же понимаю, что зрячие незрячим ничего не должны. И если я хотел быть с ними на равных, то и должен был со всем справляться сам.

В студенческие годы начал работать: занимался звукорежиссурой, музыкальным оформлением детских сказок. Работа была интересная, полностью доступная, но мне хотелось другого — того, что может казаться «неподходящим» для человека с инвалидностью.

Мир на ощупь

Экскурсия «Осязаемый Петербург». Фото из группы «Осязаемый Петербург» vk.com/2feelcity

После выпуска из университета, я пошел работать экскурсоводом в «Мир на ощупь». Идея этого проекта – дать возможность зрячим людям совершить прогулку в полной темноте, под руководством невидящего гида. Интерактивное пространство, по которому проходит экскурсия, представляет собой смоделированную улицу, кафе, магазин и другие места. Незрячий гид учит людей ориентироваться в темноте, они же познают себя и открывают другие четыре чувства, кроме зрения, с новой стороны.

В этом месте я смог проработать четыре месяца. Причин для увольнения по собственному желанию было много. Но больше коробила «искусственность» этой экскурсии: закрытое пространство, где ненастоящие места и люди – это не реальный мир. На такой экскурсии едва ли можно понять, каково это – быть незрячим.

И эта работа вполне предсказуема для человека с инвалидностью по зрению. А вот сможет ли незрячий запустить собственный авторский проект?

Так я стал готовиться к новому этапу в жизни и продумывать идею экскурсии, где люди без инвалидности по-настоящему погрузятся в мир незрячих.

Осязаемый город

Экскурсия «Осязаемый Петербург». Фото из группы «Осязаемый Петербург» vk.com/2feelcity

Так появился проект «Осязаемый Петербург». Выпустить людей с завязанными глазами в город, научить пользоваться общественным транспортом – определять автобус, маршрутку, трамвай по шуму мотора, ориентироваться в метро – вот цель моих экскурсий. Людей искали через «ВКонтакте», помогали знакомые. Меньше чем за год я провел более ста экскурсий.

Ко мне приходят от одного до шести человек, обычно мы встречаемся в тихом месте — Александровском парке, недалеко от метро «Горьковская», а после перемещаемся в более шумные районы города. Важно обращать внимание именно на то, что может вызывать главные сложности у незрячего: светофоры, эскалаторы, общественный транспорт, меню в кафе и столовых. Так, в один из маршрутов входит: путешествие по парку, поездка на общественном транспорте, прогулка по улице с различными препятствиями, покупка еды в кафе, проведение игры на оценку развития осязания и обоняния и внимательности.

Экскурсия «Осязаемый Петербург». Фото из группы «Осязаемый Петербург» vk.com/2feelcity

Отличие моего проекта «Осязаемый Петербург» от других, рассказывающих о незрячих, в том, что экскурсии проходят в условиях реального города, а не в смоделированных пространствах. Участники как временно незрячие люди могут на своем примере узнать, как относятся жители Санкт-Петербурга к незрячим. Это не игра, это реальная жизнь. И такой опыт помогает сформировать правильное отношение к незрячим у участников моей экскурсии.  

Наши цели на экскурсии: ощутить город с «невизуальной» стороны — с помощью тактильных ощущений, звуковой обстановки, ароматов и вкусов; научиться ориентироваться в пространстве без использования зрения — с повязкой на глазах и с белой тростью. Я хочу, чтобы люди в игровой форме оценили, насколько у них развито обоняние, осязание и вкус. И я хочу обратить внимание клиентов на ценность своего здоровья, важность зрения и остальных органов чувств.

Какие люди приходят на мои экскурсии? В основном молодежь — от 12 до 35 лет. Кстати, девушки быстрее адаптируются и начинают уверенно чувствовать себя в темноте, чем мужчины. Иногда приходят и семейные пары, молодожены, чтобы оригинально провести друг с другом время. Некоторые участвуют и с образовательной целью, например, тифлопедагоги — люди, работающие с незрячими и со слабовидящими людьми. Иногда приходят родители незрячих детей, чтобы узнать, что чувствует их дочь или сын, как их сопровождать, как с ними играть и успешно развивать в целом. А вообще мне кажется, в чаще люди приходят, чтобы попробовать себя, узнать, смогут ли они сориентироваться в городе без глаз.

Один из 100 языков

Занятие в саду «100 языков»

Я много работаю со взрослыми, но особенно мне хотелось показать мир людей с инвалидностью детям. Я решил устроиться учителем сенсорной интеграции в детский сад «100 языков». В него ходят самые обычные зрячие дети, которые с ранних лет учат несколько языков. А я преподаю для них еще один – язык ощущений: я веду занятия, помогающие ребятам развивать обоняние, осязание, слух, вкус.

Детям либо надевается повязка на глаза, либо создаются условия, при которых ребята не видят. Например, в одной из игр дети на ощупь определяют предмет, спрятанный в герметичной упаковке. Такие занятия очень важны в возрасте от двух до семи лет, они развивают у ребят мелкую моторику, мышление, речь, координацию. Кроме того, с детства видеть человека с инвалидностью полезно – в будущем у ребят не будет возникать вопросов, что с незрячим человеком «не так». Дети с самого начала восприняли меня дружелюбно, абсолютно адекватно. В таком возрасте у них обычно не возникает вопросов: а почему этот человек отличается от нас? Почему он не видит? Дети могут быть жестоки к людям с инвалидностью только потому, что последние замкнуты. Я не замкнут, поэтому мы легко стали друзьями.

Игра на доверие

Тренинг «Осязаемое доверие»

С сентября я стал совмещать работу в своем проекте и в детском саду. А уже в ноябре ко мне обратилась группа студентов, которой понравилась экскурсия – они попросили провести специально для них тренинг. Так я сделал уже давно задуманный авторский «полуспортивный» тренинг «Осязаемое доверие». Это возможность работать с четырьмя основными чувствами (кроме зрения) как у взрослых, так и у детей, тренинг помогает создать и сплотить команду, учит доверять друг другу. Участники тренинга выполняют различные задания с завязанными глазами и играют в голбол –известную паралимпийскую игру для незрячих.

Всего тренинг длится месяц и включает четыре занятия. Встречи проходят в закрытом пространстве, в пустом зале театральных студий или творческих пространств. Главное здесь – безопасность и комфорт участников. Как итог – осознание роли своих органов чувств, повышение уровня доверия друг к другу, выработанная способность к быстрой адаптации в различных ситуациях и новый взгляд на спорт.

Желающих заняться тим-билдингом в нестандартных условиях немало. Как на экскурсиях, так и на тренингах, мне важно отвлечь человека, снять напряжение. Тогда он перестает думать о том, что он временно ничего не видит и переключает свое внимание.

В какой-то момент люди сами не замечают, как открывают себя и мир вокруг по-новому.

Пятая профессия

Жизнь изначально поставила меня в не совсем стандартные условия, может, значит, и я должен рушить все границы привычного и быть в чем-то революционером, первооткрывателем? У меня логин в Скайпе – recordrecordrecord. Это мой ник с 11 лет: примерно тогда я и окружающие поняли, что мне нужны не просто успехи, а именно рекорды.

То, что я делаю сейчас, я считаю прорывом в трудоустройстве незрячих людей, а значит рекордом. Ведь такого раньше не было. Был у человека с инвалидностью свой проект? А несколько сразу? Сейчас я единственный незрячий в Питере, кто проводит экскурсии по нашему городу.

Сейчас я буду осваивать пятую профессию – тифлопедагог, хочу обучать незрячих ориентации в пространстве.

Я читаю много литературы по теме и думаю поступать в университет на второе высшее образование. Для начала я думаю проводить занятия для незрячих на некоммерческой основе. Я и сейчас с радостью помогаю знакомым, но всегда вижу, хочет человек научиться или нет. Часто, если он с детства привык быть под опекой родителей и ни шагу не сделал самостоятельно, человек не хочет впервые сделать его во взрослом возрасте. Для таких я не буду проводить занятия даже платно. А если я вижу, что человек стремится вырваться к самостоятельности и мобильности, несмотря на все страхи и риски, тогда я понимаю, что смогу помочь и нам с ним точно по пути – вперед. И пусть вначале на ощупь.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply