«Всему виной страх перед наказанием»: Ирина Щербакова о работе «Мемориала»


В этом году конкурс школьных сочинений «Человек в истории. Россия – ХХ век», организатором которого выступает общество «Мемориал», столкнулся с давлением со стороны властей. В итоге впервые за 18 лет работы проекта организаторы не смогут провести церемонию награждения победителей. Во многом это связано с тем, что с сентября 2016 года «Мемориалу» присвоен статус «иностранного агента». О том, как живет организация  в данных условиях, «Филантроп» поговорил с Ириной Щербаковой, руководителем молодежных и образовательных программ международного правозащитного общества «Мемориал».

Ирина Щербакова

— Сложно работать организации в статусе «иностранного агента»?

— «Мемориал» не первая и не единственная организация, которая попала под действие закона «об иностранных агентах».

На сегодняшний день в России насчитывается около 150 НКО с подобным статусом, который по сути связывает по рукам и ногам.

Мы имеем иной порядок отчетности перед госорганами. С гораздо большей частотностью. Более того, отчетность предполагает ежеквартальную содержательную документацию, в которой мы подробно расписываем все наши мероприятия: организаторы, участники. Как ыы понимаете, на составление такого отчета уходит уйма времени и сил. В этом и состоит смысл закона.

Мы почувствовали, что отдельные общественные институты стали воспринимать нас как маргиналов. 

«Левада-центр» (кстати, тоже признанный «иностранным агентом») провел исследование и пришел к выводу, что понятие «иностранный агент» в сознание россиян имеет четко определенную негативную окраску. И сотрудничество с организацией, имеющей подобное клеймо, кажется опасным, чреватым неприятными последствиями.

Мы в той или иной форме (несмотря на репутацию «Мемориала») ощущаем на себе негативное отношение. У школ, библиотек есть опасения. Недавний конкурс школьных сочинений отчетливо это показал. Именно формулировки «иностранный агент» испугались те люди, которые обещали предоставить нам помещение. Они расторгли договор, испугавшись возможной реакции властей. Они испугались не школьных сочинений.

Мы дружим с некоторыми радиостанциями. И в последнее время от них слышим что-то вроде: «Мы же должны объявить о том, что «Мемориал» признан «иностранным агентом». В головах у людей возникает страх, даже если они нам желают лучшего. Конкурс школьных сочинений потому и не состоялся. Всему виной страх перед наказанием. Мы судимся по этому поводу, и считаем нас внесение в реестр «иностранных агентов» незаконным.

Ирина Щербакова на открытии инсталляции «Новинская женская тюрьма».

— В каких проектах, помимо конкурса сочинений, вы еще сталкиваетесь с препятствиями?

— В нескольких проектах, выходящих в публичное пространство. Это лекции, мероприятия в библиотеках. Не хотелось бы называть эти проекты. Но страх участился, поверьте. В одном месте библиотека боится нас приглашать, просит не упоминать «Мемориал» в качестве соорганизатора.

— С привлечением финансирования тоже возникают сложности?

— Многие западные фонды уже объявлены нежелательными организациями. Мы с ними не можем сотрудничать. С привлечением денег со стороны российских доноров также возникают проблемы. Они и раньше шли к нам с большим трудом.

Бизнесу страшно. Мы увидели это на примере того же конкурса сочинений. Арендодатель отказал нам в помещении, где должно было состояться награждение победителей конкурса. Бизнесмены не хотят получить лишние неприятности. На них и без того оказано серьезное давление со стороны чиновников.

Выставка «Жить или писать. Варлам Шаламов»

Из числа российских фондов с «Мемориалом» продолжают сотрудничать Фонд Михаила Прохорова, Фонд Владимира Потанина. Частично мы получали поддержку со стороны президентских грантов. Деньги шли на проект школьных сочинений.

Я надеюсь на поддержку Фонда Михаила Прохорова. Нам кажется, что мы смогли убедить руководство фонда в необходимости поддержки конкурса школьных сочинений, поскольку фонд поддерживает собственных стипендиатов в области истории, филологии. Для школьников и студентов из малых городов подобная помощь крайне важна.

Мы также благодарны Фонду Владимира Потанина за поддержку ряда проектов. Я думаю, что те деньги, на которые мог бы жить и работать «Мемориал», вряд ли удастся привлечь в России. Хотя в наш адрес поступают еще и частные пожертвования. Кто-то даже нам переводит деньги из собственных пенсий. Истории, прямо скажем, душещипательные. Бабушки жертвуют по 300-400 рублей для того, чтобы помочь нам. Нам удалось с помощью частных пожертвований собрать средства на чтение имен у Соловецкого камня На Лубянской площади. Деньги пошли на техническое обеспечение мероприятия. Нам помогают в издании книги, посвященной событиям в Катыни.

Ежегодная акция «Возвращение имен» у Соловецкого камня

— Над какими проектами «Мемориал» работает в данный момент?

Выставка «История старой квартиры»

— Надеюсь, что к осени мы выпустим диск с тремя миллионами имен людей, ставших жертвами политических репрессий. Мы хотим по каждому человеку написать хотя бы несколько строчек. Работа очень кропотливая.

Три миллиона имен – цифра большая, с учетом того, что количество репрессированных в сталинское время составляет четыре миллиона человек. Для нас это очередной рубеж.

Мы продолжаем работать над проектами памяти, посвященными географии политического террора в советское время. Львиную долю времени занимает изучение архивных материалов. Речь идет не только о сталинском периоде, но и диссидентском движении в СССР, в целом. Кроме школьного конкурса, у нас есть проект «Уроки истории», в котором указаны методические вещи по проблемам исторической памяти.

Кроме того, «Мемориал» совместно с издательством «Самокат» представляет выставку-инсталляцию по книге Анны Десницкой и Александры Литвиной «История старой квартиры». По выставке проводятся занятия для групп школьников разных возрастов.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply