«Этим людям стоит помогать»: как работает клиника для индейцев майя, которую построила врач из России


«Благотворители – не святые. Это просто те люди, которые любят мир немного больше, чем другие. А так они простые смертные», – это говорит врач-тропиколог Виктория Валикова, организатор проекта Health & Help — «Строительство клиники на краю земли». Полтора года назад Виктория рассказала о нем в интервью «Земля сострадания: почему врач из Уфы строит клинику в Гватемале».  Тогда проект был на начальном этапе. С тех пор организаторам и волонтерам пришлось пережить много трудностей и приключений в Гватемале. Но 24 февраля 2017 года клиника была официально открыта и теперь принимает десятки пациентов в день.

Виктория Валикова рассказала «Филантропу», каково это быть врачом в Гватемале, кто главные пациенты клиники и почему она не смогла вернуться в Россию. 

Виктория Валикова, фото из личного архива

О Гватемале

«Я улетела в Гватемалу для подготовки места и работы с официальными структурами в феврале 2016 года. Несмотря ни на что, мы двигались вперед, работали каждый день, не получая зарплаты, для того, чтобы клиника распахнула свои двери для тысяч нуждающихся.

Гватемала – удивительная страна, но завораживает она не количеством вулканов на квадратный километр и даже не древнейшей историей народов майя, а тем, какие тут люди.

Гватемала не похожа на другие страны третьего мира. Местные жители все время стараются вывести свою жизнь на другой уровень. Они самостоятельно борются с коррупцией, укрепляют экономику, занимаются бизнесом, стараются всячески развивать свою страну и всегда улыбаются. Да, здесь не хватает школ и знаний о банальных повседневных вещах, понятных каждому россиянину. Да, в Гватемале много проблем. Но этим людям стоит помогать.

Виктория Валикова в клинике, фото из личного архива

О работе

Открыв клинику, мы поняли, что меньшее, что мы можем предложить – квалифицированную медицинскую помощь. Потому что надо работать не с симптомами, а  с причинами тех проблем, которые мы видим каждый день. Мы проводим лекции и учим местных жителей простым и необходимым навыкам: будь то умение надевать презерватив или мыть руки после сортира. Мы искренне верим, что маленькими шагами делаются большие дела. Поэтому мы не останавливаемся.

Каждое утро я пишу письма в сотни фондов. А после обеда — встречаюсь с ними.

Гватемала-сити – большой страшный город. Город, в котором можно заблудиться. Можно умереть, и умереть очень быстро. Особенно, если ты белая.

Я езжу на склады в первой зоне. Там – «донации». Там шоколадное молоко для наших деревенских детишек. Там инсулин для моих диабетиков. Там, под метровыми слоями мертвой пыли стоят шкафы и газетные столики, которые мы заберем и починим. Починим и сложим в них медицинские карты, бинты и зеленку.

Клиника Health & Help, фото из личного архива Виктории Валиковой

О благотворительности

Я много раз говорила, что идея заниматься благотворительностью пришла ко мне не сразу. Я искренне думала, что смогу вернуться в Россию, носить шпильки и приталенный халат, смогу больше не ковыряться в говне и грязи, не вдыхать ароматы не мытых неделями тел, вытаскивая червяков из разных мест, буду говорить на родном языке, как обычно, саркастично шутить и обсуждать симпатичных анестезиологов с медсестрами из приемки. Буду пить кумыс, готовить чак-чак и заниматься на беговой дорожке в зале.

Идея заниматься тем, чем я занимаюсь сейчас пришла ко мне после серии случайных событий и незабываемых встреч.

И о благотворителях

Благотворители – не святые. Это просто те люди, которые любят мир немного больше, чем другие. А так они простые смертные.

О клинике

Нам пришлось два раза менять место строительства. Стройка длилась не 4,5 месяца, как планировалось, а 6,5 месяцев – повлияли погодные условия и смена сезонов (местные жители, которые строили клинику, уходили то собирать урожай, то сажать заново). С местной властью мы лучшие друзья, помогаем друг другу как можем.

У нас получилось все и даже больше! Мы успешно завершили краудфандинг в России, сделали еще один в США, построили клинику и стабилизировали ее работу. То, что многие организации делают десять лет, мы сделали за год. Волонтеры стоят в очереди, чтобы приехать к нам работать, расписание забито до конца этого года, мы нашли куратора для клиники (его зовут Маничан Ратс – он будет работать с Health&Help 9 месяцев в году).

Мы очень счастливы, что пациенты доверяют нам: у нас до 40 посещений в день, мы стали центром номер один по лечению инсулинозависимого диабета в нашем районе.

Фото из личного архива

О пациентах

У нас есть пациент, Дон Хуан, а  между собой мы его называем Сеньор Помидор, потому что когда у него болит голова, он привязывает себе к затылку разрезанный на две части томат. Это ему вроде как охлаждает голову и боль снимает.

Кроме головы у него болит сердце, руки ноги и все остальное.

Последний раз он пришел к нам, потому что рубил кукурузу и упал, покатился — поле у него в очень неудачном месте, наклонное; он ударился спиной и ногами об камни.

Ребятки раны обработали,  забинтовали и стали думать, что же делать с его основными заболеваниями: ревматоидный артрит, сердечная недостаточность и гастрит. Мучились, подбирали терапию. Подобрали.  Пришли домой навестить через 4 дня – сидит наш Сеньор Помидор, довольный: «У меня 25 лет все тело болело. А теперь прошло». Наши врачи хорошие, они любят людей.

О девочках

Недавно мы приняли наши первые роды. Родилась здоровая девочка весом 5,6 фунтов. Как назовут, еще не знаем – роды принимали я, Виктория Валикова, и врач Марго Третьякова, помогала – Карина Башарова. Так что могут назвать в честь нас, аж тремя именами. Так принято.

Родиться девочкой в Гватемале – это почти приговор. С самого раннего детства ты видишь, как твоя мать стирает чужую одежду за гроши своими шершавыми руками, готовит на открытом огне, когда ее глаза уже практически ничего не видят из-за дыма, и рожает двенадцатого ребенка в тридцать с небольшим лет. Твоя мать не может прочесть слово на упаковке от таблеток, потому что не ходила в школу; сосчитать, сколько тебе лет и даже вспомнить, как тебя зовут — потому что детей слишком много, а она одна.

Тяжело быть беременной пятнадцатилетней девушкой и противостоять огромному напору со стороны патриархального религиозного общества.

Сложно быть женщиной и пытаться что-то изменить в мире, где правят сексисты. Страшно родиться девочкой и думать, что тебя ждет то же самое.

Команда Health & Help, фото из личного архива Виктории Валиковой

О друзьях

У нас появилось множество друзей и соратников, наша команда дистанционных волонтеров стала работать отлаженно во многом благодаря руководящим кадрам в лице Михаила Никифорова и Ларисы Мельниковой. Через нашего друга и товарища Романа Гека, основателя School for Nepal, мы нашли молодых и талантливых архитекторов Елизавету и Мишу Шишиных, которые сделали планы строительства и отважились поехать руководить стройкой в Гватемале.

Сейчас в клинике работают три врача – Марго Третьякова (Латвия), Айдан (Гватемала/США) и Марко (Гватемала/Куба). С ними – одна медсестра – Аманда (Англия) и медбрат Паскаль (Гватемала). Им помогает Джоанна – учитель и переводчик (США/Венесуэлла) и Виктория – фотограф из Нью Йорка. Все живут вместе в волонтерском доме (часть клиники, где находятся спальни волонтеров, кухня, столовая и сад) дружно. Конфликтов у нас практически нет – все слишком заняты работой. Да и люди проходят строгий отбор, общаются с рекрутерами – кто попало к нам не приезжает. Мы с Кариной Башаровой занимаемся административной работой, курируем этот проект и планируем новые.

Виктория Валикова, фото из личного архива

О медицине

В Гватемале нет поликлиник по месту жительства, а соответственно и медицинских карт нет, и истории болезни — тоже. Так что анамнез собрать и облегчить постановку диагноза не получается. На вопросы типа «Какие лекарства принимали и чем болели?», как правило, отвечают просто: «Ну, такие синие таблеточки, а чем болел, врач не сказал».

Тут, в общем-то 50 на 50, либо врач и вправду решил не напрягаться, либо пациент сам особого интереса не проявил. В итоге получаем полный букет симптомов, и на то, чтобы диагноз поставить, иногда уходит не один день».

Клиника начала работать активно и отлаженно: пациенты приходят пачками и приезжают группами, с семи утра занимая очередь на скамейках перед клиникой. Процесс этот меня радует, вся эта толпа на наших скамеечках у клиники радостно завтракает, пеленает детей, поет народные песни, младенцы под это все торжественно орут, а мамаши пытаются их перекричать, чтобы рассказать друг другу очень важные новости …

Я и Карина Башарова, исполнительный директор Health&Help, сейчас полны решимости построить вторую клинику в Никарагуа.

Еще рано говорить о том, насколько масштабен будет этот проект, но работы предстоит много: в деревне, где мы хотим строить, нет электричества и проблемы с проточной пресной водой, нет дороги, а школа состоит из крыши: стен у нее нет.

Виктория Валикова, фото из личного архива

О помощи

Мы, как и раньше, живем за счет частных пожертвований, кроме того, нам помогают несколько крупных компаний в Гватемале и РФ. Так же подаем на гранты. Пока выиграли только один, и на полученную сумму купили медицинскую мебель. Продолжаем упорно трудиться – каждый день это сотни писем потенциальным спонсорам, встречи, заявки на гранты. Это тяжело, но это то, что помогает нам с уверенностью говорить – в клинике всегда будут медикаменты и нам всегда будет чем лечить больных.

О правде

Моя личная тоска взболталась с пациентскими слезами, превратившись в большой комок желатиновой вязкой печали. Я не согласна, что смешивать личное и профессиональное нельзя. Я считаю, что разделять тут что-то вообще невозможно. Только пропустив боль через себя, ты начинаешь понимать, для чего ты вообще работаешь. А работаешь ты для того, чтобы уменьшить боль. И это моя правда».

Текст сделан на основе интервью корреспонденту «Филантропа» и записей из ЖЖ «Russian doctor in tropics».

Помочь работе клинике можно с помощью проекта Generosity или на сайте: he-he.org/help/donate.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply