«Я, как и все, могу учиться, работать, путешествовать. Просто делаю это на коляске»


До 21 года Андрей Зеленов учился в колледже, увлекался спортом и даже вел небольшой бизнес – у Андрея с братом был кондитерский магазин. В то время у молодого человека было много идей и масштабных планов, которые он все время откладывал. Десять лет назад Андрей попал в аварию и начал передвигаться на коляске. С тех пор он решил во что бы то ни стало осуществить все, что было в списке мечтаний до аварии, — чтобы доказать самому себе: невозможное возможно.

Андрей Зеленов. Фото из личного архива

«Я решил бороться за возможности»

То, что я планировал до аварии, после нее я назвал списком «никогда». В тот момент я понял: теперь мне многое недоступно и что-то тяжелее осуществимо. Но ведь, теряя некоторые физические навыки, человек не должен терять свои возможности.

Поэтому я решил бороться за те возможности, которые у меня были (и которые я, получается, не ценил) и во что бы то ни стало осуществить все, что планировалось до аварии.

В моем списке «никогда» были экстремальные виды спорта, в которых я всегда мечтал себя попробовать. И восемь лет назад я начал с прыжка с парашюта, через год занялся  дайвингом, затем спустился по реке на каяке. Вскоре я понял, что готов совершить большое путешествие на север, которое тоже было в моем списке «никогда». Я хотел двигаться именно в этом направлении, потому что я из Мурманска и очень люблю северную природу: всегда говорю, что «север звенит», имея в виду, что он невероятно чист, природа там нетронута, люди – открыты. Мне нравится чувство преодоленного пространства, которое чувствуешь там: перед тобой океан, целый мир, где ты вне цивилизации.

И вот в 2014 году мне удалось осуществить эту мечту: я вместе с друзьями проехал по Терскому берегу на квадроцикле. Фильм про это путешествие «Веду я лодку» стал победителем международного кинофестиваля «Северный характер» в 2016 году, в 2017 взял приз фестиваля «Молодая Арктика» в номинации «За северный характер». А в феврале этого года я решился проехать по Кольскому полуострову на снегоходе. По этому путешествию мы вновь снимаем документальный фильм, который называется «Полярный путь». Самым трудным для меня в этот раз стали погодные условия: я впервые столкнулся с путешествием зимой. Сложно было контролировать температуру тела, ведь я не чувствовал холод ногами и мог получить обморожение.

В остальном я могу сказать, что у меня не было никаких ограничений в поездке, я передвигался, как остальные, в случае падения – поднимался и забирался на снегоход сам. Но, тем не менее, в нашей команде оказался человек, который посреди путешествия заявил, что не хочет, чтобы я продолжал путь с ними. При этом он не основывался ни на чем, кроме живущего в его голове стереотипа: мол, он знает много людей с инвалидностью и считает, что не надо им влезать в то, с чем не каждый «здоровый» человек справится, и лучше бы вообще им «сидеть дома и никого не обременять». Конечно, мне было неприятно, и я надеюсь, что к концу нашей экспедиции он изменил свое мнение. Ведь я организовываю подобные путешествия и участвую в них в том числе и для того, чтобы изменить отношения общества к инклюзивному (то есть доступному для всех) туризму и помочь его развитию.

Когда я оказался в коляске, меня просто разозлило, что у маломобильных граждан нет полноценной возможности путешествовать по своей стране. Почему? Так не должно быть.

Лишь из-за того, что я передвигаюсь другим способом, меня не могут лишать каких-то возможностей.

Следующее свое путешествие я планирую на мыс Шпицберген в Баренцевом море – вновь на север, туда, где белые медведи и нетающие льды, вновь десять дней маршрута не снегоходе. Это еще одна моя мечта, и я буду рад, если после ее осуществления кто-то поверит, что тоже может так, и поймет: то, что казалось «невозможностью» вполне возможно.

This slideshow requires JavaScript.

«Путешествия должны быть доступны всем»

Вернувшись из своего первого путешествия, я понял, что хочу дальше развивать инклюзивный туризм в нашей стране. Я переехал в Москву: просто потому, что среда здесь доступнее и в том числе и из-за этого больше возможностей реализовать себя. Здесь я поступил в университет, где познакомился с Варварой Прохоровой (спортсменкой международного уровня по лыжным гонкам, чемпионкой мира в скоростном забеге на Эльбрус) и Андреем Патраковым (альпинистом, мастером спорта международного класса по легкой атлетике, неоднократного чемпиона международных соревнований, командора 34 экспедиций с восхождением на Эльбрус). Вместе мы решили открыть туристическую компанию. Наша цель – помогать людям (с инвалидностью и без) подниматься на самую высокую точку Европы. Мы организовываем экспедиции и поддерживаем своих клиентов на всех этапах.

Нам важно донести ту же идею: путешествия должны быть доступны всем, и нельзя никого лишать возможности осуществить свою мечту: если ты хочешь заниматься экстремальным туризмом, тебя никак не должно остановить то, что ты передвигаешься на коляске.

Сейчас же в России для людей с инвалидностью невозможен не то, что экстремальный туризм, но и любое путешествие. Например, ты приходишь в туристическое агентство и говоришь, что хочешь присоединиться к автобусному туру по Скандинавии, и тебя отвечают: нет, извините, для вас ничего не приспособлено. Мы собираемся работать по-другому: к нам будут на равных обращаться люди с инвалидностью и без.

Пример людям с инвалидностью я планирую привести сам: в ближайшее время я активно готовлюсь к восхождению на Эльбрус и через год собираюсь подняться. Замечу, что передвигающиеся на колясках уже несколько раз совершали подобное, но это было примерно так: группа волонтеров сопровождала человека с инвалидностью и во всем помогала ему. Я же хочу совершить свое путешествие самостоятельно, а дальше мы планируем поставить подобные экспедиции на поток: у нас будет оборудование и список рекомендаций, которые помогут людям с инвалидностью подниматься на Эльбрус без поиска команды волонтеров, просто обратившись к нам.

This slideshow requires JavaScript.

Волонтерство как способ помогать

До аварии я хотел быть волонтером, но так же не было то возможности, то времени. А десять лет назад случай наконец подвернулся: я был на реабилитации в Крыму и там собрал группу ребят с инвалидностью, которые тоже хотели попробовать себя в экстремальных видах спорта. Я организовывал наши занятия, консультировал друзей, поддерживал их и, думаю, помог кому-то из них придумать себе мечту и осуществить ее.

Теперь, когда я живу в Москве, у меня много возможной участвовать в добровольческой деятельности. Недавно я был фотографом-волонтером на акции «Бессмертный полк», а летом я стал городским волонтером чемпионата мира по футболу. Я выдавал аккредитации в нашем штабе, который полностью доступен для людей на колясках (есть подъемники).

Трудиться в команде с другими волонтерами было очень приятно, у нас сложился отличный коллектив. Я уверен, что только хорошие люди могут быть добровольцами.

This slideshow requires JavaScript.

Я не могу сказать, что цель у моей добровольческой деятельности такая же, как у путешествий: я не хочу создать прецедент, чтобы показать другим людям с инвалидностью, что они тоже могут быть волонтерами. По-моему, это и так очевидно, особенно с учетом того, что добровольческие организации сейчас стараются по максимуму создавать доступную среду.

Я занимаюсь волонтерством просто потому, что получаю удовлетворение от того, что делаю что-то полезное. Так что я обычно не афиширую свою добровольческую деятельность.

Андрей Зеленов. Фото из личного архива

«Я верю, что все к лучшему»

Мне тяжело справляться со своим телом, но я уже привык к нему и делаю это, самостоятельно передвигаясь по городу. Бывает, на улице подходят люди и говорят: тебе тяжело, наверное. Бывает, в метро (которым я регулярно пользуюсь) кидают мне деньги на колени: считают, что, раз я человек с инвалидностью, то значит, зашел в вагон просить милостыню. Я спокойно реагирую и прошу таких людей забрать свои деньги, пытаюсь объяснить, что я ничем, кроме способа передвижения, не отличаюсь от них.

А жалость по отношению к себе я не воспринимаю – меня ведь абсолютно не за что жалеть: я, так же, как и все, могу учиться, работать, передвигаться по миру и путешествовать. Просто делаю это на коляске.

Я верю, что все к лучшему. Авария помогла мне изменить мое мировоззрение. Я познакомился с множеством замечательных людей, и их непоколебимое желание достичь своих целей во что бы то ни стало вдохновило меня. Я не жалею о прошлом – понимаю, что его не изменить, и живу в настоящем, думаю о будущем. Да, если бы мне какой-то волшебник сейчас предложил вновь встать на ноги, я бы согласился. Но я прекрасно понимаю, что это невозможно, поэтому не думаю об этом и просто живу, стараясь нескучно и с пользой проводить каждый день.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply