«Мама, я сама!»


Голубоглазой красавице-блондинке Зое всего два с небольшим года, но она очень хочет делать все сама. Закатился ли под диван мячик: «Мама, я сама!», нужно ли перевернуть страницу новой книжки про Деда Мороза или нести ко рту ложку каши: «Я сама, мама». Даже когда Зоя сидит на руках у Алины, она настаивает, чтобы мама не держала ее слишком крепко: «Не надо, не трогай меня».

Но Зоя практически ничего не может делать сама. Она родилась с очень маленькими руками, без пальчиков и без ног. Врачи называют это «врожденной аномалией конечностей». Биологическая мать сразу отказалась от девочки, Зоя попала в Дом ребенка, и кто знает, сколько бы лет своей жизни провела в учреждениях – от детского дома до страшных психоневрологических интернатов, куда попадают дети с особенностями здоровья, если бы не Алина, на тот момент мама уже девяти детей – шестерых родных и троих приемных.

— Я обратила внимание на кричащие заголовки, что девочка без рук и ног, российский Ник Вуйчич. Она мне очень понравилась, с первых фотографий. Напомнила чем-то моих дочек. Я тогда подумала, как жалко, что такая замечательная девочка одна, но у меня нет ресурсов, сил, не потяну. Я ее пыталась пиарить, рассказывать о ней на форумах, чтобы ее кто-то взял.

Потом наконец от знакомых услышала, что есть некий кандидат, который готов смотреть, и тогда я первый раз почувствовала огорчение: «Почему это не я?».

Но время шло, кандидаты появлялись и исчезали, а Алина, уже не раз навещавшая Зою в Доме ребенка, прикипела к ней всей душой и не могла позволить, чтобы девочка осталась без семьи. Муж и дети были не то что против, они боялись, потому что – Алина знает – диагноз ее дочки пугает людей. Но знает она и то, насколько Зоя обаятельная, харизматичная, насколько она умеет понравиться и покорить. Так же было с папой Сергеем: сначала он боялся решиться на такой шаг, а теперь Зоинька – его любимица. Так же было и со старшими детьми. Сын Доменик, как-то стоя в очереди к педиатру, сказал Алине: «Мама, я смотрю на детей и все думаю, что с ними не так. Оказывается, у них есть ноги». Доменик тоже приемный ребенок, но за годы в семье Алины и Сергея он забыл, каково это — быть без мамы и папы.

— Больше всего пугала неизвестность, когда ты не знаешь, что с этим делать. Но когда с самого начала тебе говорят: «Алина, мы вам поможем», как это сделала Алена Синкевич и фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», тогда ты чувствуешь, что ты не одна и многие вещи легче принимаются. Конечно, хотелось бы, чтобы у Зои были родители помоложе, побогаче, с большими возможностями, — признается Алина. А подумав немного, добавляет: Но мне кажется, никто бы не любил ее так, как я.


Крики и требования – по сути ее ноги

Когда год назад Зою привезли из Дома ребенка в настоящий дом, ее руки не сгибались в локтях, не поднимались вверх из-за неразработанных ключиц. Зоя не давала даже подержать себя, просто не знала, что это такое – мамины руки – потому что до сих пор только лежала в своей крохотной кроватке и изучала не по-детски глубоким, внимательным взглядом голубых глаз потолок. Нет, Дом ребенка был хороший, говорит Алина, просто сотрудников там мало, а детей много, всем дать необходимое не получается.

Сейчас Зоя совсем освоилась, с маминых рук не слезает, среди братьев и сестер выбрала любимцев, которым даже позволяет иногда себя покормить.

Часто Алину выручает старшая дочка. Например, сидит с Зоей, когда мама по вечерам занимается. Алина решила дистанционно выучиться на психолога по работе с детьми с ОВЗ, чтобы в будущем помочь Зое и, может быть, другим таким детям.

This slideshow requires JavaScript.

Но большую часть времени Зоя все-таки с мамой: вместе они готовят, убирают, играют, ходят на детскую площадку. Зоя очень любит играть с детьми. Особенно ей нравится гулять с друзьями. Это происходит так: Алина держит ее, она дает свою ручку приятелю по детской площадке и так они втроем ходят.

— Понятно, что ее движения ограничены, а хочется, чтобы она уже сама могла передвигаться, что-то узнавать, пробовать. Зоя очень смышленая, любознательная девочка. Мы стараемся ей дать по максимуму впечатлений и сенсорики, но этого мало. На улице, когда другие дети бегают туда, куда они ходят, а не куда мама их ведет, становится за Зою обидно. И старшие дети иногда возмущаются, что Зоя много кричит и что она очень требовательная. Но ее крики и требования – это по сути ее ноги. Потому что если другой ребенок может пойти и сам что-то взять или сделать, то ей приходится обо всем просить голосом, — рассказывает Алина.

Зое нужно быть мужественной девочкой и много вынести для того, чтобы стать более самостоятельной. Прежде всего, носить корсет из-за деформированного и совсем слабого позвоночника. Это не просто, потому что он окончательно сковывает и без того ограниченные движения, а из-за нарушенного теплообмена при малейшем повышении внешней температуры Зоя еще очень потеет. Недавно ей сделали операцию по разделению пальцев на правой руке, и когда малышка восстановится морально и физически, когда наконец без слез и криков подпустит к себе человека в белом халате, то же самое предстоит сделать на левой.

Когда-нибудь, когда позвоночник окрепнет, Зое сделают протезы и она сможет пойти. Но пока единственная возможность для нее передвигаться самостоятельно – инвалидная коляска, не простая, а с вкладышем.

Деньги на коляску за два месяца собрали жертвователи фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», участвуя в акции «Крышечки». Но Зоя не может ей воспользоваться при всем желании, потому что из-за маленьких ножек не способна сидеть самостоятельно – ее тело просто не создает себе опору. Теперь Зое нужен вкладыш-сиденье по индивидуальным размерам, который бы надежно фиксировал ее в кресле.

«Для меня главное, чтобы она стала максимально самостоятельной, чтобы чувствовала минимум неудобств, — говорит Алина. – То, что она личность, видно уже сейчас. Мне кажется, что несмотря ни на что она будет полноценным членом общества. Потому что у нее богатые личные ресурсы. А если все будет так и дальше продолжаться, ей хватит жизненных сил, чтобы выстоять и справиться с трудностями».

Индивидуальный вкладыш — сидение для инвалидного кресла, который поможет сильной девочке Зое дальше бороться за полноценную жизнь, стоит 180 тысяч. Вы можете помочь приобрести его, пожертвовав деньги. Каждое такое пожертвование удвоит фонд «Абсолют». И тогда мечта Зои исполнится: она подъедет к другу на площадке, возьмет его за ручку, крикнет, как обычно, звонким голосом: «Мама, я сама!» и действительно сможет сама.

Сделать пожертвование в фонд

Видео и фото — Иван Куринной. 

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply