Школа попечителей


Член попечительского совета – фактический волонтер, он не получает никаких выгод от своей деятельности. Многие руководители НКО понимают, что именно он может приносить множество полезных результатов. Однако при этом работа в попсовете не ассоциируется у нас в стране с добровольчеством. Это исключительно для богатых или знаменитых, полагают многие. Возможно, поэтому и сам институт попечительских советов не так сильно развит, как хотелось бы.

Между тем в дореволюционные времена таких советов в стране существовало множество, а попечители были уважаемыми людьми. Например, в XIX веке они получали государственные чины вплоть до действительного статского советника. И позже, когда чины уже перестали означать привилегии и почести, различные представители общественности стремились участвовать в попечительских советах благотворительных обществ и учреждений.

Сегодня о таком отношении приходится только мечтать. «Е-клуб», пожалуй, первое объединение, где всерьез задумались о том, как готовить людей к участию в попечительских советах, как менять сложившиеся стереотипы восприятия. О том, как это удается, мы побеседовали с двумя активистами клуба – Евгенией Михалевой, генеральным директором Федеральной еврейской национально-культурной автономии (основатель «Е-клуба») и Ларисой Тарадиной, сотрудницей Управления развития международной деятельности Высшей школы экономики (в клубе — координатор направления попечительских советов).

– Расскажите, как вообще возникла идея готовить людей к тому, чтобы они входили в попечительские советы?

Евгения Михалева. Фото с сайта http://www.fenkar.ru/

Евгения Михалева: – Начнем с того, что, создав «Е-клуб» («Е» здесь – еврейский), мы хотели просто что-то делать вместе. Постепенно поняли, что тусовка – это хорошо, но должно быть что-то, что объединяет людей, и это — совместное действие. Было мероприятие, перед которым мы узнали, что есть мальчик-инвалид и ему срочно нужен специальный велосипед. Мы сделали фильм об этом мальчике, показали его… Все прониклись, собрали денег больше, чем было надо. Потом выяснилось, что это задело всех. С этого все и закрутилось.

 

 

 

 

Начала развиваться благотворительная активность. Постепенно вырос проект, который называется «Искусство благотворительности». У него два направления. Первое — образовательное, когда люди получают знания о благотворительности и обретают мотивацию ею заниматься. Мы устраиваем встречи с известными фандрайзерами и филантропами, такими как Ольга Алексеева, Дмитрий Зимин, Михаил Фридман, проводим семинары, знакомимся с деятельностью благотворительных организаций. Второе – практическое – конкретная помощь нуждающимся.

Мы подружились с разными благотворительными организациями как с еврейскими, такими как «ХАМА», так и не еврейскими – ЦЛП (Центр лечебной педагогики), «Перспектива».

Проект попечительских советов возник в ответ на конкретный запрос. Мы все время слышали от разных некоммерческих организаций, что у них тяжело и трудно идет работа с попечительскими советами. И мы решили этим заняться.

Начали с семинаров, где мы людей в это дело вовлекаем. Наш проект в первую очередь направлен на изменение ментальности, появление другого восприятия благотворительности, волонтерства.

 

– Вы считаете, что есть устойчивые стереотипы, мешающие людям вовлекаться в работу попечительских советов? В чем они?

Лариса Тарадина. Фото с сайта http://www.hse.ru/

Лариса Тарадина: – Начав заниматься проблемой попечительских советов, мы выяснили, что на русском языке вообще практически нет литературы на эту тему – только что-то про школьные и музейные попсоветы. И мы поняли, что надо расширять горизонты. Помогать ведь можно по-разному… Попечительские советы – это в первую очередь друзья организации.

 

 

 

Е.М.: – Важный вопрос: кто должен входить в попечительские советы? Есть мнение, что только те люди, которые дают серьезные деньги. Я считаю, что в российской действительности в них должны входить и те, кто поддерживает деньгами, и те, кто обладает контактами и связями («открывает двери»), а также и те, кто помогает мозгами. Должны быть представлены разные люди.

Существует и стереотип относительно возраста… Меня в свое время сподвиг серьезно заняться этим направлением один очень уважаемый человек, который долгое время сам входит в попечительский совет. Он приехал к нам на семинар и задал такой вопрос: «Вы хотите сделать попсовет? А почему такие молодые ребята? Туда должны входить Кобзон, Фридман и т.д., а не какие-то юнцы». На семинаре он рассказал о своем опыте, разговорился с ребятами, выслушал их мнение… И потом он очень сильно изменил свою позицию.

 

– Почему привлечение в попечительские советы именно молодых, энергичных людей кажется вам наиболее интересным?

Е.М.: – У нас есть идея создания своеобразных «модельных» или мини-попсоветов, в которые люди входят с более раннего возраста… Они там будут учиться и готовиться к тому, что, когда они станут еще более успешными, они будут бóльшие ресурсы в это дело вкладывать. И это будет естественной частью их жизни – как в Европе, как в Штатах…

Мы сейчас собираемся регистрировать наш клуб как организацию и создавать свой попечительский совет. У нас изначально позиция такая, что в него войдут люди нашей возрастной категории – 25–45 лет.

Л.Т.: – Когда молодой человек участвует в попсовете — это мостик между данной организацией и остальным миром, потому что член попсовета может представлять интересы организации, защищать их…

 

– Расскажите, а как те, кого вы считаете потенциальными участниками попечительских советов, сами воспринимают подобную перспективу?

Е.М.: – У людей есть стереотип. Когда говоришь о попсоветах, они начинают дрожать мелкой дрожью и думают, что сейчас отберут последние три рубля. А с другой стороны, сопоставляют себя с сильными мира сего и считают, что они так не могут. Совершенно не понимают, что вовсе не обязательно должны вложить миллион рублей. Для нас участники попсоветов – это волонтерские лидеры, которые вкладывают свое время, свои деньги, свои усилия в то, чтобы организация работала хорошо. Тогда организация становится для них уже не чужой, и они чувствуют, что она – часть их жизни.

И мы поставили себе такую амбициозную цель, назвав ее красивым словом «миссия»: формировать устойчивость НКО за счет создания жизнеспособных попечительских советов или введения в уже существующие сильных харизматических личностей.

– И что уже удалось в этом направлении сделать?

Е.М.: – В результате нашей деятельности в течение года 5 человек вошли в попечительские советы разных организаций… Еврейские организации оказались более готовыми к этому. Есть человек, вошедший в попсовет еврейской студенческой организации, другой — в еврейскую общинную организацию. В будущем мы были бы заинтересованы более тесно работать с ЦЛП и помогать им, в частности, участвуя и в их попечительском совете.

 

– 5 человек, вошедших за год в попечительские советы, – серьезный результат. А как практически вы этого добиваетесь?

Л.Т.: – Мы стараемся создавать особое настроение, чтобы человек загорелся и ему стало интересно… Иначе ничего не получится. Участвуя в наших мероприятиях, в какой-то момент он находит что-то личное для себя. Есть люди, которым интересно погулять в воскресенье с детьми из детского дома. А есть те, у кого глаза загораются по поводу попечительских советов…

Мы задумали цикл семинаров, посвященных попсоветам. Пока у нас прошло три. Мы приглашаем на эти семинары людей, которые участвуют в действующих попсоветах, и делаем кейс-стадии, т.е. решаем реальные проблемы. Цикл нужен не только для того, чтобы новых людей привлечь. Важно поддерживать искру у тех, кто уже увлекся, и вместе искать новые решения. И вообще это большая тема.

Е.М.: – Я думаю, что на следующие семинары мы пригласим людей, которые недавно при нашем участии вошли в попсоветы. В попсовете «ХАМЫ» есть наш человек. Им понравилось – хотят еще пару… Мы не будем специально звать людей туда, а сделаем несколько кейс-стадий на их территории и заинтересуем проблемами организации…

Л.Т.: – Интересно попробовать создавать попсоветы в ординарных организациях, не самых уникальных. Важно помогать НКО, которые работают на предупреждение социальных проблем, занимаются профилактикой.

  1. Гезалов Александр

    В основе своей попечительские советы чаще всего состоят из тех, кто там никакую работу не ведет, часто из числа чиновников(например при детских домах, мэр там главный).Сам возглавлял несколько Попечительских советов и их «внутренность» знаю хорошо.Для многих людей это вообще непонятно, что это такое..Мы к примеру предложили войти людям в КСИ (Клуб социальных инвесторов): http://www.dvaga.ru/news/studiya-2ga-sozdaet-klub-socialnyx-investorov.html понимая, что некоторые современные тенденции имеют место быть и реализуются под запрос.Хотя глядя на советы (фото и инфо) на некоторых сайтах, помогать такой НКО уже не хочется.И фото и инфо порой просто ставят в ступор.Люди там просто числятся??Для PR.
    А надо приносить пользу.

  2. ipagava

    удивительно узнать о появлени иновых единомышленников.
    и действительно: создание попсоветов начинается с «рекрутинга» самих попечителей. с одной стороны, малая распростаренность практики ПС у нас в стране можно об’яснить исторически — не было прецедентов, не было законодательства, традиция была прервана, не было запроса. С другой стороны, ПС — как брак, ваши отношения с каждым членом совета долгосрочны, между вами должны существовать понимание, согласие и уважение. если перед вами встанет задача создать ПС, очень быстро поймете, что подходящих именно вашим задачам и вкусам кандидатов… увы, практически и нет! где взять таких людей, которые полюбят ваше дело и детище так же, как и вы? и будут о нем печься никак не хуже, если не луше вас самих? именно такой образ попечителя встает перед глазами.

Leave a Reply