«Волонтерство невозможно забюрократизировать, потому что это состояние души»


Последние полтора месяца активно обсуждается концепция законопроекта о волонтерской деятельности. Сами добровольцы, в своем большинстве, выступили против введения каких-либо регулирующих документов, при этом подчеркивая, что государству давно пора обратить внимание на эту сферу и оказать поддержку. Чем живет и дышит сегодня волонтерское сообщество, как взаимодействует с государством и кто вступает в ряды добровольцев? Об этом корреспондент «Филантропа» поговорил с руководителем межрегиональной общественной организации «Клуб волонтеров» Ильей Екушевским.

Илья Екушевский

Илья Екушевский. Фото с сайта avtoradio.ru

Нужен ли вообще закон, регулирующий волонтерскую деятельность?

Сегодня острой необходимости в таком законе нет. Волонтерские сообщества скорее нуждаются в прямой поддержке со стороны государства, а не регулировании. Я общаюсь с коллегами и вижу спад в нашей деятельности, особенно из-за сложностей в поддержании стабильного уровня оказания добровольческой помощи. Банально не хватает ресурсов. Многие крупные волонтерские движения работают достаточно давно, некоторые более 10 лет. И для любой организации, базирующейся лишь на голом энтузиазме, это приличный срок, за который с большим трудом удается наладить важнейшие процессы в организационном плане, добиться эффективности в выполнении волонтерских задач. В этой среде все очень тонко, сообщества формируются годами, а вся деятельность держится фактически на одном желании горстки неравнодушных людей. Поэтому любые законотворческие движения нужно проводить обосновано и крайне аккуратно, тщательнейшим образом проанализировав сферу.

Какой смысл бюрократизировать, регулировать волонтерство? Вы не занимаетесь политикой, а, наоборот, делаете полезные вещи для общества. Зачем государству вас в чем-то ограничивать?

Насколько я понимаю, конкретно сейчас речь не идет об ограничении со стороны государства, скорее группа независимых юристов предложила лишь концепцию будущего законопроекта. То есть пока даже нет его текста. А в самой концепции, помимо прочих предложений, одной из причин создания законопроекта указывается намерение наделить определенным правом волонтерские организации оплачивать проезд или обеспечивать проживанием добровольцев на местах помощи. По крайней мере именно такие основные причины назывались авторами концепции законопроекта на недавних общественных слушаниях. В этой ситуации не обязательно принимать отдельный закон – достаточно введения дополнительного положения, чтобы организации смогли бы по необходимости (важно!) использовать это право.

Можно ли связать появление разговоров о развитии волонтерства, принятии закона с участием и ролью волонтеров в ликвидации последствий наводнения в Крымске?

Здесь большую роль сыграли СМИ. Многое раздуто. А в целом, все просто, чем масштабнее проблема, и чем хуже государство справляется со своими функциями по ее разрешению, тем выше волонтерская активность. Но важно понимать, что волонтеры появились не только во время ситуации в Крымске. Также масштабно и активно добровольцы участвовали в тушении лесных пожаров летом 2010 года. Кстати, именно тогда небольшие группы людей своей полезностью доказали, что они могут быть весьма  эффективными. Были моменты, когда волонтеры срабатывали более оперативно, чем спецслужбы. Поэтому государство должно не стесняться перенимать некоторый опыт у волонтерских организаций. Поверьте, у нас есть знания, которыми мы могли бы поделиться.

С другой стороны, оперативные ведомства опасаются, что при ликвидации последствий ЧС могут пострадать волонтеры. 

Конечно, риски есть и они велики. Но волонтеры не могут не реагировать в момент, когда случилась какая-то беда. Потому что зачастую, никого кроме них на оперативном просторе нет. Когда произошла трагедия в Крымске одними из первых пришли на помощь именно добровольцы из ближайших населенных пунктов. Могли пострадать они или нет – об этом никто из не думал. Люди приходили на помощь по зову сердца. Тут нельзя как-то их ограничить. Такова человеческая природа.

А что если ведомствам стать более открытыми по отношению к волонтерами, и начать принимать их в свои чрезвычайные штабы?

Механизм уже работает, есть же добровольная пожарная охрана, созданная объединенными усилиями. Это говорит о том, что общество готово к взаимодействию, и готово работать на безвозмездной основе, за идею что говорится. Поэтому сейчас нужно проводить больше совместных мероприятий, круглых столов и собраний, чтобы перенимать полезный опыт и учиться вместе успешно взаимодействовать. Организованная волонтерская команда, прошедшая подготовку и обучение, может быть серьезным помощником государству в решении каких либо проблем.

Кстати, а как вы сейчас решаете оперативные вопросы: оплата проезда, выдача инвентаря какого-то, прочее?

Общими усилиями удается решать многие вопросы, но не без труда. Волонтерские организации в своем большинстве не имеют бюджета, не имеют спонсоров, а основаны на безвозмездном труде неравнодушных людей. И если возникает ситуация, когда волонтер попросит оплатить ему, например, проезд, а у добровольческого движения нет средств, то, собственно, этот вопрос решается в частном порядке, то есть такому волонтеру находится иная работа, не требующая смены его дислокации. У каждой организации есть масса важной и полезной работы, которую можно проделать даже не выходя из дома.

А в большинстве случаев больше проблем возникает в текущих рабочих вопросах. Например, в нашей организации около 3000 волонтеров, и общими усилиями мы поддерживаем более 50 детдомов и школ-интернатов. Поддерживать такой уровень и обьем работ непросто: необходимо привлекать новых людей, мотивировать уже опытных волонтеров, выявлять и бороться с эмоциональным выгоранием, заниматься обучением новичков. Только благодаря большому опыту, а организации уже около 10 лет, получается успешно выстраивать волонтерскую работу. За это время появилась своя методика работы, понимание правильного взаимодействия с людьми, система мотивации и многое другое. Вообще организация и управление волонтерским сообществом это сложный процесс. Многое зависит от его участников и их желания. К тому же люди зачастую «волонтерят» в свое свободное время, а его бывает немного, как правило. Когда человек молод, не женат – у него больше свободного времени. Затем появляется серьезная работа, семья, и он уже не может уделять столько внимания волонтерству, приоритеты со временем меняются.

Но есть же грантовая поддержка.

Опять же, чтобы получить грант, нужно подготовить проект и документацию по нему. Помимо этого, иногда грант подразумевает формат софинансирования, что никак не клеится с бюджетом в волонтерских организациях. По другим категориям грантов нужно проводить серьезнейшую подготовку проектов. Это требует определенного времени. Таким образом, сбор документов, участие в конкурсах, общение с донорами и чиновниками становится основной работой. А это к волонтерству имеет отдаленное отношение.

Если человек сдает кровь, то есть становится донором, он получает некие социальные льготы. Как вы относитесь к тому, что волонтеры смогут получать если не деньги за работу, то хотя бы льготы?

Такой институт успешно действует в Европе. Каким-то образом это является бонусом для волонтеров. Но там организация добровольчества совершенно иная. Корпоративное волонтерство совсем на другом уровне. Большинство крупных формирований финансируется государством, крупными компаниями, они живут на спонсорские пожертвования. И наконец, степень вовлечения общества в эту культуру гораздо выше. Может быть и мы к этому когда-нибудь придем. Всему свое время.

Leave a Reply