Надежда для Дома надежды


В деревне Перекюля Ломоносовского района Ленинградской области, на небольшой уютно обустроенной территории, расположился уникальный в России бесплатный реабилитационный центр для алкоголиков «Дом Надежды на Горе». Уже 16 лет центр существует на частные пожертвования и регулярно находится на грани закрытия из-за отсутствия средств.

Занятие в "Доме надежды на Горе"

Занятие в «Доме надежды на Горе»

«Дом Надежды на Горе» был основан американцем Луисом Бентлом — папой Лу, как его здесь называли. Избавившись от пагубной зависимости при помощи программы «12 Шагов Анонимных Алкоголиков» (АА) – содружества, которое объединяет людей, желающих бросить пить — Бентл стал помогать другим. Приехав впервые в 1989 году в Россию, Бентл был потрясен, как остро стоит здесь проблема алкоголизма и тем, как мало внимания ей уделяется. Сначала он возил в США писателей, музыкантов, врачей, священников – всех, кто лично или профессионально имел дело с этой болезнью, затем был создан «Дом надежды на Горе».

За 20 лет Бентл вложил в помощь в борьбе с алкоголизмом в России более $7 млн, невзирая на увещевания своих детей. Он думал, что увидев эффективность модели, государство и общество заинтересуется и будет ее развивать, но этого не произошло.  Поэтому после смерти Лу Бентла в 2010 году  прекратилась  поддержка «Дома на Горе» и центр оказался еще в более тяжелом положении  —  по три раза за год находится на грани закрытия. В начале 2012 года выручила жертвовательница из Москвы, пожертвовав 1,7 млн рублей — «десятину» от продажи квартиры, как объяснила она по телефону. Затем в критический момент Комитет по социальной политике Петербурга выделил субсидию в 800 000 рублей, но в декабре центр опять остался без средств к существованию, и к тому же с 2 млн рублей долга. О проблемах с финансированием, почему так трудно искать средства на алкоголиков и почему реабилитация в центре полностью бесплатная, рассказала директор центра Светлана Мосеева.

Директор центра дом надежды на Горре Светлана Моисеева и Дмитрий Шагин (Митьки)

Директор центра Светлана Мосеева (вторая справа). Крайний справа — Дмитрий Шагин, член Совета директоров центра, лидер творческого объединения «Митьки»

Какой у центра бюджет?

Когда центр только открылся, его годовой бюджет составлял $65 000 (около 2 млн рублей. — Ред.), сегодня — это 10 млн рублей, и мы выживаем все 16 лет пока существуем. Куда мы только за эти годы не обращались — и в областное правительство, и в российские компании, и американские фирмы, который ведут бизнес в Ленобласти и Петербурге; просили губернатора о включении нас в строку бюджета; подавали заявки на различные гранты, в том числе и президентские, но реально мы получили одну субсидию в 2008 году после приезда в Центр губернатора Санкт – Петербурга Валентины Матвиенко. А кроме того — в  2011 и  2012 годах субсидии от Комитета по социальной политике  —  1,5 млн. и 800 тысяч соответственно.

Сейчас, после того как мы сообщили о том, что на конец года у нас 2 млн долга и 1500 рублей на счету, что сотрудники с октября не получали зарплату, нам пришла помощь от одной алкогольной компании и решение губернатора Петербурга поддержать Центр. Нам выделили средства из его Резервного фонда. Мы бесконечно благодарны Георгию Сергеевичу Полтавченко,  вице-губернатору Ольге Казанской, вице- губернатору Василию Кичеджи. Отдельная благодарность Председателю Комитета по социальной политике Александру Ржаненкову, который поднял наш  вопрос на заседании антинаркотической комиссии Правительства города. Нашу деятельность поддержал и главный врач городской наркологической больницы Дмитрий Константинов.

Нам не нужно 100% от государства, достаточно 30-40% бюджета, причем какую-то часть от города, какую-то — от области и регионов. Ведь, 50% наших пациентов – это иногородние люди, которые приезжают из самых разных уголков страны. К сожалению, очень слабая поддержка от бизнеса. Нам говорят: «Такой категории граждан мы не помогаем». Если государство не проявляет интереса к данной теме, то нет ориентации на нее и среди населения — есть другие, более почетные направления для помощи. А алкоголики, это как бомжи, ВИЧ, СПИД, наркомания – общество их игнорирует, несмотря на всю остроту проблемы.

Надо отметить, что да, прогресс есть, что все 100% бюджета — это российские деньги, но они  добыты огромными усилиями. Мы стационарное учреждение, а у нас практически нет регулярных поступлений. Фактически весь год, из месяц в месяц, мы работаем: наберем — не наберем. Мы устали так выживать, это ненормально. Кроме того, получается, что все держится на личных усилиях, связях. При такой ситуации невозможна преемственность, не получится скопировать и воспроизвести где-то еще работающую систему.

Какие цифры у вас по выздоровлению?

На данный момент у нас прошли реабилитацию около 5,5 тыс. человек, и порядка 4,5 тыс. членов их семей. Из пациентов:

  • 30% – многие годы стабильно трезвые: 2 года и более. Если говорить об одном годе, как это делает наркология, то можно увеличить цифру до 50%. Потом у людей вроде бы все получается, они перестают выполнять рекомендации и начинаются срывы.
  • 30% – кувыркаются: сорвались, потом возвращаются в сообщество и т.д..
  • 40% — либо еще не готовы или не мотивированы, либо это те, кому мы уже не можем помочь. Они находятся уже в такой стадии деградации, что не могут выдержать такой интенсив, у них уже нет ни физических, ни психических сил на это.

Какие вы можете привести контраргументы для тех, кто считает, что этим людям не стоит помогать?

Сегодня везде звучит тема социального сиротства. Откуда оно берется? Вот они корни где. В воскресенье к нам детишки из детского дома с концертом приезжали, все они из неблагополучных семей, там везде алкоголизм. Поэтому, если вы хотите помогать детям, то это – мы. Часть наших пациентов сами из таких семей, и они не могут вырастить иными, у какой-то части — дети уже стали наркоманами. И потом вокруг каждого алкоголика вовлечено в проблему около 15 человек — это родственники, коллеги, друзья, соседи. Соответственно выздоровление одного человека начинает отражаться позитивно на жизни 15 человек. Это как круги по воде.

Реабилитационный центр для алкоголиков Дом надежы на Горе (Ленинградская область)

Так выглядит Дом надежды

У людей, наверное, представление, что у вас  там одни бомжи лечатся. Что за люди ваши пациенты?

Да, мы берем из приюта Матери Терезы, но это трое из 28 человек, то есть 10%, все остальные – это «обычные» люди. Представлены все социальные слои: летчики, учителя, врачи, моряки, силовики различных ведомств, водолазы, шахтеры, пожарники, священники, психологи, рабочее сословие.  У нас, наверное, только космонавтов не было. Это и мужчины, и женщины. Возраст очень помолодел — до 35 лет у нас сейчас 50%, хотя 7- 8 лет назад, средний возраст – 40-45 лет – это была классика жанра. У нас сейчас даже бывают случаи, когда ждут достижения 18 лет, чтобы попасть в центр.

Когда у нас делают задание на тему истории химической зависимости, многие рассказывают, что первое попадание спиртного в организм произошло в 6-7 лет: на празднике, остались без присмотра, любопытно, что пьют взрослые… И тот, кто живет в условиях эмоционального стресса, у кого накопилось напряжение, пробует алкоголь и ему становится хорошо (он ловит тепло, пошло расслабление), то это мощнейший крючок на всю жизнь.

У вас такой опыт накоплен, что вы можете стать ресурсным центром для других НКО…

Да, у нас фактически все для этого есть, но все силы уходят на поиск средств, на выживание, а обращений по этому поводу из других городов у нас очень много. Мы будем обращаться в Минэкономразвития, которое отвечает сейчас за поддержку соцориентированных НКО.  Нужна системная поддержка, я не вижу другого выхода.

Сколько денег вам надо?

10 млн рублей на текущие расходы и 2 млн рублей — на развитие: привлечение специалистов, организацию семинаров и т.п.

Почему вы не берете никаких денег с пациентов, раз такая сложная ситуация?

Нам часто задают этот вопрос, но мы заняли принципиальную позицию в этом вопросе, мы не будем ни копейки брать с наших пациентов. Луи Бентл заложил принцип милосердия и бесплатности, и мы его сохраняем. Должна быть доступность для этой категории лиц, которая практически потеряла все. Мало того, что они теряют во время болезни, как правило, они выкладывают большие деньги, пытаясь пролечиться в медицинских клиниках, которые практически все платные. У них подорвано доверие ко всем, что и кто предоставляет помощь. Мы сохраняем бесплатность, чтобы дать человеку попытку поверить, что возможна помощь такому, какой ты есть. С другой стороны, да, помощь бесплатная, но они тоже платят цену, только она не в денежном эквиваленте, это цена усилий. Им приходится много работать.

Поэтому мы лучше закроемся, но мы так и останемся «Домом Надежды на Горе», который бесплатно помогал людям.

На момент публикации материала Светлана Мосеева сообщила, что пришла реальная помощь, которая обеспечит работу Центра на ближайшее время:

  • 500 000 рублей перечислил «Банк ВТБ» при взаимодействии с вице-губернатором Ольгой Казанской;
  • 1 млн рублей – группа «ЛСР», которая неоднократно помогала «Дому» в критические моменты;
  • При поддержке различных СМИ, особо канала «СТО», «5 канал», «Радио Россия», «Санкт – Петербург», сотни людей пожертвовали от 1 000 до 50 000 рублей. В общей сложности за несколько дней на расчетный счет Центра поступило 300 000 рублей.

«Это очень «дорогие» деньги! Самые «дорогие»! В них доверие, сострадание и надежда! Очень боюсь кого-то забыть, не назвать, очень хочется найти слова самой теплой и глубокой благодарности всем и каждому, кто услышав наш «SOS», хотя бы в душе сказал: «Это очень и очень нужно всем нам! Мы надеемся, что это начало объединения наших общих усилий по борьбе с алкоголизмом», — сказала Светлана Мосеева.

  1. ipagava

    это одно из самых старых, если можно так сказать, учреждений, работающих в нашей стране, эффективное в своем подходе, имеющее хорошую репутацию и известное именно что как «дом». хотелось бы, чтобы он и дальше работал и продолжал принимать под свою крышу людей, которым нужна помощь.

Leave a Reply