«Наша история»: что не бережём, улетит, как пепел


Воронежская общественная организация «Наша история» начиналась просто с увлечения своего молодого и амбициозного руководителя, а сегодня этот проект, направленный на историко-культурное просвещение общества и в первую очередь молодёжи, вышел на международный уровень. 

О разрушающихся памятниках, о востребованности разговоров об истории и о желании жить не «просто так» рассказывает 22-летний выпускник Воронежского государственного университета, член Молодёжного правительства Воронежской области, президент ВРКПОО «Наша история» Артём Кобляков.

Артём Кобляков

Артём Кобляков

Начало

История мне нравилась всегда, и в школе, начиная с 9 класса, я участвовал в олимпиадах, конкурсах и ЕГЭ тоже, конечно, сдавал по истории. Всё это привело меня на истфак. На третьем курсе я подумал: а не пойти ли мне в Молодёжное правительство Воронежской области. Чтобы попасть на должность, которая меня привлекала, — дублёр руководителя департамента культуры, — нужно было представить некий проект. Я хотел сделать что-то, что будет интересно мне самому, и понял, что это должно быть связано с историей. И придумал дискуссионный клуб, в котором собираются люди, чтобы обсуждать острые исторические вопросы, рассуждать, анализировать, делать выводы.

Темой первой встречи мы выбрали Гражданскую войну 1918-1922 годов. Исторический опыт говорит, что гражданская война – всегда плохо, катастрофично. Правых и виноватых определить сложно, государство меняется, перестраивается. Тогда мы потеряли империю и множество умнейших людей, которые эту империю строили. Но при этом нужно учитывать плюсы и минусы советской эпохи, её достижения и с уважением относиться ко всем этапам исторического развития.

Я вёл этот клуб, и сначала со мной в команде было всего три человека. Нам нужно было учиться соединять позиции, находить общее в двух противоположных мнениях, из месива разных теорий формулировать отношение к событию, чтобы у аудитории не было разрыва мозга, а возникала система в голове.

С каждым разом на заседания клуба приходило все больше людей. Мы почувствовали, что людям интересно, они зовут своих друзей, предлагают темы для обсуждений. Кстати, со своей девушкой Марией я познакомился в нашем дискуссионном клубе, она пришла к нам, потому что тоже интересуется историей.

Нас это увлекало. И для себя мы определили, что будем заниматься социальным служением посредством историко-культурного просвещения.

«Продаю культуру…»

Ещё мы стали делать исторические экскурсии по Воронежской области и проводить конкурсы – эссе и фото.

Фотоконкурс «Образы воронежской истории» должен показать контраст: с одной стороны, красоту нашего края, с другой – её разрушение. Есть то, что люди видят и чем восхищаются, но есть и хамское отношение людей к своей культуре. И мы хотели привлечь внимание общественности к этой проблеме.

У нас была такая фотография в 2013 году – стоит храм и табличка «Продаю». Не знаю, относилась ли эта табличка к храму или нет, думаю, вряд ли, но это реальная ситуация в маленьких городах – историко-культурные памятники продаются и сносятся.

Такие времена. Якубенко Анна

Такие времена. Якубенко Анна

Одна из моих любимых фотографий – «Духовное завещание». Скульптура митрополита Митрофания Воронежского на фоне нашего главного собора – Благовещенского – снята с такой скорбью, тоской, с ощущением, что столько всего оставлено нам в наследство, но мы это не бережём, всё как пепел куда-то улетает…

Рабочие моменты

В 2012 году у нас было 300 участников конкурса на региональном уровне, через год – 400. В региональном масштабе мы провели 6 недельных фотовыставок в торговых центрах – их могло увидеть огромное количество людей.

Между старым и новым. Моругина Анастасия

Между старым и новым. Моругина Анастасия

Трудности есть, конечно. Кто-то не читает Положение о конкурсе и присылает фотографии, снятые на телефон. Это, конечно, хорошо, что люди решили поучаствовать, но мы не можем такие работы брать. Иногда участники начинают накручивать себе голоса в соцсетях, чтобы получить приз зрительских симпатий. Это легко отследить: нужно посмотреть, кто ставит лайки, и написать кому-то из этих людей: «Откуда вы эту фотографию взяли? Знаете, что это за конкурс?» Отвечают: «Да, видели, проголосовали в приложении накрутки голосов». Приходится эту переписку высылать участнику и снимать работы с конкурса.

В этом году мы зарегистрировались как организация, выиграли грант у областного Департамента культуры, привлекаем спонсоров, фотоконкурс решили сделать международным, с привлечением участников из Сербии, Украины, Казахстана, Белоруссии… Но нужны люди, потому что пока всё основное организационное – на мне, и не всегда хватает времени и сил. Но несмотря на усталость и переживания я это делаю. Просто говорю себе, что это всё не зря, что никто кроме меня не сделает, что это нужно людям — и тем, которые любят историю и фотографируют, и тем, которые увидят и поймут, что свою историю надо беречь.

Мельница. Копытин Александр

Мельница. Копытин Александр

Люди

У нас есть помощники-волонтёры, и мы им объясняем, что они делают, какой смысл в этом во всем. Кроме того, они имеют возможность бесплатно участвовать во всех наших поездках, экскурсиях, концертах.

В конкурсе участвует много школьников, студентов. Осознанных, прочувствованных фотографий больше у людей постарше, у 25-27-летних. Видно, что в каждый ракурс, в каждый образ они вкладывают душу, и эту душу можно ощутить.

Предчувствие любви. Якубенко Анна

Предчувствие любви. Якубенко Анна

Победителем в одной из номинаций в прошлом году у нас был уникальный человек, известный в социальных сетях как Владимир Малдер. Он фотографирует андеграунд Воронежа: забирается на заброшенные заводы, в старые дома. Странноватый человек, но в этой странности гениальность. Мы с ним встречались, он водил нас в заброшенный советский дом, там валялись старые пластинки, говорил: «представьте, как играла музыка», – и включал на телефоне песни той эпохи. Ощущения противоречивые: и представляешь себя в том времени, и печально как-то…

Старинные мотивы. Евсеева Алина

Старинные мотивы. Евсеева Алина

О личном

Я крестился в сознательном возрасте. А моей крёстной стала директор Воронежской экспертной школы, где я проходил курс. В процессе обучения мы стали с ней дискутировать, разговаривать о жизни, о высоких вещах… И вот – теперь она моя крёстная, в трудную минуту я могу к ней прийти, поговорить, спросить совета. Это очень поддерживает.

Недавно прочел «Государя» Макиавелли. А в школе важной книгой было «Преступление и наказание» Достоевского, учит пониманию людей и тому, как непросто в гуще событий устоять, быть в осознанном состоянии. Сложность жизни в ней проявляется.

История меня заинтересовала, потому что класса с восьмого я хотел понимать, как управляется государство, как устроено общество, как они взаимодействуют. Помню, что меня очень впечатлили реформы Петра Первого. И хотелось не просто так эту жизнь прожить, а сделать свой вклад, внести лепту, и чтобы она была направлена на развитие и прогресс.

Серия интервью участников Школы общественного действия 2014. Школа организована фондом Андрея Первозванного. Цель школы – поддержка молодых общественных деятелей, а также содействие молодёжным социальным проектам в регионах России. В сентябре 2014 года прошёл двухдневный интенсив с презентациями, обсуждениями, мастер-классами, тренингами и семинарами. В них участвовали социальные проекты более чем из 30 городов.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply