«Дети Марии»: главное – не бояться меняться


Художественный центр «Дети Марии» уже почти двадцать лет успешно работает с детьми из коррекционных школ-интернатов и детских домов-интернатов для детей с умственной отсталостью. Координатор программ центра Юлия Лосева — о том, как арт-терапия меняет жизнь особых детей и почему даже успешным организациям нужно заниматься развитием и учиться менять себя.

Юлия Лосева

Юлия Лосева

«Главное, чтобы ребенку нравилось творить»

— Центр создала художница Мария Елисеева. В 1993 году она начала работать с группой детей из интерната. Организации тогда ещё не было. Были Мария, несколько её друзей и дети. Потом они поняли, что нужно регистрировать организацию, и в 1997 году был создан «Художественный центр „Дети Марии“». Правой рукой, главным помощником и первоначально единственным нашим донором был муж Марии, один из основателей компании «Яндекс» Илья Сегалович, который, к нашему прискорбию, умер в 2013 году.

Илья Сегалович и Мария Елисеева

Илья Сегалович и Мария Елисеева

Постепенно всё это выросло в довольно большую организацию. Сейчас у нас в течение года занимаются около 200 детей из шести-семи интернатов, с которыми мы сотрудничаем. Это и коррекционные школы-интернаты, и детские дома-интернаты для детей с умственной отсталостью.

За эти годы многие наши воспитанники подросли, и некоторые из них попали во взрослые психоневрологические интернаты (ПНИ). Мы по возможности стараемся отслеживать их судьбу, поддерживать с ними связь и возить их на занятия.

— Каковы основные направления работы центра?

— Мария – художник, поэтому все началось с живописи. Но довольно быстро появилась керамика, потом рукоделие (лоскутное шитье, валяние, гобелен и другие виды), а также музыка (дети разучивают простые мелодии на фортепиано, на гитаре, поют). Кроме того, дети учатся готовить. Получается, что в среднем ребёнок попадает к нам на занятие раз в неделю.

Мы пытаемся расширять спектр занятий для ребят. Например, на даче у Марии построена мастерская — это была их с Ильей мечта. Там проводит занятия гончар, который учит детей работать на гончарном кругу, и сейчас ребята регулярно ездят туда и занимаются. В московской студии у нас нет технической возможности сделать это. А там они выполняют работы, которые требуют большого пространства, — мозаику, например. Это здорово и интересно. Это какие-то совсем новые ощущения и новые возможности для детей чему-то научиться. У нас нет цели вырастить из них профессиональных художников. Ведь к нам приезжает много тяжелобольных детей с задержкой в развитии, и мы не ждём от них каких-то особенных результатов. Главное, чтобы ребёнку нравилось творить, чтобы он занимался этим с удовольствием, и не так важно, как у него получается.

Но если у ребёнка открываются способности и он хочет профессионально этим овладеть, чего-то достичь, мы всячески этому способствуем – помогаем найти учебное заведение, оплачиваем образование в колледже.

Ещё у нас существует большая программа – организация зимнего и летнего лагеря для детей. В лагере гораздо больше разных видов художественных занятий, кроме того мы ставим спектакли, занимаемся спортом.

Несколько лет назад мы начали программу с Первой школой города Беслана. С 2007 года мы ездим туда раз в год, наши сотрудники и волонтёры проводят мастер-классы для всей школы, мы вместе с ребятами расписывали стены. А несколько раз мы привозили оттуда детей в наш летний или зимний лагерь. Дети, которые приезжали к нам в 2007, в этом году окончили школу и уже второй год ездят к нам в лагерь как волонтёры.

«Закон Димы Яковлева» и Шекспировский фестиваль

— Ваш центр занимается еще и обучением детей иностранным языкам. Расскажите, пожалуйста, об этом.

— По школьной программе наши ребята вообще не изучают иностранные языки, потому что в коррекционных школах не предусмотрен такой предмет. А у многих есть большая мотивация к изучению языка – они иногда бывают за границей, контактируют с иностранцами, им хочется говорить. И у некоторых есть хорошие способности. Сейчас у нас два основных языка – английский и итальянский, потому что у нас есть программы поездок в Италию и Англию. Занятия ведут волонтёры, индивидуально или в маленьких группах, чаще всего приезжая в сам интернат.

К сожалению, сейчас, после принятия так называемого «закона Димы Яковлева», всё труднее стало вывозить детей за границу, даже в образовательные поездки. Этот закон ударил не только по усыновлению — детей-сирот вообще запрещено вывозить за границу, если они там будут проживать в семье. А раньше наши дети в течение месяца летом жили в итальянских семьях. Число этих семей с каждым годом увеличивалось. Это был колоссальный опыт для детей, и, как ни удивительно, это почему-то было очень привлекательно для итальянцев, они даже создали свою общественную организацию «Друзья „Детей Марии“», вместе с нами и педагогами интерната очень тщательно подбирали, какому ребенку какая семья больше подойдёт. Они не какие-то богатые люди – итальянская провинция, самые обычные семьи со средним достатком, но они готовы были прилагать усилия, чтобы занимать, развивать и развлекать ребенка, заботиться о нём. Ребята, когда приезжали оттуда, конечно, болтали по-итальянски, потом перезванивались с семьями, переписывались.

Но теперь детей в Италию вывозить не разрешили. Поэтому последние два года мы ездим туда только с выпускниками интерната, которые уже достигли совершеннолетия.

Тогда же, когда был принят «закон Димы Яковлева», было выпущено постановление о том, что никаких программ с проживанием в семьях быть не должно. Только лагерь или отель. В Англию мы так и возим детей – на Шекспировский фестиваль. Наши дети в течение года репетируют спектакль, что-нибудь из Шекспира, а в апреле едут в Стратфорд-на-Эйвоне, где в день рождения драматурга проводится фестиваль театральных коллективов со всего мира. Мы уже пять лет ездим, играем спектакль на фестивале и проводим несколько дней, осматривая местные музеи и даже рисуя в городе на пленере. Там мы живем в отеле, и эти выезды Департамент соцзащиты нам разрешает. Это тоже потрясающий опыт для детей – и побывать в Англии, и поучаствовать в фестивале, это расширяет горизонты сознания ребят, их представление о мире.

Шекспировский фестиваль

Фото с сайта http://mariaschildren.ru

У 4-го интерната, с которым мы сотрудничаем, была программа поездок в Швецию при поддержке Фонда Владислава Третьяка, и нескольких детей шведы усыновили. Причём даже не ставилась такая цель – усыновление. Просто дети имели возможность летом пожить в семье в Швеции, многие несколько лет подряд ездили в одну и ту же семью, по-настоящему сроднились с принимающими семьями.

Мы участвовали в этой программе – два года подряд проводили для принимающих семей семинары с участием психолога. Эта программа тоже прекратила свое существование после принятия «закона Димы Яковлева», и даже Третьяк ничего не смог сделать.

«Нам нужны серьезные преобразования»

— Ваша организация участвовала в программе британского благотворительного фонда Charities Aid Foundation (CAF) «Точки роста», направленной на профессиональное развитие и финансовое укрепление НКО в России. Какие задачи вы ставили перед собой, придя в программу?

— Когда CAF предложил такой грант на развитие, мы поняли, что нам многое нужно, но, оказывается, нет ничего труднее, чем менять самих себя.

Мы решили, что нам точно нужно сделать новый сайт. Тот сайт, который у нас был, несколько лет назад сделал нам волонтёр. Конечно, прекрасно, что у нас есть такие волонтёры, и мы им очень благодарны. Но дизайна на сайте не было как такового, технически и морально он устарел, и мы в итоге сделали новый портал. Там, в том числе, есть интернет-магазин, в котором мы предлагаем наши сувениры – как сами детские работы (картины, керамические поделки), так и разную печатную продукцию с рисунками ребят (открытки, магниты, календари), которую мы давно успешно делаем и продаём. Мы этим занимаемся еще с 1990-х годов, и раньше в основном сувениры продавались на ярмарках или просто дарились разным нашим друзьям и донорам. Но мы понимаем, что аудитория у нашей продукции может быть гораздо шире, чем на ярмарке, и надеемся, что через интернет-магазин значительно увеличатся наши известность и доходы.

То есть, новый сайт мы сделали практически с нуля – он теперь на другой платформе, с другим дизайном, с улучшенной структурой.

Скриншот нового сайта mariaschildren.ru

Скриншот нового сайта mariaschildren.ru

— Хотели бы вы вновь принять участие в такого рода программе?

— Нам нужны более серьезные преобразования, потому что сайт – это оболочка и отражение, а нужна реорганизация. Мы запланировали, что будем привлекать специалистов для консультаций, чтобы кто-то со стороны посмотрел на нашу ситуацию и подсказал, как улучшить административную структуру.

Дело в том, что у нас сейчас две организации с одной Марией во главе. Так получилось, что «Дети Марии» имеют юридическую форму общественной организации, а это накладывало довольно большие ограничения на то, что мы можем делать. И в какой-то момент CAF нам посоветовал открыть благотворительный фонд. Тогда мы зарегистрировали вторую организацию – благотворительный фонд «Пеликан». В «Пеликане» у нас появились социальные педагоги, которые осуществляют индивидуальное сопровождение детей и выпускников, и мы хотим расширить это направление работы. Но сложно структурировать деятельность в одной организации, а в двух тем более… Поэтому мы нуждаемся в совете со стороны.

Не только организационное консультирование стоит денег. Важна юридическая сторона: как правильно все прописать, составить документы. Тут без специалистов не обойтись.

Вообще, это очень правильно, что CAF дает деньги на развитие, потому что деньги на программы для детей найти проще. Когда говоришь, что мы хотим, например, провести зимний лагерь, на это средства найти не так сложно, поскольку это всем людям понятно – и простому обывателю, и любому донору.

А вот что касается необходимости средств на новый сайт, тем более на административные преобразования в организации, то это зачастую воспринимается неоднозначно, и найти на это деньги непросто. Поэтому руководители CAF – большие молодцы, они озабочены развитием наших НКО и находят на это средства. И, конечно, мы благодарны банку JP Morgan, который готов финансировать такую программу.

Сами бы мы опять искали какую-то волонтёрскую помощь. А когда эти средства есть, появляется возможность привлечь гораздо более квалифицированных специалистов, есть возможность выбора.

Фото с сайта http://mariaschildren.ru

Фото с сайта http://mariaschildren.ru

«Нельзя сказать, что с финансированием всё хорошо, потому что мы не знаем, что будет завтра»

— Есть ли у вас проблемы с финансированием и со спонсорами?

— Мы успешно справляемся и надеемся, что так будет и впредь, но этого удаётся добиться ценой довольно больших усилий, поиска, и останавливаться нам нельзя. Нет такого, чтобы мы могли сидеть сложа руки с уверенностью, что у нас уже есть средства на будущее. Мы всё время ищем, привлекаем новых людей. Ситуация в стране сейчас тревожная, и нельзя ни на что рассчитывать. Нельзя рассчитывать на одного донора, даже на одну группу доноров. Непонятно, кто из них вообще здесь останется, если политическая ситуация станет более напряжённой. Все слишком непредсказуемо.

Мы пытаемся получать средства от государства – подаём заявки на гранты в Комитет общественных связей Москвы, Тверская управа нам иногда средства даёт. Но с государством всё тоже непредсказуемо. Совершенно не знаешь, какой завтра выйдет закон, и как он изменит ситуацию.

В основном, привычка тратить деньги на благотворительность есть у иностранных корпораций. Но в условиях эмбарго и ухудшения международных отношений, есть вероятность, что многие компании уйдут из России. В том числе уйдут их благотворительные программы.

Из российских компаний не так много, кто готов к постоянному сотрудничеству. И, как правило, российские компании выделяют не такие большие деньги. У нас просто ещё не успела сложиться культура благотворительности.

Поэтому сказать сегодня, что у нас все хорошо с финансированием, невозможно, поскольку мы не знаем, что будет завтра.

«Мы сразу говорим, что мы вне политики»

— Как вы взаимодействуете с государственными структурами?

— Мы не один раз получали гранты от Комитета общественных связей Москвы и, надеемся, будем ещё получать.

Кроме того, мы сотрудничаем с местной управой Тверского района Москвы. У нас от них помещение в безвозмездное пользование для досуговой работы с населением. Иногда с их стороны бывает финансирование наших мероприятий, но сейчас оно сильно сократилось. Года три назад это было регулярно, а сейчас эпизодически.

Но любое сотрудничество с государством – это палка о двух концах. Конечно, мы понимаем, что бесплатное помещение в центре Москвы – это очень много, но за это мы должны иногда принимать участие в некоторых мероприятиях по просьбе управы. В политических акциях мы наотрез отказываемся участвовать, хотя и об этом иногда нас просят. Например, недавно просили подписать подписные листы за каких-то депутатов перед выборами в Мосгордуму. Но мы от такого отказываемся и сразу говорим, что мы вне политики.

А вот если выставка художественных работ или Масленица в парке — это мы пожалуйста, с удовольствием примем участие.

— Какие советы по профессиональному развитию вы бы дали вашим коллегам из других НКО, занимающихся сиротской проблематикой? От чего бы предостерегли? На чем бы предложили сделать упор?

— Я пришла к выводу, что все программы, нацеленные на дальнейшее развитие, занимают гораздо больше времени, чем кажется первоначально. Оказывается, сайт делается не за три месяца, а намного дольше. И интернет-магазин тоже. На это нужно больше времени и сил, чем кажется сначала. Поэтому мой совет – рассчитывать свои силы. Хотя их трудно рассчитать, пока ты в это не ввяжешься. Видимо, главное всё-таки – не бояться меняться.


Это интервью — в серии бесед с представителями НКО, получивших поддержку по программе «Точки роста».

«Точки роста» — комплексная программа CAF, которая существует с 2009 года и направлена на поддержку организационного развития НКО. В 2012-2015 году она реализуется при софинансировании ЕС, Фонда Ч.С. Мотта и JP Morgan Philanthropy Foundation. Некоммерческие организации участвуют в образовательных семинарах, пользуются консультационной поддержкой специалистов CAF Россия и получают финансирование на реализацию своих проектов. Главное условие программы заключается в том, что НКО не могут тратить полученные средства на работу с конечными благополучателями: все деньги нужно использовать на собственное развитие и укрепление, чтобы стать устойчивее и в будущем иметь возможность лучше и эффективнее помогать своим целевым группам.

В 2013-2014 гг. в рамках программы «Точки роста» свои концепции организационного развития и достижения финансовой устойчивости, разработанные в рамках программы, воплощали в жизнь 22 НКО из разных регионов.

Сейчас, когда многие проекты уже завершились, а другие подходят к концу, мы решили поговорить с руководителями НКО и проектов о том, что дала им программа, и как она отразилась на их основной работе.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply