Эксперты о корпоративном волонтерстве. Владимир Хромов


Школа социального волонтерства и Добровольческое движение «Даниловцы» предлагают серию публикаций о корпоративном волонтерстве. Каждая статья – это мнение эксперта, представляющего или бизнес или благотворительное сообщество. Для нас важно, чтобы корпоративное волонтерство перестало быть диковинкой и чудачеством, а стало одной из публичных и обсуждаемых тем, а со временем и традиционной составляющей работы бизнес компаний и корпораций.

Эксперты о корпоративном волонтерстве. Владимир Хромов.

Хромов

Владимир Хромов — директор Союза волонтерских организаций и движений (СВОД). По образованию экономист. Около 10 лет проработал специалистом в Сбербанке. 5 лет был волонтером группы «Доноры — детям» фонда «Подари жизнь».  С 2008 по 2011 член правления, руководитель проекта развития госпитального волонтерства в благотворительном фонде «Подари жизнь». В 2010 вместе с руководителями наиболее известных московских волонтерских организаций создал СВОД.

Что такое корпоративное волонтерство?

Корпоративное волонтерство (КВ) — это волонтерские программы, реализуемые силами сотрудников том или иной компании. Это может быть частью корпоративно-социальной ответственности, составляющей стратегии по продвижению собственного бренда или одним из инструментов по повышению эффективности работы и мотивации персонала. Обычно компания преследуют все три цели.

Например, какое-нибудь предприятие, производство которого экологически вредно, реализуя проекты КВ, с одной стороны, улучшает свой имидж среди местных жителей, с другой стороны, повышает мотивацию сотрудников своей команды. С третьей стороны, появляется прекрасная возможность отчитаться перед акционерами о социально ответственном бизнесе, предоставить результаты губернатору, государству и так далее.

Отличительная черта КВ в том, что оно реализуется именно в рамках компаний. В этом случае я не отношу к корпоративному волонтерству ситуацию, когда сотрудники просто договорились и сами по своей инициативе поехали куда-то. Это просто волонтерство.

КВ — стандартная практика, она включена в работу практически всех крупных компаниях мира.

Как помогает в работе с персоналом?

Корпоративное волонтерство несомненно может помочь в работе с персоналом. Во-первых, оно развивает горизонтальные связи между сотрудниками. Не только между сотрудниками одного уровня, но между руководством и рядовыми сотрудниками. На работе они находятся в рамках управленческих вертикалей, а во время субботника директор может копать грядку или убирать мусор вместе с обычным клерком. Они общаются на равных: разговаривают, шутят и т.д. Это упраздняет барьеры, часто возникающие  во время общения, повышает эффективность взаимодействия.

Сотрудникам также важно понимать, что они не просто отсидели свои восемь часов рабочего времени, но еще и сделали что-то важное. Каждому хочется принять участие в хорошем деле. В этом смысле КВ, безусловно, разнообразит деятельность сотрудников.

Я встречал исследования о том, что КВ повышает творческую составляющую в работе сотрудников, люди начинают мыслить креативно, предлагать новые идеи, становятся более самостоятельными, не боятся обсуждений, в том числе с руководством. И это, конечно, положительно сказывается на работе компании.

КВ — часть пиара

Существует ключевая идея: любая бизнес структура заточена не только на зарабатывание денег. Она является частью социума. Таким образом, она взаимодействует со стейкхолдерами – ключевыми партнерами из общества. Это могут быть государство, местные общины, СМИ, бизнес партнеры, общественный некоммерческий сектор. Компания, реализуя КВ, делает больше, чем должна, хотя, на самом деле, ничего не должна. Таким образом, она позиционирует себя в качестве положительного участника общественных отношений, повышает свою репутацию, налаживает связи в разных сегментах общества, что тоже повышает ее эффективность.

Для российской действительности это, безусловно, очень перспективно. Однако слишком многие компании действуют в рамках исключительно своих интересов и потребностей. Представим себе моногород и технологически грязное производство, вредное не только для работников компании, но и для окружающих – родственников, жен, детей. Естественно, возникают вопросы, почему компания загрязняет окружающую среду? Почему она не обеспечивает медицинскую помощь? В данном случае компания просто вынуждена проводить различные социальные или экологические акции для снятия негатива.

Конечно, речь идет не о разовых акциях, а о серии спланированных мероприятий. Например, посадка лесополосы в загрязненной зоне (шлаки, отходы) — это улучшение среды. Через 20 лет сегодняшние дети будут там гулять уже со своими детьми.

И речь идет не только о вредном производстве. Даже таким компаниям как KFC или McDonalds важно положительно позиционировать себя в глазах общества. КВ в этой области приносит не какую-то мифическую выгоду, а абсолютно реальную, связанную с имиджем организации.

О капитализации

Мы знаем, что одна из важнейших задач компании, кроме получения прибыли, – это повышение ее капитализации. В современном мире важной, если не самой существенной составляющей частью капитализации, является стоимость бренда. Стоимость бренда Apple оценивается примерно в 250 миллиардов долларов. Или компания Facebook – ее как базы производства материальных благ не существует, ее нет в предметной области в материальном мире, это просто некая виртуальная среда, которая позволяет людям эффективно общаться, обмениваться информацией, создавать сообщества и так далее… Важнейшая составляющая ее стоимости – это бренд. Соответственно, когда есть вложения в бренд, то повышается и стоимость компании.

КВ может стать одним из вложений в бренд.

Примеры компаний с КВ

Два года назад я делал большой анализ на эту тему. В России программы КВ реализуются только крупными компаниями. Средние и мелкие практически не берутся на такие проекты. Если их собственники хотят сделать доброе дело, они обычно просто жертвуют деньги. Есть четкое разделение. Корпоративные волонтерские программы – это крупные компании, благотворительность – это средние и мелкие.

Есть два типа компаний, которые занимаются социальным корпоративным волонтерством. Это «дочки» западных компаний – Citigroup, Amway, DHL, Deloitte, Deutsche bank, Boing, BBDO, KPMG, Kraft foods и так далее. Фактически в каждой «дочке» эти процессы являются нормой и лежат в области ответственности менеджеров по корпоративно социальной ответственности (КСО) и управлению персоналом.

Второй блок больших компаний – это российские компании, взявшие в качестве стандарта западные технологии управления, и вместе с этим скопировавшие реализацию корпоративно социальной ответственности и волонтерства. Можно назвать «Росбанк», «Уралсиб», МДМ, «Северсталь», «Трансаэро», МТС, «Вымпелком», «Юникредит Банк».

Например, сотрудники компании Amway в рамках одной из очень известных акций мыли помещения федерального центра гематологии и иммунологии. Государство построило больничные корпуса, площадь которых десятки тысяч квадратных метров, но чтобы завести туда оборудование и начать лечить детей, нужно было все это отмыть от строительной пыли. Сотрудники Amway наряду с другими волонтерами все это сделали. Все очень просто и логично – Amway не только производит и продает чистящие, моющие средства, но и помогает в своей области онкобольным детям.

Известна акция компании Henkel, когда ее сотрудники посадили вместе с детьми из больницы НПЦ медицинской помощи детям в Солнцево  «Аллею Henkel».

Компания IBM реализовала программу профориентации для детей из детских домов и школ-интернатов (в основном, подростков). Сотрудники знакомили подростков с деятельностью, показывали дата-центр, серверные, как устроен обмен информацией.

Третий очень большой блок волонтерства – юридическая помощь и сопровождение НКО. Это программа реализуется компаниями большой четверки – PricewaterhouseCoopers, KPMG, Deloitte и Ernst&Young – крупнейшие юридические аудиторские мировые конторы, у которых в России есть дочерние компании. Сотрудники бесплатно предоставляют свои услуги НКО.

Внутреннее противоречие КВ

В 90% случаев КВ — это одноразовые истории, которые проводятся три-четыре раза в год и, соответственно, не носят характер регулярного корпоративного волонтерства. Это в общем понятно. Тратить силы и ресурсы на волонтерские мероприятия каждую неделю — это нерационально. Работник должен работать. Если же он вместо работы или в ущерб работе регулярно занимается какими-то посторонними делами, пусть даже хорошими, то компания теряет деньги.

Поэтому в корпоративном волонтерстве есть некий парадокс и даже внутреннее противоречие. Преимущественно КВ — это разовые акции. Но в этом случае компании не оказывают существенного влияния на состояние социального сектора в целом.

Опыт запада и России

Насколько я знаю, западные компании реализуют много программ, связанных с образованием, когда сотрудники учат бедных, бездомных. Очень многие программы связаны с просвещением людей в области прав, правил, финансовых вопросов. Существуют программы по повышению квалификации, проекты, связанные с экологией, защитой различных меньшинств и так далее. Популярна тема энергосбережения.

Но надо понимать, что в западных странах социальная и экономическая ситуация лучше, чем в России, а людей, которые буквально умирают, гораздо меньше. Поэтому там основной акцент делается на культурно-просветительские и информационные программы. В этом смысле, конечно, компаниям гораздо удобнее в этом участвовать, так как они могут делать это не отходя с рабочего места.

В России, за редким исключением, все корпоративное волонтерство сводится к покраске заборов, субботникам, разовым поездкам. На большее фантазии у менеджеров по КСО пока не хватает.

Корпоративное волонтерство  и некоммерческие организации

Сотрудничество бизнес компаний и НКО в области корпоративного волонтерства очень неоднородно. Тут есть и отрицательные, и положительные примеры. Все зависит от разумности людей, которые это делают, а также от их готовности к партнерским отношением с некоммерческим сектором. Очень часто бывают ситуации, когда компания решается делать что-то доброе, понимает, что не обладает знаниями и достаточным авторитетом, чтобы быть допущенной в социальные или медицинские учреждения, договаривается с НКО о взаимодействии и после нескольких совместных мероприятий отказывается от НКО. Мол, мы уже все знаем, взяли контакты врачей, мы понимаем, что нужно детям, вы нам больше не нужны. И на возражения НКО, что мы же десять лет ходим, мы знаем все тонкости, компания отвечает, что сама справится. И велика вероятность, что не справится.

В этом смысле одна из проблем развития корпоративного волонтерства в том, что бизнес компании не видят НКО в качестве партнеров.

Исключением являются случаи, когда НКО — крупный известный бренд, взаимодействие с которым приносит компании выгоды, в том числе и финансовые. В качестве примеров таких брендов можно привести фонды WWF, Greenpeace, «Подари жизнь», фонд помощи хосписа «Вера» и так далее. В этом случае логика компании – связать свой бренд с чем-то позитивным в головах потребителей. В итоге часто создается медийный повод, в рамках которого строятся детские площадки при больницах, но при этом люди узнают, что компания, продающая газировку, причастна к этому доброму делу. В данном смысле неважно, по какому поводу прозвучал бренд компании, главное, чтобы это было в позитивном ключе.

Но при этом важно понять, если какая-то компания хотела бы запустить волонтерскую программу, связанную с больницей, то неплохо бы ей взаимодействовать с теми, кто имеет профессиональный опыт в этом, то есть с НКО.

Потенциальное сотрудничество компаний и НКО часто нивелируется низким профессионализмом компании, с одной стороны, и низкими переговорными знаниями НКО, с другой стороны. Большинство НКО не могут достойно себя позиционировать и отстаивать свои интересы, договариваться о правилах и их соблюдении. Компании же часто не понимают или игнорируют понятные, простые вещи на которых строится социальное волонтерство или благотворительность.

Сотрудничество с НКО выгодно бизнес компаниям.

Сотрудничество с НКО выгодно бизнес компаниям. Во-первых, компания сама по себе, даже если она очень известная — непрофессионал в благотворительной и волонтерской сфере. В организации работы с детьми важен не бренд сам по себе, а позиция руководителя медицинского или социального учреждения. Его не интересует, будут с детьми играть, рисовать или плясать. Его главный интерес – отсутствие жалоб от тех, кому оказывают помощь. Интересует его также и отсутствие претензий со стороны проверяющих органов (прокуратуры, органов здравоохранения). Не должно возникать вопросов, на каком основании неизвестные люди присутствуют в детской больнице?

Опыт показывает, что компании обычно не понимают, как выстроить системную, регулярную работу в социальном или медицинском учреждении или не хотят этого понимать. Есть некие люди, которые являются инициаторами, администраторами проекта. Обычно это штатные работники. Есть идеологи, которые задали вектор, что можно внедрять в компании подобные вещи. У них совершенно свое представление о том, что должны делать сотрудники, какие права они имеют и так далее. Известны случаи, хотя, к счастью, это редкость, когда сотрудники компании едут в детский дом, как будто на выезд на природу, на шашлыки, с ящиком спиртного. И порой начинают выпивать уже по дороге в автобусе, после чего довольные, счастливые и развязные выходят к детям.

Любой руководитель детского дома понимает свои риски и ему надежнее знать, что у бизнес компании есть партнерские отношения с известной ему НКО. Если что, будет кого отругать и выгнать.

Во-вторых, у компании нет информации о потребностях тех людей, которым она хочет помочь. Что подарить детям, сколько их, какие они, что у них уже есть, где найти детский дом? В пять детских домом уже позвонили, везде отказали… А можно было бы позвонить в НКО. Для компаний НКО могут стать источником информации, причем проверенной.

В третьих, НКО может взять на себя часть работы. Только не стоит этим злоупотреблять. Нередко компании, как ни странно, пытаются сбагрить на НКО часть своей работы – составление списков, обеспечение транспортом, договоренности о дне проведения акции и так далее. Плюс к этому и благодарственные письма. Были случаи, когда компании считали, что НКО должны быть счастливы с ними взаимодействовать.

Для НКО бизнес может стать партнером и даже источником ресурсов. Однако это отнюдь не первая стадия сотрудничества. Мелкие НКО, когда к ним общается компания, порой думают, что они подружатся, а потом будут деньги. Это большое заблуждение, компании не собираются давать денег НКО после первой совместной акции по корпоративному волонтерству. По крайней мере, если это заранее не согласовано и не закреплено документально.

Да, компании могут помогать ресурсами. Но важно, чтобы все это было четко проговорено — и общая задача и ответственность каждой из сторон. Например, в детском доме течет крыша. Можно сделать акцию для детей «платой», за которую со стороны компании будет финансовая помощь для починки крыши. Но это должно быть проговорено заранее и зафиксировано в договоре. Если НКО не заключила соглашение о сотрудничестве, если в нем не написано, что в рамках акции «Раскрась мир яркими красками» компания «Кенгуру» покупает шифер и кладет его на крышу, то компания уже после акции скажет: «Извините, бюджет утвержден, но руководство не одобрило, шифер купим в следующий раз, через год».

Если же НКО является брендом, то тут уже бизнес компании выстраиваются в очередь для совместных проектов, так как для них это является прямой финансовой выгодой. Брендовые НКО могут даже выставлять некую планку пожертвований, в соответствии с которой они делают те или иные акции. Если компания хочет совместно с известной НКО силами своих сотрудников устроить праздник для детей-сирот или детей с серьезными заболеваниями, то им предлагается договор, где компания обеспечивает минимальное пожертвование в размере 500 тысяч рублей. Эти деньги НКО потратит на помощь подопечным. И компания идут на это, потому что им гораздо проще продвигать свой бренд таким образом, чем покупать рекламу на телевидении.

Сейчас я не вижу больших перспектив сотрудничества компаний и НКО по корпоративному волонтерству.

Риски для компаний

Если компании решат заняться благотворительностью и волонтерством сами, то это рискованный путь. Риски, конечно, зависят от специфики деятельности.

Можно банально навредить ребенку. Неподготовленные корпоративные волонтеры могут сделать не то или не так, в результате чего кто-то может пострадать. Есть классическая история с дарением дорогих подарков сиротам, ее не упоминает только ленивый. В некоторых детдомах под новый год до 20 выступлений Дедов Морозов и раздач подарков, иногда по два в день. Детей собирают в зал, потом администрация с удовольствием забирает подарки, куда-то их распределяет, часть выдает детям. В данном случае есть риск полной профанации идеи и траты ресурсов впустую. Конечно же, есть специфические риски. Например, риск занесение инфекции в стерильное отделение больницы. Риск неадекватного поведения, разглашения конфиденциальной информации. Известны случаи из серии «редко, но бывает»: едут волонтеры в лифте, обсуждают в подробностях больного ребенка при посторонних, а оказывается, что с ними в лифте едет родственница этого малыша, она идет к врачам, устраивает скандал, и волонтеров выгоняют.

Или возьмем, к примеру, акцию по украшению хосписа. Сотрудники некой компании украшают помещение к Новому году, а мимо на каталке провозят умирающего больного, и какая-нибудь сотрудница потом переживает неделю, а то и там же падает в обморок. Либо сотрудник компании видит больного ребенка, начинает по своей инициативе к нему приходить, собирает деньги на лечение, ребеночек уезжает и умирает. Все в ауте: что же мы тут полгода помогали, развлекали, все было весело, а ребенок все равно умер?

Подводных камней очень много. Много специфики, с которой компаниям некогда разбираться, это не их тема. В этом контексте взаимодействие с НКО для компании очень удобно, если ее представитель стремится все сделать «по уму».

Возможные схемы КВ

Универсальной схемы КВ не существует. Ее нужно разрабатывать для конкретной компании, которая решила эти проекты делать.

Очень часто у компании много внешних ограничений, которые не вполне позволяют ей достойно реализовать и даже нарисовать схему корпоративного волонтерства. К ним относятся, во-первых, специфические взгляды управленцев на то, как это должно быть. И эти взгляды не будут меняться. Или будут за редким исключением. Большое значение имеют и традиции «мы раньше делали так и будем так делать дальше», инертное мышление сотрудников, однобокость.

Для организации КВ важно на первом этапе, чтобы человек познакомился с опытом и мнением профильных НКО. А где он еще возьмет конкретику?

Первый вопрос к ответственному за КВ в компании – ограничивает ли он в практическом смысле корпоративное волонтерство четырьмя акциями в год или есть планы иметь что-то большее? Даже если ограничивает, то важно знать, какие акции будут в приоритете? Есть ли готовность работать в социальной сфере или, к примеру, с больными детьми? Как будут привлекаться на акции сотрудники: по приказу или свободно?

Любой менеджер по КСО имеет бюджет на КВ. Он может составить сетку планируемых мероприятий. Их желательно не выдумывать из общих соображений, а предварительно узнать и разобраться в сути вопроса: где реально нужна помочь и что хотят и могут сделать сотрудники компании?

Необходимо понять, кто может быть партнером из некоммерческого сектора и договориться с ними о сотрудничестве. То есть, понять область их интересов и четко обозначить им область своих.

Предположим, я остановился на сиротской теме. Тогда, я бы в интернете пролистал рейтинги некоммерческих организаций, нашел бы три-четыре самых авторитетных в этой области и пообщался бы с ними. С той НКО, с которой у нас возникло бы понимание, я стал бы взаимодействовать. Может быть, даже с несколькими сразу. Дальше я бы попытался понять проблемы сирот, чисто по-человечески, хотя это сложно для менеджера коммерческой компании, потому что он находится вне информационного поля. Осознав проблему, я бы понял, где мы принесем наибольшую пользу. Очень часто программы корпоративного волонтерства реализуются не в чистом виде, а на стыке нескольких направлений – благотворительная помощь, организация каких-то мероприятий, реализация проектов сотрудников при финансировании их компанией, некий пиар для продвижения, публичные выступления на форумах, конференциях, семинарах. И вот становится понятно: есть детские дома, в детских домах есть проблемы социализации выпускников, подростков лет пятнадцати, которые через три года выходят из детдома. Почему бы ими не заняться?

Можно сделать программу по развитию их профессиональных компетенций с помощью сотрудников. Значит, нам нужен партнер НКО, которая постоянно присутствует в учреждении и знает все про детей. Она может обеспечить нам сбор детей в конкретные дни на эти семинары, обеспечить договоренность с учреждением об их транспортировке, поездке в наши офисы для общения и обучающих мероприятий. Это можно сделать с помощью хорошей системной работы.

Я априори исхожу из того, что сотрудники компании вызываются участвовать в КВ добровольно. Их нельзя ни в коем случае никуда загонять. Потому что всегда найдется тот, кто упрется рогом и скажет, что есть его рабочие обязанности и ни в какой детский дом он не поедет. И он будет прав. Насилие — это опять-таки дискредитация идеи. Добро насильно никто не делает.

Далее на внутреннем информационном ресурсе компании (а он есть у большинства крупных компаний) создается отдельная страничка этого доброго проекта, там участники постят новости, описывают свои ощущения, выкладывают фотки, видео-зарисовки, собирают подарки на дни рождения – то есть, общаются вокруг этой темы и, соответственно, создают горизонтальные связи.

В моем восприятии, даже если раз в месяц в компанию будет приезжать группа сирот и сотрудники будут их учить — это значимо для всех.

Советы начинающим

Совет № 1

Если хотите сделать что-то волонтерское, то помните: до вас подобное уже делали, ничего нового придумывать не стоит. Важно изучить опыт предшественников.

Совет № 2

Важен надежный партнер из некоммерческого сектора. Он может существенно облегчить задачу и сделать свою часть работы профессионально и без косяков.

Совет № 3

Стоит опираться на людей. Даже если есть приказ сверху, то инициативная группа сотрудников, которая придумает формат мероприятия, – это важная поддержка. В данном смысле можно реально понять, что они волонтеры, они заслуживают свободу выбора и сами могут определить, что делать. А руководитель программ КВ — мостик между персоналом и руководством компании, а также человек, который может ресурсно помочь в этой ситуации.

Совет № 4

Углубляться в тему и разбираться, что вы хотите сделать, иначе очень легко допустить глупость. Например, не нужно везти в детские дома дорогие подарки или подарки в большом количестве.

Совет № 5

Любая помощь, полученная легко и безвозмездно, бессмысленна и даже вредна. За исключением ситуации, когда человек умирает от голода. Если вы хотите кому-нибудь помочь, надо дать людям возможность эту помощь заслужить и сделать вам за нее что-то хорошее. В формате с детьми это просто, это может быть конкурс. 50 человек участвуют, 10 их них едут в Москву, где каток на Красной площади. Во всем этом участвуют корпоративные волонтеры. То есть, дайте людям возможность заслужить помощь и сделать добро в ответ. Еще можно посоветовать такую вещь: о добре нужно рассказывать. И рассказывать об этом можно как внешним партнерам, так и внутри компании.

Совет № 6

Нужно думать на перспективу, думать, что будет за этой акцией, что мы хотим сделать еще для детей, надо мыслить стратегически, пытаться понять, к чему это ведет. Год мы поездили в детский дом, а дальше что? Пытаться намечать более крупные вехи, может, даже включать это в стратегию компании, в бюджет.

Ну и последнее: нельзя упустить из виду правовые вопросы. В частности, соблюдение прав конфиденциальности информации, законности использования фото- и видеоматериалов, соответственно, некую этику выстраивания отношений с теми, кому мы приехали помогать. То есть, следует минимально обучить сотрудников полезным навыкам помощи в конкретной ситуации.

Справка

Добровольческое движение «Даниловцы» – это общественная организация, которая с 2008 года непрерывно организует долгосрочную и регулярную работу волонтерских групп в больницах и сиротских учреждениях, работу с инвалидами, многодетными семьями, стариками, бездомными, заключенными. «Даниловцы» — это ежегодная помощь более чем 4000 подопечным, 18 постоянно действующих волонтерских групп, почти тысяча добровольцев.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply