Содружество «Добрый Питер»: нормальная реакция на кризис – развитие сотрудничества.


Слово «кризис» в переводе с древнегреческого означает «решение». Экономический кризис для благотворительных организаций – время поиска новых способов выживания. Но обязательно ли решения должны быть принципиально новыми? Благотворительный фонд «Добрый город Петербург» предложил сравнительно небольшим организациям города на Неве нечто давно известное и действенное – кооперацию. Так появилось содружество «Добрый Питер», в которое вошли 12 организаций, среди которых благотворительные фонды «Яркая жизнь», «Счастливое будущее», «Точка опоры», общественная организация «Хрустальные люди». О том, как функционирует эта неформальная коалиция, рассказывает директор фонда «Добрый город Петербург» Дарья Буянова.

Дарья Буянова. Фото: личная страница ВКонтакте (vk.com/daria4dd)

Дарья Буянова. Фото: личная страница ВКонтакте (vk.com/daria4dd)

— Меняются реалии: кризис заставляет НКО снижать расходы на фандрайзинг. Например, организация может отказаться от участия в акции, от которой небольшой фандрайзинговый эффект, но которая помогает рассказать об организации горожанам. В прошлом году исполнилось 10 лет фестивалю «Добрый Питер». Последний раз в нём участвовало около 50 организаций. И многие из участников говорили, что сборы были хоть и неплохие, но меньше, чем в 2014 году. Некоторым НКО хватает и того, что получилось собрать, и они готовы продолжать участвовать в фестивале, как и прежде, а некоторые сказали, что готовы участвовать, только если расходы на изготовление печатной продукции, шариков и футболок возьмёт на себя организатор фестиваля. Из этого мы сделали выводы. Во-первых, опасно допускать, чтобы небольшие организации ушли в тень и «варились в собственном соку», пестовали тех жертвователей, которые у них уже есть, и меньше заявляли о себе в городе. Во-вторых, нам тоже нужно искать способы продолжать делать наше дело с меньшими затратами и с большим эффектом. Пообщавшись с коллегами из московского благотворительного собрания «Все вместе» мы тоже решили создать сообщество благотворительных НКО – собственно, оно у нас уже и было, только неоформленное, многие из организаций участвуют в наших акциях из года в год, кое-кто – с самого первого фестиваля. Так мы создали содружество «Добрый Питер» — это нечто отличное от фестиваля. Фандрайзингом на подготовку фестиваля занимается наш фонд. Содружество же предполагает, что каждый его участник вкладывает что-то в общее дело. То есть мы создали коалицию, чтобы вместе проводить фандрайзинговые мероприятия и представлять нашу работу в информационном поле, продвигать небольшие организации. Сейчас в содружество входят 12 фондов. Проект работает с февраля этого года.

Мы запланировали ряд совместных акций. Например, участие содружества в московском «Душевном базаре» — то есть мы подали заявку и прошли конкурс, именно как содружество. Коллеги нас спрашивали, почему в нашем содружестве нет таких крупных и известных организаций, как, например, «АдВита» или «Ночлежка». Но на сегодняшний момент наш проект – это способ продвижения для небольших или узкоспециализированных организаций. Так им проще рассказать о себе, как об организациях, работающих по определённым принципам и готовых к кооперации.

— В чём выражается вклад каждой организации-участника в общее дело? Это обязательно финансовый вклад или возможно что-то другое?

— У каждой организации есть какой-то ресурс, которым она готова поделиться. У кого-то это волонтёры, у кого-то это своё помещение, в котором можно регулярно проводить встречи, не платя за аренду, у кого-то это выход на партнёров и спонсоров, у кого-то есть свои специалисты по пиару и так далее. То есть кто чем может, тем и вкладывается. 

— Какая польза от содружества тем организациям, которые уже в него входят?

— Организации, входящие в содружество, в большой степени опираются на частные пожертвования. А частные пожертвования сократились из-за кризиса. Но возможность вместе что-то обсудить, спланировать очень важна. Ещё один фактор: у фонда «Добрый город Петербург» много партнёров. При этом в каких-то сферах (например, в вопросах работы с пожилыми людьми) мы чувствуем себя экспертами, а какими-то сферами мы вообще не занимаемся (например, детьми-сиротами). Но запросы наших партнёров, которые обращаются к нам, часто бывают адресованы именно организациям, которые занимаются тем, чем не занимаемся мы. И мы направляем партнёров в те организации, с которыми мы работали и про которые знаем, что они заслуживают доверия. Ещё содружество – это возможность быстро делать совместные проекты. И организаторам таких мероприятий, как тот же «Душевный базар», удобней иметь дело с содружеством, т которого туда поедут несколько фондов со своей сувенирной продукцией. Также надо сказать, что совместные акции, которые инициирует кто-то из членов содружества, позволяют каждой нашей организации экономить свои ресурсы – например, не нужно всем нагружать своих пиарщиков.

— Крупным НКО такая форма, как содружество, не может быть интересна?

— Да нет, вероятно, может. Но содружество существует для пиара и фандрайзинга. А у любой крупной организации есть свои каналы фандрайзинга и есть свой имидж, который она не хочет размывать. Брэнд содружества больше в плюс небольшим фондам, которые таким образом заявляют о себе, как об участниках какой-то большой организации.

Добрый питер

— Что нужно организации, чтобы войти в ваше содружество?

— Содружество основано на доверии. Хотя у нас прописана формальная процедура вхождения организации в состав участников: подача заявки, обсуждения заявки членами содружества, организация может представить чьи-то рекомендации, мы смотрим также на наличие годового отчёта, активности в интернете и так далее. На данный момент у нас есть 10 организаций, с которыми мы создали содружество и 2 организации, которые присоединились позже в качестве гостей содружества (они не принимают участие в принятии решений, но участвуют в наших общих мероприятиях). Для того, чтобы присоединиться к нам в статусе гостя, у организации должен быть ресурс для обеспечения своего участия в содружестве (как минимум, контактное лицо, готовое всегда быть на связи) и опыт участия в фестивале «Добрый Питер» или других знаковых мероприятиях. Наше содружество – это партнёрский проект, в котором каждый приносит остальным какую-то пользу. Ещё важно, чтобы организация видела бы в числе своих задач необходимость развития благотворительного сообщества. Например, мы делаем «Ресторанный день» – мероприятие достаточно затратное. Поскольку мы делаем это впервые, то не знаем, какой будет фандрайзинговый эффект. Но исходя их опыта мы предполагаем, что эффект будет не очень большой. Но мы берёмся за это, чтобы обеспечить содружеству выход на публику, возможность самопрезентации. А если у какой-либо организации ресурсов хватает только на осуществление своей основной деятельности, то едва ли этично будет с нашей стороны просить их тратить часть этих ресурсов на не очень прибыльное дело.

– Как можно заинтересовать бизнес небольшими НКО?

— Если сотрудники какой-либо компании готовят свои волонтёрские акции, то им как раз удобнее обратиться в небольшую профильную благотворительную организацию за советами или за какими-то ресурсами. Крупным НКО это не очень интересно, их работа выстроена так, что какие-то разовые предложения могут быть даже помехой. И многим волонтёрским группам не очень интересно обращаться в крупные НКО, так как во всём, что касается акций, там технологически чётко выстроенный процесс. Люди приходят, говорят, что хотят как-то помочь, им тут же дают инструкцию: «Делайте вот так и так». А у потенциальных волонтёров часто есть запрос: «А можете с нами поговорить? Расскажите, как вы работаете, что вы думаете о проблемах, с которыми имеете дело». У небольших НКО на это больше энтузиазма. А наш фонд выступает гарантом того, что НКО, с которой мы рекомендуем сотрудничать, адекватна. Иногда компании проще включить в реестр своих благополучателей наш фонд, а уже мы перечисляем пожертвования от этой компании в конкретную НКО и следим за отчётностью. Это может работать, например, так: в прошлом году мы делали спортивный марафон для одной крупной петербургской компании, и они выбирали, кому направить пожертвования, собранные во время этого марафона. Мы порекомендовали им несколько организаций. Одна из них – это обувная фабрика «ТИБОЖ», на которой работают люди с особыми возможностями здоровья. Компания про неё ничего не знала, но знакомство состоялось – сотрудники компании съездили на фабрику, и в этом году компания уже сама говорит, что будет перечислять пожертвования снова этой фабрике.

— Содружество – только на время кризиса?

— Думаю, что нет. Когда работаешь внутри сектора, становится понятно, как много в Петербурге опытных НКО, очень разных и интересных. Но когда общаешься с людьми далёкими от этой сферы, оказывается, что про большинство организаций многие ничего не знают. Когда я пишу какие-то тексты для бизнес-сообщества и употребляю выражение «некоммерческие организации», меня иногда просят написать вместо этого «благотворительные фонды» потому, что только так всем понятно, о чём речь. Так что вне зависимости от кризиса надо что-то менять и как-то ещё рассказывать людям о социально ориентированных НКО. Думаю, что кризис нас просто подтолкнул к созданию содружества. Люди привыкли реагировать на кризис, замыкаясь на своём ближайшем круге, обрубая кажущиеся лишними связи. Но это ошибка. Нормальная реакция на кризис – развитие сотрудничества.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply