«Мы тоже классные, мы хотим дружить»: как растет фонд «Галчонок»


28 августа в Москве в саду «Эрмитаж» пройдет семейный инклюзивный фестиваль Галафест-2016, который уже в третий раз проводит благотворительный фонд «Галчонок». Фестиваль собирает обычных и особенных детей, чтобы через совместную игру, через общение научить их дружить.

Накануне фестиваля «Филантроп» поговорил с президентом фонда Ольгой Журавской о звездах, творчестве и росте. 

О фестивале

ОЛЯ Журавская

Ольга Журавская

Идея фестиваля родилась три года назад, когда фонд был еще совсем молодой, и нам хотелось рассказать о своих подопечных, их возможностях и успехах как можно большему числу людей. Ведь по статистике у 80% людей в России почти нет друзей с особенностями, и это связано, прежде всего, с тем, что нет площадок для совместного времяпрепровождения. Мы очень хотели показать окружающим, что дети с особенностями развития – это такие же дети, как и все другие, им очень нужны дружба и понимание. Главная магия Галафеста в том, что он позволяет в рамках единого игрового пространства познакомить между собой детей с разными возможностями и научить их взаимодействовать друг с другом, а родителям помочь узнать больше об инклюзии, о том, как включить детей с особыми потребностями в повседневную жизнь и дать им шанс найти новых друзей. Галафест стал первым инклюзивным фестивалем общегородского масштаба, и в этом году в Саду Эрмитаж мы ожидаем рекордное число гостей – около 5-7 тысяч!

Фонд«Галчонок»
 Благотворительный Фонд «Галчонок» создан в 2012 году для помощи детям с органическими поражениями центральной нервной системы (ЦНС). Фонд помогает в лечении и реабилитации, а также оказывает социальную и психологическую поддержку детям и их семьям, занимается инклюзивным образованием. Идея «Галчонка» появилась у Галины Чаликовой, первого директора Фонда «Подари жизнь». Фонд ведет несколько проектов, цель которых — улучшить здоровье и облегчить жизнь подопечных и их семей. 

Учителя и уроки

Вообще, фонд был создан, можно сказать, абсолютно случайно. Я была волонтером и большим другом фонда под названием «Подари жизнь», чьим директором тогда была Галина Чаликова. Я Галю искренне считала и продолжу считать всегда не только моим огромным другом, но и моим учителем. Мне кажется, что не каждому в жизни так везет как мне — учиться у лучших, но мне повезло. 

Как-то так вышло, что нам с Лидой (Лидой Мониавой — прим.) выпало от Гали по заданию. Лида пообещала Гале довести до ума нашу давнюю мечту про «Дом с Маяком» — детский паллиативный центр, хоспис, в котором все было бы не хуже чем в тех детских хосписах, которые мы вместе ездили смотреть в Англию.

Галафест(1) (1)

Меня Галя попросила сделать маленький фонд, который бы помогал паллиативным детям с органическими поражениями ЦНС.

Сейчас мы помогаем паллиативному отделению в НПЦ «Солнцево», но в результате мы пошли не совсем тем путем, о котором мечтала Галя, а своим путем, как оно и бывает.

Галя свои задания раздавала налево и направо, мягко говоря, не стесняясь. Мы — все ее ученики и друзья, включая «ТатьянВиктну» (Т.В. Краснову — прим) потом собирались и пытались понять, как и кто может помочь друг другу. Сначала после ухода Гали мы все были в таком горе, в таком каком-то ватном состоянии, но потом потихоньку начали приходить в чувство, формулировать пространство добра, как это делала Галя. Старались компенсировать миру потерю Гали в виде нашего коллективного желания не дать ее идеям пропасть.

О трудностях и инвесторах

Пожалуй, самое сложное было назвать фонд, а также найти инвестора, готового дать денег на начало работы фонда: на зарплату директору, на аренду помещения, на самые элементарные нужды. Название пришло к нам в виде рассказа Вали (Валентин Коновалов — прим): «Когда Галочка родилась, принимавший роды доктор пока баюкал ребенка при осмотре, все приговаривал: «Ну надо же, какой галчонок родился». Вот так Галя и стала Галей», — закончил свой рассказ Валя, а меня как током ударило.

«Ну все, — сказала я. — Так мы фонд и назовем, замкнем круг. Наша Галя ушла, но вот такой Галчонок родился.

А инвестор нашелся благодаря вмешательству высших сил, не иначе. Я просто написала пост в живом журнале, объяснила ситуацию, а человек неожиданно оставил комментарий, что согласен дать деньги на административные расходы в течение первого года. Этого человека зовут Константин Шевченко, мы до сих пор ему благодарны за это.

О команде

Когда фонд только начал работать, мы вообще не понимали, что мы делаем. То есть мы старались собирать деньги, оплачивать детей и латать дыры, но у нас не было концептуального понимания, чем же мы толком занимаемся, какая у нашего фонда миссия.

Первый год нас очень штормило, мы набирали людей и расставались с людьми, не сойдясь во взглядах на работу в благотворительном секторе. К слову, от первоначальной команды фонда остались только двое сотрудников — Яна и Ксения. Яна занимается паллиативным направлением, а Ксения — адресной помощью.

Об идеях и проектах

Галафест(2)

У фонда на данный момент шесть проектов. Это «Ловцы над пропастью», фестиваль Галафест, спектакль «Стиховарение», который даже не заявлен на сайте фонда как проект. Идейно их можно объединить под слоганом «мы тоже существуем, мы тоже классные, мы хотим дружить».

На фестивале мы представим наш новый проект — фотовыставку «Люди и Птицы». Это абсолютно уникальный артпроект, который для фонда создает один из лучших фотографов-портретистов мира Сергей Берменьев: в объективе мастера звезды российской культуры, искусства и спорта в оригинальных «птичьих» масках ручной работы с символом фонда – маленьким галчонком в руках.

Все наши проекты по инклюзии так или иначе связаны между собой.

Мы учим детей и взрослых общаться друг с другом в максимально комфортной безопасной зоне, где каждому найдется чем заняться.

Идея Галафеста родилась именно так: нам вдруг стало ясно, что нет такого летнего городского фестиваля, который бы учитывал потребности и наших детей тоже. Мы хотели дать возможность всем детям поиграть, а всем взрослым — отдохнуть. Вот и вся идея нашего фестиваля.

О звездах

Однажды я сидела на кухне с моей близкой подругой Чулпан (Чулпан Хаматовой — прим. ред.) и ныла, что мне нужна была не просто звезда, а очень ответственный человек, готовый помогать в раскрутке фонда как бренда, ведь фондам популярность необходима, увы, как воздух: чем популярнее фонд, чем он известнее, тем больше у фонда возможность рассказать о своих проектах потенциальным благотворителям.

«Есть только один человек, только одна звезда, с которой мы можем об этом поговорить», ответила мне Чулпан. И сразу же добавила: «Боже, во что я тяну ни в чем не повинного человека».

Юля (Юлия Пересильд — актриса, попечитель фонда — прим. ред.) согласилась сразу. Нам даже не пришлось объяснять все подробности. Юле было важно знать, что есть люди, которым нужна ее помощь и она приняла решение взвалить фонд на себя.

Звезда не обязательно должна быть «закреплена» за определенным фондом.

Мы стараемся привлекать к нашему фонду молодых ярких звезд, не обременяя их ответственностью попечителя и они просто помогают нам в рамках своего свободного времени, графика, и доброго сердца.

К примеру, в рамках проекта «Стиховарение» и в рамках Галафеста нам удается привлечь невероятное количество талантливых людей, так как развлекать публику, дарить людям хорошее настроение и чутко чувствовать других — это то, что является неотъемлемой частью их профессии. Актерам просто удобно сотрудничать с нами, так как совершенно понятно, что от них требуется.

О болезнях и радостях

Нам очень хотелось уйти от стигмы болезни. Общаясь с нашими детьми, мы довольно скоро выяснили, что помимо каких-то очевидных ужасов, с которым им приходится сталкиваться, особняком стоят две серьезные проблемы: им негде учиться и над ними смеются дети. Почему дети смеются и дразнятся, — вот вопрос над которым мы долго думали.

Можно долго спекулировать на эту тему, но, если коротко, нам кажется, что типичные дети просто в большинстве своем не привыкли к вариантам нормы, и уж точно их никто не учил правильно реагировать, не раня чувств окружающих.

Другими словами, виноваты опять получались мы, взрослые. Мы и сами, кажется, не умеем толком дружить с людьми с особыми потребностями, будь то дети или взрослые, нас тоже никто не учил.

Советский союз проводил последовательную политику сепарации тех, кто не был похож на маленьких октябрят с открытки. Чтобы исследовать эту область и понять что же нас всех связывает, мы придумали наш проект «Ловцы над пропастью».

Этот проект рассказывает истории людей, так или иначе оказавшихся в общем информационном поле. Это и врачи, и соцработники, и родители, и учителя, и актеры, много помогающие фондам, и даже сами дети — все эти истории очень талантливо описаны Катей Пицык, большим другом нашего фонда.

Об игре и учебе

Журавская

Так или иначе, осознав, что, помимо прочего, нам негде учиться и играть, мы начали изучать рынок инклюзивного образования и веселья. Если хочешь хорошо — сделай это сам.

У фонда большой совместный проект по инклюзии детей с особыми потребностями совместно с ЦПА (Центр проблем аутизма – прим. ред.). Этот проект абсолютно уникален не только потому, что мы смогли интегрировать высококачественную инклюзию в рамки общеобразовательной структуры, но еще и потому, что нам было действительно важно визуализировать для себя такое особенное место, где мы бы хотели, чтоб наши дети потенциально могли бы учиться.

В будущем идея инклюзивного образования выйдет на другой уровень и ее смогут перенять другие школы. Это вот такая наша мечта.

Говорить о стереотипах тяжело. На самом деле, люди продолжают бояться наших детей, брезговать ими. Но Москва не сразу строилась, от Галафесту к Галафесту, мы верим в победу.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply