«Опека превратилась в карательный орган»: приемная мама о сложных детях и взрослых


Юлия Павлюченкова, руководитель фонда «Хочу верить», президент «Национального антинаркотического союза», мама 12 детей, из которых четверо кровные и восемь приемные, рассказала «Филантропу», с какими сложностями сталкивается приемный родителя, воспитывая непростых детей и особенно общаясь с органами опеки.

Юлия Павлюченкова и ее семья

Юлия Павлюченкова и ее семья

«Мне 39 лет, и  20 лет я – приемный родитель. Тогда даже термина такого не было, все были просто опекуны… И, надо заметить,  дети не были идеальные.

У меня были и дети с ЗПР, с умственной отсталостью, был мальчик-маугли, с рынка, который в 9 лет вообще ничего не знал, а психологи опеки мне говорили: «Верните этого идиота, он садист и убийца». Сейчас он с отличием закончил топливно-энергетический колледж, учится на 3-м курсе вуза.

Был опыт, когда один мой мальчик хотел назад в детский дом, потому что там можно было пить, курить и гулять, а у него был бурный пубертат. И когда его спрашивали, обижают ли его дома, он тут же отвечал: «Конечно, знаете, как меня бьют!».

И он рассказывал, что мы его кормим одной гречкой и перловкой. Он говорил это всем соседям, знакомым. И его втихаря подкармливали. Он был мощным манипулятором, он до 9 лет жизни в детском доме усвоил, «как себя вести с бабами» — так он называет женщин до сих пор. И все его кормили, клали ему на телефон деньги, и так далее… А что,  если бы это было сейчас? Представьте последствия. А тогда нам даже опека сочувствовала, он сменил 5 или 6 школ, и нам говорили: «Ну, хотите — верните его,  мы понимаем вас». Но у нас были свои внутренние принципы, и мы  не вернули, но мы нашли способ его обучения в кадетском корпусе. Он и сейчас дальше обучается в системе военного образования. И он изменился! В сентябре мальчику исполнилось 18 лет, вроде бы уже самостоятельный и взрослый, проживает отдельно в общежитии, учится…а семья-то нужна! Хочется чувствовать себя нужным.  Недавно  приезжал на каникулы – прямо идеальный ребенок. Кстати, квартиру по достижению 18 лет ему не дали — исключили из плана обеспечения жильем, потому что обучается в другом регионе. Типичные отговорки сотрудников опеки.

Сейчас нас тоже опека поставила в известность, что в связи с историей семьи Светланы Дель с проверками придут и в другие семьи – и в нашу тоже. Причем не просто сотрудники опеки, а еще и какие-то психологи. Якобы это устное распоряжение руководителя департамента соцзащиты Москвы о проведении внеплановой проверки».

Я стояла у истоков Школы приемных родителей (ШПР) в Москве и Ассоциации приемных родителей Москвы.  С опекой тогда были рабочие конструктивные отношения, опека была союзником: вовремя подсказывали нюансы, помогали. Но сейчас постепенно и незаметно опека превратилась в карательный орган.

Со мной говорят на повышенных тонах, я ощущаю себя каким-то преступником, который все время вынужден что-то скрывать, быть все время в тонусе, что завтра придут, что-то найдут и так далее.

И еще, получается, мне надо быть в сговоре с поликлиниками, травмпунктами, школами?  Я почему-то должна бояться педагогов, их доноса, что у ребенка шишка. А у меня на каникулах моя приемная девочка толкнула дверь и попала по лбу моей кровной дочери, и теперь у нее шишка и ссадина, да еще и собака поцарапала. Теперь дочь выглядит, как избитый ребенок  с затекшим фиолетовым глазом. А если бы это был приемный ребенок? Меня бы тут же обвинили, что я ее избиваю?

Опека выстраивают с нами отношения, считая будто двоечниками и плохими учениками. Наш сегодняшний разговор с опекой закончился так: «Наш вам дружеский совет – детей хотя бы больше не набирайте!».  А как же слова президента, не указ? А Конституция, которая каждому ребенку гарантирует шанс на семью!? А еще нам, приемным родителям, постоянно говорят: «Мы вам платим 18 500! Вы оборзевшие, вы зажрались!»».

 

 

  1. Алла

    Зачем таким как Павлюченкова дети? Для пиара и тюнинга. Я такая хорошая, дайте мне все денег и власти. Браво! Отличная находка, пиар-менеджер как никак, заочненько, кое-как, но обучилась кое-чему. Я лично знаю это циничное лживое и жадное до чужих денег существо. Сколько разрушенных семей на счету этой самки, как она сама себя называла, к скольким женатым мужчинам она лезла в постель? С депутатов и бизнесменов — денег поиметь. С офицерами спецназа- к чужой славе примазаться да с их крепкими телами потешиться. И тряпки покупала, и гаджеты дарила, лишь бы удержать и увести от жены. Сама давно со счета сбилась длинному списку своих коротких связей. Если родная бабушка сказала, что на ней пробу негде ставить, что про остальных говорить, кто ее знает лично. Весь Реутов знает про депутата Абанкина, и за что он ей квартирку подарил. И дивизия Дзержинского в курсе, с какой гуманитарной помощью летала в Ханкала, с запасом презервативов. Самые приличные из цитат этой святоши: Совести у меня нет. Твой муж-моя добыча. И это все- беременной женщине, которой вот-вот рожать. Будь проклята, Павлюченкова. Земля круглая. Тебе ещё все вернётся. Аминь.

  2. Виктория

    Статья как-будто прервалась на середине, читала-читала, оп! и уже конец. С таким человеком нужно более развернуто общаться,видно же, что для приемных родителей новичков -кладезь знаний.

Leave a Reply