«Репутация – главный капитал благотворительной организации»: Катя Бермант о фондах и мошенниках


Директор фонда «Детские сердца» Катя Бермант активно включилась в кампанию по борьбе с фондами-мошенниками и сборщиками денег на улицах городов. В интервью «Филантропу» одна из основателей ассоциации «Все вместе» рассказала, как ассоциация планирует бороться с лжеволонтерами и почему мошенники обязаны своим успехом честным НКО.

— Почему именно сейчас «Все вместе» решили начать эту кампанию? Что-то меняется, мошенников стало больше? Активизировались в кризис?

pvl_mg_7253

Катя Бермант, директор фонда «Детские сердца». Фото Павел Ососов

— Раньше на улицах Москвы появлялись «гастролеры» из других городов и только летом. Сейчас «работают» круглый год – значит, ради стоит и померзнуть.

 Значит, собираются уже такие значительные суммы, что лжеволонтеры получают хорошую зарплату.

Может быть, и кризис подтолкнул жуликов активнее действовать.

— Что вас больше всего расстраивает в этой истории с мошенниками?

— Больше всего меня расстраивает то обстоятельство, что честные благотворительные организации лет двадцать тяжело работали, приучая людей к мысли, что фондам можно и нужно доверять, что мы реально существуем, что мы помогаем, а теперь плодами нашей работы пользуются мошенники, обирая граждан. Гадко, когда людей обманывают в их лучших чувствах.

— Почему это явление опасно, чем оно грозит cектору?

— Лжефонды порочат репутацию фондов настоящих. Репутация – это главный капитал благотворительной организации. Ведь если нам перестанут верить это будет губительно прежде всего для больных детей, неимущих стариков, для сирот и многодетных семей. Они не получат лечения, помощи и образования.

Ведь никто не будет разбираться, где честный, а где нечестный фонд – скажут: «Мы знали!  Они такие все, жульё!».

— А в западных странах есть мошенники в благотворительности?

— Не знаю, наверняка есть. Мерзавцы водятся везде, просто я предполагаю, что есть более эффективные механизмы регулирования, чем у нас – впервые столкнувшихся с проблемой. На западе история благотворительности длинная. Мы отстаём на сто лет.

— Почему не все фонды поддерживают инициативу «Все вместе»? 

— Сейчас около 110 фондов подписали декларацию. Думаю, что будет еще много подписей. Конечно же, кто-то не подпишет, но это нормально – в лагере добра никогда не бывает единогласия. Это зло весело объединяется, а мы так не умеем. Мы будем вдумчиво оттачивать формулировки.

16807288_1297389180297748_6950257199941747865_n— Почему мошенников так много сейчас? Результат ли это вашей работы?

Безусловно – это наш результат. Благотворительность стала массовым явлением. Там появились не огромные, но все же деньги. Жульё среагировало тотчас.

— Вас сейчас беспокоят именно уличные сборщики или онлайн-мошенники тоже? 

— Сейчас наша задача «убрать» их с улиц.

Если мы сможем договориться с властями и победить хотя бы в Москве – будет создан прецедент и тогда всем другим городам будет уже проще.

Конечно, они сразу же уйдут в интернет. Их и сейчас там много: зеркальные сайты, «фальшивые» просьбы, взломанные аккаунты.

— Какие виды сборов на улице возможны, а какие нет?

— В декларации мы написали, что ни один честный фонд не собирает НАЛИЧНЫЕ на УЛИЦЕ. Есть технология фандрайзинга «face to face», но это подписка на электронные рекуррентные платежи и вполне безопасно, а главное прозрачно и подотчетно. Можно отказаться от платежа, можно изменить сумму, можно проверить куда пошли деньги.

— Ну и как действовать, если видишь мошенников, звонить 112?

— Предполагаю, что нужно звать полицию. Как только сбор денег на улице перестанет быть таким «комфортным» им станет труднее находить «сборщиков», суммы уменьшатся и мы начнем с ними борьбу в интернете.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Добавить комментарий