«При такой мощной поддержке у нас не было шансов провалиться!»: 5 лет фонду «Галчонок»


14 ноября благотворительный фонд «Галчонок» отметил 5 лет. Специально для «Филантропа» Мария Сафронова поговорила с президентом фонда Ольгой Журавской-Юшиной о том, все  начиналось, когда «Галчонку» удалось встать на крыло и какие ему предстоят полёты.

Ольга Журавская, фото предоставлено пресс-службой

Об истории

— Ольга, я недавно пришла в фонд. Расскажи, с чего начался фонд?

— Вот смотри. Сейчас фонду 5 лет. Это значит, что если бы он был человеком, ему бы исполнилось 35 лет — он отучился, набрался опыта и, наконец, начал работать в полную силу. Вспоминаю начало, и становится немного страшно, потому что второй раз духу не хватит это сделать, как мне кажется. Только умерла Галя Чаликова, а мы договорились сделать фонд по её завету, набрали первую рабочую группу. Тогда нам очень помогла с регистрации и прочей бюрократией Маша Хадеева — известный в мире благотворительности человек. И вообще много известных в благотворительности людей помогали нам всячески: давали советы, предлагали каких-то людей и прочее. Не всегда у нас всё выходило гладко, но хочу сказать, что все старались на невероятном энтузиазме.

Я не чувствовала себя в пустыне, мне подставляли плечо. Дело в том, что благотворительная тусовка для меня сложилась благодаря фонду «Подари жизнь»: мы уже много лет были вместе — лет 10 друг друга хорошо знали, в том числе с другими фондами. Если сравнивать с тем, что сейчас в НКО, это, конечно, «небо и земля», потому что 5 лет назад был кадровый голод. Причём даже те, кто уже имел опыт работы, не понимали, где нужно подтягивать свое образование. Всем фондам было очень тяжело. Даже сейчас тяжело найти человека на управленческую позицию, а тогда мы вообще ничего не понимали. Даже не знали, где взять детей-подопечных.

Причём это глобальная неуверенность проявлялась в неожиданных местах — перед интервью я панически боялась вместо «органические поражения центральной нервной системы» в какой-то момент ляпнуть «неорганические», потому что от волнения в памяти всплывал учебник химии за 8-й класс.

А к середине интервью я была уже не очень уверена в том, что я — учредитель фонда, начинался практически тремор, до того было страшно. Всё было в новинку, и иногда мы двигались почти вслепую.

Но всё-таки нам помогало двигаться то, что нам было на кого равняться. У нас была путеводная звезда — золотые стандарты, которые нам передали старшие коллеги. Они подняли для нас планку довольно высоко.

Как за 10 лет фонд «Подари жизнь» изменил мир

— На кого вы все ориентировались, кто был стандартом?

— Во-первых, Галя Чаликова — такой абсолютно невероятный человек. Наверное, каждый может сказать про своего любимого человека, что он невероятный. Но в случае Гали – это не субъективная эмоция. Она была директором фонда «Подари жизнь», стояла у истоков вообще всей российской благотворительности. Во-вторых, Вера Васильевна Миллионщикова — она была у истоков хосписного движения. Они обе — это трактора-сподвижники, если их можно так назвать, по мощи своей — как машины-бронетранспортеры невероятной силы и добра. И естественно, они обе очень сильно дружили с Лизой Глинкой, которая к сожалению, умерла в прошлом году.

Наша большая удача, что золотые стандарты у нас уже были, и мы понимали, на кого равняться и в каком направлении двигаться.

Но всё равно нас штормило: непонятно было, как к нам будут обращаться дети, откуда они о нас узнают, как мы будем проверять реабилитационные центры, где нам найти экспертизу, и каким образом привлекать деньги? Словом, у нас было 220 вопросов, которые срочно нуждаются в ответах, а их не было. Тяжело вспоминать до сих пор это время.

Об удаче и звездах

— Когда случился перелом и дышать стало легче?

— Неожиданно начались чудеса. Первое чудо началось с человека по имени Константин Шевченко, который пожертвовал деньги на первый год работы фонда: чтобы мы сняли помещение, набрали людей на работу. В тот первый год, собственно, к нам пришли Ксюша Онопко, которая до сих пор с нами и возглавляет блок работы с семьями подопечных, и Яна Полецкая, координатор по волонтерам, сейчас она еще руководит и паллиативной помощью. Это люди из первого созыва нашего фонда. Вообще, с нами было очень много людей, просто невозможно всех перечислить. Заранее прошу у всех прощения, кого не назову. Также с нами начинала работать, и до сих пор продолжает помогать фонду Катя Кузьмина, которая стала нашим вторым директором. Мы тогда сняли небольшую комнату в аренду у чёрта на куличиках, на территории какого завода.

Галина Чаликова. Фото предоставлено пресс-службой

И я впервые поняла, что всё это всерьёз, лишь когда впервые увидела наши крафтовые пакеты с синей птичкой.

Кстати, птичка была нашей второй удачей — знаком того, что всё будет хорошо. Откуда она вообще взялась? Я как-то собирала новогодние подарки для подопечных фонда «Подари жизнь» в кофейне вместе с Галечкой, и я ей прихватила в подарок ужасно смешную синюю птичку. К слову, она до сих пор сидит у нас в фонде на шкафу. Когда Галины не стало, мы в её честь стали «Галчонком». А когда решали, как будем выглядеть, взяли за основу именно эту синюю птицу счастья. Логотип — именно такой, каким мы видим его сейчас, — отрисовал художник Петр Пастернак, внук легендарного поэта.

А в третий раз удача улыбнулась нам, когда я поговорила с Чулпан Хаматовой и спросила, каким образом сделать так, чтобы о фонде узнали как можно больше человек? Кто может нам помочь –человек должен быть известен, у него доброе сердце, и он согласился бы делать с нами творческие проекты для привлечения внимания ко всем нашим проблемам. Чулпан посоветовала переговорить с Юлией Пересильд: «Если согласится она, то считай, что согласились все, потому что у этого человека невероятный дар, талант убеждения и красота. А всё вместе — это аргумент невероятно убойной силы, на который невозможно сказать нет». Мы встретились в кафе у Театра Наций. Когда я впервые увидела Юлю, я подумала: «Господи, ей 15 лет! Чем она может мне помочь?!». К слову, так молодо и свежо она выглядит до сих пор. Как оказалось, я зря боялась этого разговора — Юля сразу на всё согласилась. Возможно, она об этом уже пожалела много раз (смеется).

Но тем не менее, случилось третье чудо, а когда все чудеса выстраиваются в парад планет, то получается что у тебя есть правильная идея, и за неё можно бороться. Примерно так и происходило все эти годы — мы наращивали мощности, в том числе фандрайзинговые, нам поступало всё больше и больше заявок от детей. Мы познакомились с большим количеством специалистов по реабилитации, стали формировать экспертный совет. Началась полноценная работа фонда. И снова стали происходить чудеса. Но они уже случались не сами по себе, а потому что мы «пахали» в правильном направлении. Кроме того, основатели фонда – я и Юля Немировская, — включили личный фандрайзинг. Мы и сами довольно хорошо умеем убеждать, что фонду необходимо помогать, поэтому у меня не осталось ни одной подруги, которая не была бы привлечена к делам фонда.

Ольга Журавская и Юлия Немировская. Фото предоставлено пресс-службой

Нам помогало огромное количество людей – назову Татьяну Викторовну Краснову, которую я обожаю. Она – волонтер и большой друг фонда «Подари жизнь» и, главное, мать-основатель, придумщик и координатор благотворительного сообщества «Конвертик для Бога». И вот с этим мощным бэкграундом и репутацией она стала соучредителем фонда, чтобы мы не сломались сразу, а наоборот, перед нами открылись двери. И за это мы ей бесконечно благодарны. Еще назову Катю Кулакову, которая организовывает для нас сборы на Планета.ру на волонтерских началах, и Олю Табунщикову, которая золотым сердцем пишет золотые слова в своём блоге, и после этого мы закрываем сбор на очередного ребёнка.

При такой мощной поддержке у нас просто не было шансов провалиться!

«То, что люди научились просить и получать помощь, – это заслуга сектора»: Татьяна Краснова

 

Отдельно поблагодарю всех актеров Театра Наций, которые безвозмездно выступают на наших спектаклях, и его руководителя Евгения Миронова. Вместе с ними и при личной поддержке Маши Рупасовой, Натальи Волковой, Анастасии Орловой мы сделали потрясающий проект – благотворительный спектакль «СтихоВаренье» на стихи этих замечательных детских писателей. Я им невероятно горжусь, и Юлия Пересильд, режиссёр спектакля, гордится им по праву, потому что благодаря талантливой постановке мы заработали для фонда немыслимо большое количество денег – больше 8 миллионов рублей. Причем мы заработали не на жалости, не на просьбах купить билет, чтобы помочь детям, а на раскрученном творческом продукте, который шел в Москве с аншлагами. Получился отличный спектакль, который этой весной даже включили в программу фестиваля «Черешневый лес».

Помимо спектаклей, у фонда есть свой любимый ежегодный праздник. Где-то на второй год работы фонда я поняла, что нам нужен свой особенный день. Я посмотрела, как это происходит у других фондов, например, у «Подари жизнь» — яркий фестиваль «Игры победителей». Но мне не хотелось состязательности, а наоборот хотелось, чтобы в один день все дети были вместе, были наравне. Таким образом придумали «Галафест» — наш первый фестиваль социализации с элементами инклюзии. Я не знаю детское мероприятие в Москве, которое было бы лучше него.

Ольга Журавская, фото предоставлено пресс-службой

О Галафесте

— И я с тобой соглашусь! Это невероятное пространство раскрепощенности, творчества, дружелюбия и искренности – и все дети там на равных, я это видела своими глазами. Расскажи мне, как это было в первый раз, какая реакция у детей и родителей? Учитывая российские реалии, мне кажется это должно было быть ошеломление, ведь такого у нас до сих пор нет ни у кого!

— Первый Галафест был крохотный, в Саду Баумана. Не обошлось без технических накладок, но открывшая фестиваль моя любимая невероятная группа «Мейделех» сразу создала воспламеняюще-зажигательное настроение, так что трудности нас не испугали. Кроме того, случилось очередное чудо! Все знают дух Рождества, а у нас однозначно есть дух Галафеста. Он просто приходит в условленный день, и вне зависимости от того, успели мы сделать всё задуманное к празднику или нет, он привносит нам радости и волшебства. Уже на первом фестивале он проклюнулся, и нам сразу стало очень хорошо.

Что же касается впечатлений гостей Галафеста. Дети реагировали замечательно — как они всегда реагируют, когда они вместе и им есть чем заняться. В целом людей тогда было немного, и это была сложившаяся тусовка людей, уже общавшихся в соцсетях. Все пришедшие были в определенном смысле единомышленниками, осуждающими разделение детей на какие-то группы и поддерживающими идею, что всем надо жить вместе. И эти люди дружно начали формировать костяк Галафеста, который до сих пор с нами. Половина из них — это волонтеры фонда.

— Тогда легко было привлекать волонтеров? Люди сразу поверили в фонд?

Мне кажется, что волонтерское движение в России до сих пор только набирает обороты, еще нет нужной активности. Но при этом в фонды люди верят. Стоило нам объяснить людям, чем конкретно мы собираемся заняться, как потихонечку они начинали заниматься этим вместе с нами. Каждый предлагал посильную помощь: кто-то жертвовал нам свой самый драгоценный ресурс – время — и куда-то что-то перевозил, кто-то мастерил что-то руками, кто-то помогал привлечь средства. Наверное, нам было легче, потому что нас знали, мы начинали не с чистого листа. Вообще, не знаю точно, почему нам верят люди. Важно, что мы ни разу не предали доверия людей.

Надо понимать, что мы были новички, набивали шишки и даже наступали на грабли, но каждому стартаперу нужно пройти через этот опыт, чтобы потом делать меньше ошибок. К счастью, они касаются только внутренних управленческих решений, но не ключевой деятельности фонда.

Возможно, у нас есть кредит доверия, потому что все знали меня после фонда «Подари жизнь», а также что дух Галочки присутствует в «Галчонке» и мы все — Галочкина команда. Как хорошо написала недавно Катя Гордеева, команда расширилась: Оля Свешникова с Петей сделала фонд «Мой Мио», у нас уже есть детский московский хоспис со стационаром и бригадой детской паллиативной помощи…

О развитии

— Прекрасный текст, я его тоже читала! Он дал мне понимание, какой действительно большой путь пройден за 5 лет. Они пролетели очень быстро, но возвращаться в то время с позиции нынешнего уже страшно.

— Знаешь, в чём можно отмерить пройденный путь? В нашем слогане. Мы начинали с «Каждое зернышко – уже помощь», потому что нам действительно нужно было объяснить, что ни одна копеечка не пропадёт, что всё собранное нами будет передано подопечным. А теперь у нас слоган «Одинаково разные». Из фонда, который оплачивал реабилитации, мы превратились в фонд, который занимается сложнейшими процессами, в частности инклюзивным образованием. Это будущий ответ родителям наших подопечных, где они будут учиться после лечения. Мы, к сожалению, пока в начале этого пути, и всё-таки у нас есть поводы для гордости. Например, мы сейчас будем реализовывать мощнейший проект «Травли. Net.» как первую ступень перед инклюзией — будем приходить в московские школы и разговаривать со школьниками о том, что делать, если ты столкнулся с негативной коммуникацией, с травлей.

— Между этими слоганами ещё был «Главное — не останавливаться!»…

— Да, конечно! Это девиз нашего проекта #этонекоуб, завоевавшего всевозможные призы и медали на конкурсах и фестивалях социальной рекламы, который мы сделали с замечательным агентством MORE. А главное, я потом увидела, что у родителей наших малышей ролик был прямо в закладках на телефоне. То есть они хвастаются достижениями своих детей. Я считаю, MORE сделало самое главное: показало наших ребят такими, какие они есть — стоическими и героическими.

Галафест. Фото предоставлено пресс-службой

О будущем

— Что мы будем делать под девизом «Одинаково разные», какие наши планы?

— Во-первых, мы сейчас занимаемся проектом «Травли. Net.». Во-вторых, в этом году основными проектами будут по-прежнему реабилитация и инклюзия. Но если с тем, как трансформировать в образовательную систему инклюзивную, всё более-менее понятно, то как проинтегрировать наши мысли и идеи и поработать совместно с государственной системой реабилитации, мы пока не знаем и только нащупываем дорогу.

Вообще, мы мечтаем трансформировать отечественную реабилитацию таким образом, чтобы хорошие специалисты оставались работать в государственных реабилитационных центрах.

Чтобы у семьи был свой куратор, который бы вёл их между реабилитациями и отслеживал динамику. Чтобы он помогал родителям коммуницировать с врачами и фондами. И в этом направлении мы работаем и будем работать.

— Из того, что я слышала, упор делается на развитие программ. А как же творческие проекты?

— Мы будем опять интегрировать творческий компонент – теперь к нашему проекту «Травли. Net.». Мы привлекаем огромное количество людей — актеров, музыкантов, писателей — для того, чтобы они приняли участие в проекте «Открытый разговор». Делясь своей историей травли, честно и откровенно. Это нужно для понимания того, что в этой ситуации может оказаться буквально каждый – даже если ты будущая звезда, ты фантастически артистичен и талантлив.

Планов впереди у нас много. Мы понимаем, что нереально обогреть всё человечество, но мы уже в ответе за тех, кого приручили, кому начали помогать. А значит, наш девиз — снова не останавливаться, помочь нашим детям выйти в большой мир. Через реабилитации, помогая им хотя бы частично расширить свои возможности. Через инклюзивные программы, создавая им равные возможности для обучения. Через программу «Травли. Net», борясь с любыми проявлениями дискриминации и неравенства. Наша мечта – чтобы тот хрупкий мир абсолютного счастья, где все дети играют на равных, где все принимают особенности других, выплеснулся за границы нашего фестиваля «Галафест» и воцарился в каждой школе и на каждой детской площадке. И на пути к нашей мечте нас ждут не только трудности, но и много свершений и побед. Я в этом уверена, потому что нам помогают наши друзья, партнеры, волонтеры, наши доноры. С их поддержкой мы горы свернем!

Если вы хотите поддержать фонд, можете присоединиться к кампании «»Галчонок», держи пять!», запущенной в честь 5-летия фонда на собственной краундфандиговой платформе фонда Галчонок HELP

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply